Тяжелый танк ИС-3





Судьба тяжёлого танка ИС-3 далеко не проста и неоднозначна. Хотя его и называли «танком Победы» — именно ему выпала честь пройти поверженным Берлином в совместном военном параде участников антигитлеровской коалиции — однако на поля сражений Великой Отечественной войны он определённо опоздал. О стрелковом, холодном оружии, средствах защиты и другую интересную информацию ищем в соответствующих разделах.




Тяжелый танк ИС-3


В Начало


Судьба тяжёлого танка ИС-3 да­леко не проста и неоднозначна. Хотя его и называли «танком Победы» — именно ему выпала честь пройти поверженным Берлином в совмест­ном военном параде участников ан­тигитлеровской коалиции — однако на поля сражений Великой Отечественной войны он определённо опоз­дал. Более того, предполагалось, что после войны ИС-3 станет осно­вой мощи советских танковых войск, но из-за по-военному сжатых сроков разработки он оказался недорабо­танным, ненадёжным в повседнев­ной эксплуатации и, подвергаясь в 1940 — 1950 гг. постоянным модер­низациям, проводил больше време­ни на ремонтных заводах и базах хранения, чем в боевых частях.

Тяжелый танк ИС-3

Тем не менее, не подлежит сом­нению тот факт, что своими конс­труктивными решениями и оригинальными рациональными формами танк ИС-3 оказал большое влияние на всё послевоенное мировое тан­костроение.

К 1943 г. руководству фашисткой Германии удалось обеспечить пере­вооружение Вермахта. Особенно наглядно это проявилось на примере танковых и противотанковых фор­мирований. Появились новые «тиг­ры», «пантеры», «фердинанды», а противотанковая артиллерия вместо 37-мм и 45-мм орудий, с которыми она вступила в войну против СССР, получила орудия калибра 75 мм и 88 мм. В их боекомплекте, кроме обычных калиберных бронебойных снарядов, уже имелись подкалиберные и кумулятивные. В результате бронепробиваемость немецких про­тивотанковых средств существенно возросла, впервые с начала войны превзойдя уровень бронезащиты тяжёлых танков, состоявших на во­оружении нашей армии.

К тому же изменилась и тактика немецких подразделений, особенно принципы построения тактической обороны. Так, если ещё в 1942 г. оборона подразделений образовы­валась системой опорных пунктов, эшелонированных в глубину всего на 3 — 4 км, то теперь она стала сплошной, а глубина только главной её полосы составила 10 — 15 км.

Печальным следствием этих но­вовведений стали значительные потери, понесённые советскими бронетанковыми войсками в 1944 г. Требовались разработка и принятие на вооружение РККА нового мощно­го танка прорыва.

Такой машиной стал тяжёлый танк ИС-1 («Иосиф Сталин») с 85-мм орудием, принятый на вооружение Постановлением № 4043 Го­сударственного Комитета Обороны от 4 сентября 1943 г., а также ИС-2 с 122-мм орудием, принятый на вооружение Постановлением ГКО №4479 от 31 октября 1943 г.

Танки серии ИС срочно запустили в производство на Челябинском Ки­ровском заводе (ЧКЗ). Потребность в них была так велика, что очеред­ным Постановлением от 27 декабря 1943 г. ГКО обязывал Народный комиссариат танковой промышлен­ности (НКТП) довести производство танков ИС-2 и самоходок на его базе до 300 единиц в месяц.

Однако поспешность в проекти­ровании и доводке, а также лихора­дочная скорость, с которой они ста­вились на серийное производство, негативно сказались на качестве выпускаемых машин. В ходе экс­плуатации ИС-2 выявились сущест­венные конструктивные просчёты. Особенно ненадёжной оказалась трансмиссия — коробка передач, главный фрикцион. Только 40 % выпущенных машин выдержива­ли сдаточные испытания с первого предъявления, остальные военная приёмка заворачивала на дора­ботку. В духе того времени прика­зом по НКТП № 235 от 15 апреля г. даже указывалось, что если качество выпускаемой на ЧКЗ про­дукции не улучшится, то должност­ные лица завода будут привлечены к строгой ответственности.

Чтобы выправить ситуацию и по­высить качество изготавливаемых ИС-2, руководство наркомата пошло на экстраординарные меры — с де­кабря 1943 г. каждый пятидесятый выпущенный танк должен был испытываться сдаточным пробегом на 300 км, а одна машина из месячной программы подвергаться гарантийному пробегу в 1000 км.

8 апреля 1944 г. вышло следу­ющее Постановление ГКО №5583 «Об изготовлении опытного образца нового тяжёлого танка на Кировском заводе», посвящённое вопросам улучшения и модернизации ИС-2.

Кроме низкого качества изготов­ления танков, это постановление было вызвано также необходимос­тью принятия мер по усилению их броневой защиты. В начале 1944 г. анализ боевых повреждений этих машин показал, что литые лобо­вые листы корпусов пробиваются бронебойными снарядами 88-мм пушки «тигров» с дистанции 1000 — 1200 м, а 75-мм снарядами «пан­тер» — с дистанции 900 — 1000 м. Поэтому Главное бронетанковое управление (ГБТУ) потребовало существенно усилить броневую за­щиту ИС-2, чтобы лобовая часть корпуса и башни, а также бортовая броня подбашенной коробки не по­ражались ни с каких дистанций.

Можно сказать, что выход этого Постановления ГКО и есть отправ­ная точка в истории танка, впо­следствии названного ИС-3 («объект 703»), являющегося, по сути, резуль­татом глубокой модернизации ИС-2.

18 апреля НКТП представил пере­чень мероприятий по улучшению ка­чества танков ИС, который включал более двадцати пунктов, основными из которых являлись:

«1.а) Для усиления броневой за­щиты танка заменить существую­ щую литую конструкцию носа танка катаной сварной, обеспечив непро­биваемость его в рабочем положе­нии (танка) бронебойными и подкалиберными снарядами из пушек танков «Пантера» и «Тигр» со всех дистанций.

б) Изменить конструкцию и увели­чить толщину передней части баш­ни, сделав её равнопрочной с носо­вой частью.

  • Обеспечить уплотнение кормо­вого листа.
  • Изменить боеукладку.
  • Установить крупнокалиберный пулемёт для стрельбы по зенитным целям.
  • Установить подшипники каче­ния цапф пушки.
  • Убрать топливные баки из от­деления управления.
  • Усилить главный фрикцион».

В соответствии с этим докумен­том, совместным приказом наркома танковой промышленности и командующего бронетанковыми войсками за № 333с/083с от 19 мая 1944 г. руководство ЧКЗ обязывалось про­вести работы по внесению в конс­трукцию танка ИС-2 необходимых улучшений, к 25 июня собрать два опытных образца модернизирован­ного танка и две улучшенные само­ходки ИСУ-152 на его базе с внесе­нием в агрегаты этих машин всех предусмотренных изменений. Ве­дущим инженером проекта модер­низированного ИС-2 был назначен М.Балжи.

Тяжелый танк ИС-2 со спрямленным лобовым листом корпусаТяжелый танк ИС-2 со спрямленным лобовым листом корпуса, установленным под углом 600, что существенно повышало бронестойкость танка

В работе по усилению защиты танка конструкторы ЧКЗ опирались на рекомендации ЦНИИ-48, зани­мавшегося тогда вопросами броне- защиты, принятые с учётом требо­ваний военных, с одной стороны, и технологических возможностей за­водов — с другой. Предложенный ЦНИИ-48 вариант усиления носовой части корпуса реализовали срав­нительно просто, заменив литую деталь на такую же, но из катаной брони толщиной 90 мм, поставив её с наклоном 60°.. Однако башня радикальному усилению бронезащиты — без резкого увеличения её массы — не поддавалась. Она была изначально спроектирована и урав­новешена для установки 85-мм пуш­ки, а в ней требовалось разместить гораздо более тяжёлую — 122-мм. Пришлось башню проектировать за­ново.

Соответственно основными ме­роприятиями, осуществлёнными в процессе усиления бронезащиты модернизированного ИС-2, стали:

- замена литой конструкции носа танка на спрямлённую сварную из катаных листов толщиной 90 — 100 мм;

- утолщение передней части подбашенной коробки до 130 мм;

- изменение конструкции и уве­личение толщины брони передней части башни для обеспечения её равной прочности с передней час­тью корпуса.

Модернизированный танк оснас­тили двигателем В-11 мощностью 625 л.с., соответственно перепроек­тировав системы выхлопа, охлажде­ния, смазки; изменили конструкцию главного фрикциона. Для снижения пожароопастности топливные баки перенесли из отделения управления в моторно-трансмиссионное. Всего в общей сложности в конструкцию модернизированного ИС-2, по срав­нению с серийной машиной, внес­ли тринадцать существенных изме­нений.

Работы по проектированию и сборке модернизированного ИС-2 шли медленно. Срок поставки опыт­ных образцов — 25 июня 1944 г. — был сорван. Главной причиной стало то, что основное внимание руководство ЧКЗ уделяло построй­ке опытного образца собствен­ного тяжёлого танка — «объекта 701», технический проект которого был представлен в ГБТУ в марте того же года. Впоследствии имен­но этот объект получил индекс ИС-4.

Во второй половине августа чер­тежи модернизированного ИС-2 направили, наконец, в ГБТУ. Полу­чив положительное заключение, 2 сентября начали сборку первой машины. 28 октября её предъявили военной приёмке и отправили на за­водской полигон. Там она соверши­ла первый испытательный пробег, прерванный поломкой — потекло масло из коробки передач. После ремонта начались 1000-километро вые заводские ходовые испытания, которые из-за аварии 18 ноября так­же пришлось прервать.

Тяжелый танк "Объект 701", позднее получивший индекс ИС-4
Тяжелый танк "Объект 701" конструкторского бюро Челябинского Кировского завода, позднее получивший индекс ИС-4

Было понятно, что доводка ма­шины может занять много времени. Дело в том, что конструкторы ЧКЗ внесли в её конструкцию немало существенных изменений, не успев провести тщательную отработку и испытания новых узлов, а также анализ их взаимодействия. При­шлось отказаться от изменений в силовой установке, ходовой части, трансмиссии. Тем более, что во­енных вполне устраивали подвиж­ность и манёвренность танка с дви­гателем 520 л.с.

Следующий опытный экземпляр танка ИС-2 был сдан Челябинским заводом 25 ноября 1944 г. В доку­ментах военной приёмки он получил обозначение «Образец А», а на за­воде — «Кировец 1». В ходе даль­нейших испытаний приказом Коман­дующего БТ и MB КА танк получил наименование «тяжёлый танк ИС-3 (образец №1)».

Тактико технические характеристики танка «КИРОВЕЦ-1» 
 Боевая масса, кг  47 500
Экипаж, чел. 4
Габаритные размеры
- длина, мм

10 170 (с пушкой назад — 8200)

- ширина , мм 3 300
- высота , мм 2 430
- клиренс , мм 400
Вооружение 122-мм пушка Д-25Т образца 1943 г., спаренный 7,62-мм пулемет ДТ
Боекомплект 30 выстрелов, 20 дисков патронов калибра 7,62 мм
Бронирование мм/град.: 
- нижний лобовой лист  90/60
- верхний лобовой лист  120/60
- борт 100/0
- боковые листы днища  20/60 
- днище  20/90
- нижний кормовой лист  60/40
- верхний кормовой лист  60/50
- башня  170 — 120 — 90 — 175/50 — 58 — 15
Двигатель

дизельный В-11, 12-цилиндровый, водяного охлаждения;

мощность 520 л. с.

Средняя скорость, км/ч по шоссе — 80, по просёлку — 30
Запас хода, км по шоссе — 200, по просёлку — 160
Емкость топливных баков, л. 500
Ширина колеи, мм 2640
Среднее удельное давление на грунт, кг/см2 0,89
Средства связи радиостанция 10-РК, переговорное устройство ТПУ-4-Бис-Ф
Опытный экземпляр тяжелого танка "Кировец-1" ("Образец А")
Опытный экземпляр тяжелого танка "Кировец-1" ("Образец А") Разработанный на ЧКЗ.

ИС-3 имел целый ряд отличий от предыдущей машины. Его корпус полностью сваривался из катаных броневых листов и не имел литых броневых деталей. Днище — коры­тообразной формы, а борта — составные из сваренных вместе ниж­ней и верхней вертикальных частей. Верхний носовой лист толщиной 120 мм и нижний толщиной 90 мм располагались под углом 60° к вер­тикали. Кормовая часть изготавли­валась из листов толщиной 40 — 60 мм, а крыша корпуса — из 20-мм. Подбор толщин и рациональных углов наклона броневых листов де­лали корпус практически неуязви­мым для всех калибров противотан­ковой артиллерии противника и его танковых пушек.

Главная особенность проекта — приплюснутая башня, разработан­ная конструктором Г.Кручёных, — совершенно оригинальное техни­ческое решение в мировом танко­строении. Рациональная внутрен­няя компоновка новой башни, вы­полненной в виде шарового сегмен­та, позволяла без значительного повышения масса увеличить толщи­ну брони. Она отливалась единой деталью. Кроме того, большие углы наклона стенок заставляли проти­вотанковые снаряды рикошетиро­вать.

Толщина борта её передней час­ти достигала 170 мм, а в некоторых местах доходила до 360 мм. Крыша башни состояла из двух 30-мм лис­тов: передний был сделан съёмным для обеспечения монтажа пушки, задний имел посадочный люк.

К недостаткам конструкции баш­ни можно отнести отсутствие ко­мандирской башенки, из-за этого командир располагал только одним перископическим смотровым прибо­ром в поворотной крышке специаль­ного люка.

На вооружении ИС-3 осталась 122-мм танковая пушка Д-25 и спа­ренный с ней 7,62-мм ДТ. От кормового башенного пулемёта, стояв­шего прежде на танке, отказались. Весь боекомплект укладывался в башне и корпусе танка.

В ИС-2 трансмиссия не справля­лась с передачей возросшей мощ­ности и нередко выходила из строя. Поэтому её конструкция подверг­лась изменениям для повышения надёжности работы — увеличили число дисков главного фрикциона, усилили крепление коробки пере­дач к корпусу, изменили соединения планетарных механизмов поворота с коробкой передач и бортовыми редукторами.

16 декабря 1944 г. танк был офи­циально передан на государствен­ные испытания, которые прошли с 18 по 24 декабря на полигоне НИИБТ. В отчёте по их результатам отмечалось, что обстрел корпуса новой машины выявил существен­но более высокую бронестойкость по сравнению с корпусом ИС-2, а модернизированный образец реко­мендуется для принятия на воору­жение.

Получив информацию об испы­таниях «Кировца», главный конс­труктор Опытного завода Ж.Котин незамедлительно подготовил соб­ственный вариант танка, базиро­вавшийся на разработках своего завода и ЦНИИ-48 по «объектам 244, 245, 248», и представил в де­кабре 1944 г. в Наркомат танковой промышленности свой совместный проект по модернизации броневой защиты ИС-2, основываясь на ори­гинальной форме носовой части корпуса.

Дело в том, что конструкто­ры Опытного завода Г.Москвин и В.Таротько, отвечавшие за разра­ботку броневой защиты, спроекти­ровали верхнюю лобовую часть ма­шины из двух сильно наклонённых и скошенных к бортам броневых лис­тов. Сверху они накрывались тре­угольной крышей, наклонённой под небольшим углом. Такой трёхскат­ный вытянутый вперед клин получил у конструкторов название «нос с горбинкой», или «щучий нос». Нуж­но отметить, что в обоих проектах технология изготовления корпусов предусматривала полностью авто­матическую сварку.

Опытный экземпляр ИС-3 ("Образец-2")
Опытный экземпляр ИС-3 ("Образец-2")

Теперь в НКТП имелось два са­мостоятельных проекта танка ИС.

Один вариант представили дирек­тор ЧКЗ И.Зальцман и главный конс­труктор Н.Духов, другой — Ж.Котин. Московский филиал ЦНИИ-48 про­вёл сравнительный анализ. В его отчёте отмечалось, что оба проекта имеют свои преимущества, но наи­более оптимальным решением в улучшении бронезащиты танка ИС-2 будет создание такой конструкции, в которой в максимальной степени использовались бы достоинства и того и другого.

Для этого необходимо:

- носовую часть корпуса вы­полнить по типу «щучий нос», предложенному Опытным заводом №100;

- днище корпуса принять по конструкции Кировского завода — «корытообразным»;

- башню разработать таким образом, чтобы в её поперечном сечении был использован принцип Кировского завода (куполообразная форма), а в горизонтальных сече­ниях — принцип башни Опытного завода №100 (сечение, близкое к эллипсу).

Руководство НКТП приняло ре­шение, согласно которому новый танк должен был стать синтезом обеих моделей. Проект такого тяжё­лого танка на базе ИС-2 поручили разработать Кировскому заводу. 16 декабря 1944 г. вышел приказ НКТП №729, который определил ход дальнейшей работы по созданию нового танка. Индекс «Кировец-1» теперь присвоили ему официально.

По этому приказу восемь таких машин требовалось собрать уже к 25 января 1945 г., ещё два корпуса и две башни предназначались для испытаний обстрелом.

Появился «коллективный» вари­ант танка — плод конструкторского труда двух коллективов танкостро­ителей. До образования Опытного завода № 100 основной состав его конструкторов работал в штате ЧКЗ и только позднее был постепенно переведён на Опытный завод.

И.В.Сталин всегда внимательно следил за состоянием дел в тан­ковой промышленности, поэтому нарком В.Малышев обратился с письмом к Верховному Главноко­мандующему. Он приводил обосно­вание разработки нового тяжёлого танка и описывал его преимущества перед ИС-2, утверждая, что «пред­ложения советских конструкторов дают возможность создать тяжёлый танк в массе ИС-2 и, в то же время, повысить его бронестойкость в два с лишним раза против существующего танка ИС-2. Корпус нового тяжёлого танка не будет пробиваться наибо­лее мощной танковой и противотан­ковой артиллерией противника при стрельбе с самых близких дистан­ций в лоб танка и башни и в борта при курсовых углах маневрирова­ния танка к противнику до 60 гра­дусов». Ознакомившись с письмом, И.В.Сталин дал своё согласие.

Однако сроки, оговоренные в при­казе №729, были сорваны. Только к 12 февраля ЧКЗ удалось завершить сборку двух бронекорпусов (№2 и №3), которые отправили в Кубинку для испытаний обстрелом. А пер­вый полностью готовый и принятый военной приёмкой ИС-3 (образец №2), получивший заводское обозна­чение «объект 703», ушёл с завода на полигон 20 февраля.

Испытания проводились в НИИТБ с 23 марта по 11 апреля. По их ре­зультатам комиссия составила от­чет и акт, в котором рекомендовала ИС-3 (образец №2) для постанов­ки на производство на Челябин­ском Кировском заводе. В проекте Постановления ГКО предусматри­валось:

«1  Принятие на вооружение Красной Армии нового тяжёлого танка Кировского завода «Маршал Сталин».

Присвоение новому танку име­ни «Маршал Сталин». Начало серийного производст­ва танков «Маршал Сталин» пред­лагается начать в апреле месяце выпуском 25 штук, в мае — 100 штук и в июне — 250 штук, то есть полностью перейти на выпуск тан­ков «Маршал Сталин» вместо тан­ков ИС. Серийное производство танков «Маршал Сталин» будет осущест­вляться по 500 штук в месяц».

29 марта 1945 г. вышло подписан­ное И.В.Сталиным Постановление ГКО №7950 «О модернизации тяжё­лого танка ИС-2»:

«1. Принять предложение НКТП т. Малышева и зам. командующего БТ и MB КА т. Коробкова о приня­тии на вооружение КА танка ИС-3 конструкции Кировского завода НКТП.

2. Обязать НКТП (т. Малышева) и директора Кировского завода (т. Зальцмана) устранить недостат­ки, отмеченные в отчёте по испыта­нию танка ИС-3 до организации его серийного производства».

Об изменении названия танка на «Маршал Сталин» в Постановле­нии не упоминалось, так что можно предполагать, что вождю новое на­звание не понравилось.

Приказ «Об утверждении техни­ческой документации на танк ИС-3» начальник ТУ ГБТУ А.Благонравов подписал 21 мая, уже после капиту­ляции Германии.

До конца 1945 г. выпустили 1705 танков ИС-3, причём параллельно с ними продолжалось производство и танков ИС-2. Серийное производст­во ИС-3 закончилось в конце июля 1946 г. Всего за этот период было построено 2305 единиц.

В 1945 г. Н.Духову за заслуги в со­здании тяжёлого танка ИС-3 присво­или внеочередное звание инженер- генерал-майора, он был награждён орденом Суворова, а вскоре по­лучил и звание Героя Советского Союза с вручением Золотой Звезды и ордена Ленина. В 1946 г. Н.Духов, М.Балжи, инженеры Г.Кручёных (от­ветственный за внутреннюю ком­поновку танка ИС-3), В.Таротько и Г.Москвин (разработчики схемы бро­нирования) за проектирование ИС-3 также удостоились государственных наград.

Конструкция тяжёлого танка ИС-3

При компоновке танка ИС-3 конс­трукторы руководствовались кон­цепцией расположения броневых плит под большими углами наклона к вертикали, которую в СССР впер­вые применили при создании танка Т-34, а затем активно использовали и при разработке последующих со­ветских бронемашин.

Конструкция его корпуса не име­ла аналогов в мировом танкостро­ении. Лобовые листы устанавли­вались в форме «щучьего носа» с двойным наклоном. Верхней части борта придавался обратный на­клон для уменьшения бронепробиваемости и для возможности размещения на крыше широкого погона башни. Днище корытообраз­ной формы позволило уменьшить общую площадь поверхности кор­пуса и за счёт сэкономленной мас­сы усилить бронезащиту в других местах, кроме того, благодаря та­кой форме повысилась его проч­ность.

Литая башня ИС-3 имела совер­шенную для того времени форму приплюснутой полусферы с боль­шой толщиной стенок, в которую была удачно вписана маска орудия. Благодаря такой невысокой башне, танк стал на 280 мм ниже.

В отличие от ИС-2, в котором бое­запас хранился в большой башенной нише, на ИС-3 его разместили на стенках башни.

"Ходовой" экземпляр танка ИС-3
"Ходовой" экземпляр танка ИС-3

К общим недостаткам танка ИС-3 можно было бы отнести, например, большую трудоёмкость его изготов­ления (стоимость одной машины составляла тогда 350 ООО руб.), тес­ноту в боевом отделении — внутрен­ний объём машины составлял всего 11,6 м3, низкую скорострельность орудия Д-25Т, хотя для её повыше­ния органы управления башней про­дублировали на местах наводчика и командира танка.

ИС-3 имел классическую ком­поновку с задним расположением МТО.

Корпус танка изготавливали из прокатанных бронеплит, соединён­ных электросваркой. Крышу над моторным отделением поставили съёмную, с броневой решёткой для засасывания воздуха. Для доступа к двигателю в крыше спроектирова­ли закрывающийся люк, а средний кормовой лист сделали откидным. Над трансмиссионным отделением разместили броневую воздушную решётку.

Внутренний объём корпуса раз­делили металлической перегород­кой на боевое отделение с постом управления и силовое отделение. Сиденье механика-водителя распо­ложили по продольной оси маши­ны; оно регулировалось по высоте и имело спинку. Над сиденьем на­ходился треугольный люк со сдви­гающейся в сторону крышкой, в которую вмонтировали смотровой прибор внешнего обзора. Перед тем как открыть люк, прибор необходи­мо было снимать.

Около сиденья размещались органы управления танком: педаль главного фрикциона, педаль аксе­лератора, два рычага управления планетарными механизмами разворота, рычаг переключения передач и рычаг редуктора, а также две акку­муляторные батареи. Перед местом механика-водителя находились кон­трольно-измерительные приборы и два баллона со сжатым воздухом, предназначенные для аварийного пуска двигателя.

В боевом отделении располага­лись сиденья заряжающего, навод­чика и командира танка. На днище находились сервомеханизм главно­го фрикциона и вращающееся кон­тактное устройство (ВКУ), там же стояла ещё одна аккумуляторная батарея.

Башня ИС-3 имела форму приплюснутой полусферы с толщиной стенок 100 - 250 мм
Башня ИС-3 имела форму приплюснутой полусферы с толщиной стенок 100 - 250 мм

Литая башня имела сферическую форму. В её верхней части — боль­шой овальный люк, закрываемый двумя крышками. В правой из них был установлен смотровой прибор заряжающего МК-4, в левой крыш­ке — командирского люка наблюде­ния — смотровой прибор командира (также МК-4), но с кнопкой управ­ления вращением башни. Оба при­бора предназначались для наблю­дения за местностью, определения дальности до цели, целеуказания и корректировки огня.

Башня ИС-3
Башня ИС-3. Хорошо видна мощная маска орудия, треугольный люк водителя со сдвигающейся крышкой, фара, звуковой сигнал

Командирской башенки на ИС-3 не было. Хотя это трудно объяс­нимо, так как ко времени проекти­рования ИС-3 все советские танки уже имели командирскую башенку, необходимость которой для полно­ценного наблюдения командиром за полем боя считалась общепризнан­ной. Практика показывала, что её отсутствие не могут компенсировать даже самые удачные по конструкции перископы кругового обзора.

Для наводчика в верхней части башни, с левой стороны, имелся ещё один прибор МК-4.

На вооружении танка находилась 122-мм пушка Д-25Т образца 1943 г. с длиной ствола 48 калибров. Она имела двухкамерный дульный тор­моз и горизонтальный клиновой за­твор с полуавтоматикой механичес­кого типа.

Стрельба из пушки велась прямой наводкой с использованием телескопического шарнирного прицела TLU-17, а также и с закрытых пози­ций при помощи бокового уровня, угломерного круга и того же прицела TLU-17. Дальность действительного огня по танкам и самоходным установкам — до 2000 м, по артил­лерийским батареям — до 2500 м, по отдельным орудиям — до 1200 м, по колоннам и скоплениям войск — до 3000 — 4000 м. Дальность вы­стрела прямой наводкой — 1100 м. Практическая скорострельность — 2 — 3 выстр./мин.

Боеприпасы использовали раз­дельного заряжания следующих типов: осколочно-фугасные ОФ-471 и ОФ-471 Н, бронебойные Б-471, БР-471 и БР-471Б. Они были унифи­цированы с боеприпасами 122-мм пушек А-19 образца 1937 г. Масса снарядов — 25 кг, начальная ско­рость— 781 м/с. С дистанции 1000 м бронебойный снаряд пробивал бро­ню толщиной 150 мм.

Боекомплект пушки состоял из 28 выстрелов, в том числе: 18 оско­лочно-фугасных и 10 бронебойных. Укладки, предназначенные для раз­мещения бронебойных снарядов, окрашивались в чёрный цвет, дру­гие — в серо-стальной.

Наведение пушки на цель в го­ризонтальной плоскости осущест­влялось вращением башни с по­мощью планетарного механизма поворота, с электрическим и руч­ным бесступенчатым приводами. Максимальная скорость поворота — 12 град./с. Электропривод обору­довался системой командирского управления; командир мог, удержи­вая цель в поле зрения своего смот­рового прибора, нажать на кнопку и повернуть башню в заданном на­правлении по кратчайшему пути. При совпадении линии визирования с осью канала ствола башня оста­навливалась. Вертикальную навод­ку пушки на цель производил навод­чик ручным механизмом.

С пушкой был спарен 7,62-мм пу­лемёт ДТ, который использовался на всех типах советских танков и представлял собой танковый вари­ант пулемёта В.Дегтярёва. Масса пулемёта — 8,35 кг, скорострель­ность — 100 выстр./мин., начальная скорость пули — 840 м/с, ёмкость магазина — 63 патрона. В бое­комплект входили 12 магазинов патронов калибра 7,62 мм. Они укладывались следующим образом: шесть — на днище башни, два — на крышках задних блоков укладки снарядов, четыре — на подкрылочных листах в передней части боево­го отделения.

Для поражения воздушных и наземных целей на башне устано­вили крупнокалиберный 12,7-мм пулемёт ДШК образца 1938 г. (или пулемёт ДШКМ образца 1938/г.), имевший следующие ТТХ: масса — 34,5 кг, практическая ско­рострельность — 80 выстр./мин, максимальная дальность ведения огня — 7000 м, эффективная даль­ность огня — 3500 м, масса пули — 48 г, начальная скорость пули — 835 м/с, ёмкость ленты — 50 пат­ронов. Стрельба велась с помощью коллиматорного прицела К8-Т, обес­печивающего ведение прицельного огня по целям, движущимся со ско­ростью 400 км/ч на высоте 400 м. Боезапас — 250 патронов. Каждая патронная лента укладывалась в магазин-коробку. В танке находилось пять таких магазинов-коробок.

Схема размещения боекомплекта в танке ИС-3

Схема размещения боекомплекта в танке ИС-3.
1 - укладка на 23 снаряда; 2,6 - укладки на две гильзы; 3 - вертикальная укладка бронеснаряда;
4,7,21 - магазины к пулеметам ДТ; 5 - укладка на четыре гильзы на полу боевого отделения;
8,12,16,18 - магазины к пулемету ДШК; 9 - укладка бронеснаряда; 10 - одноместная укладка снаряда;
11 - одноместная укладка магазина к пулемету ДТ; 13 - укладка на семь гильз; 14,19 - одноместная укладка бронеснарядов;
15 - укладка на пять гильз; 17 - одноместная гильзовая укладка; 20 - правая укладка на семь гильз

В боекомплект ИС-3 также входи­ли 25 гранат Ф-1 или РГ-42. Кроме того, в распоряжении экипажа име­лось два пистолета-пулемёта ППС калибра 7,62 мм и 1000 патронов к ним.

В силовом отделении установили 12-цилиндровый дизельный дви­гатель В-11-ИС-3, четырёхтактный с рабочим объёмом 38 880 см3 и максимальной мощностью 520 л.с. при 2200 об/мин, который, по сути дела, являлся усовершенствован­ным двигателем В-2К, лишь с неко­торыми изменениями, повышающи­ми надёжность его работы. Запуск двигателя осуществлялся элект­ростартёром СТ-700 или сжатым воздухом из двух баллонов ёмко­стью по 5 л каждый.

В моторном отделении слева и справа от двигателя располагались четыре основных топливных бака коробчатой формы, сварные из лис­тового железа, общей ёмкостью 450 л. Ещё четыре дополнительных бака — цилиндрических — постави­ли на корме. Они были также вклю­чены в систему питания. Ёмкостью каждого — 90 л.

В кормовой части танка находи­лось трансмиссионное отделение, где располагались главный фрикци­он, коробка передач, планетарные механизмы разворота, тормоза и бортовые передачи. В надмоторной бронеплите имелся люк, открыва­ющий доступ к двигателю, и венти­ляционные окна. Сама плита крепи­лась на болтах, что позволяло при необходимости её снимать. Кроме того, доступ в силовое отделение облегчали два круглых кормовых люка.

Система охлаждения двигателя — жидкостная, с принудительной цир­куляцией. Приток охлаждающего воздуха к радиаторам обеспечи­вался специальным вентилятором. При этом воздух охлаждал не толь­ко радиаторы, но и нагревающиеся узлы силовой установки. В систему охлаждения был встроен котёл для подогрева охлаждающей жидкости в зимнее время.

Воздух, поступающий в цилиндры двигателя, очищался воздухоочис­тителями «Мультициклон».

Силовая передача — механи­ческая. Главный фрикцион — многодисковый, сухой, сталь по асбобакелиту. Коробка передач —восьмискоростная, с демультипли­катором. Двухступенчатые плане­тарные механизмы поворота распо­лагались на концах главного вала коробки передач. Блокировочные фрикционы планетарных механиз­мов поворота — многодисковые, су­хие, сталь по стали. Тормоза — пла­вающие, ленточные, чугун по стали. Бортовые передачи — понижающие редукторы с шестерёнчатым и пла­нетарным рядом.

Ходовая часть танка

Ходовая часть танка ИС-3
1 - блок подвески; 2,10 - гусеницы; 3 - торсионные валы; 4 - кривошип; 5 - механизм натяжения; 6 - упор;
7 - кольцо поддерживающего катка; 8 - балансир; 9 - поддерживающий каток; 11 - опорный каток; 12 - ведущее колесо

Подвеска танка ИС-3 — независи­мая, торсионная из 12 балансиров, 12 торсионных валов, 12 кронштей­нов и восьми упоров. Ходовая часть танка состояла из шести пар литых опорных катков. Направляющие колёса находились в передней час­ти танка, зубчатые ведущие колёса располагались на корме. Каждая гусеница состояла из 86 литых или штампованных траков (минималь­ное число траков — 79), из которых 43 выполнялись с гребнем и 43 — без гребня. Они чередовались меж­ду собой и шарнирно соединялись пальцами. Гусеничная цепь могла также собираться из одних гребне­ вых траков. Шаг трака — 160 мм, ширина — 650 мм. Верхняя часть гусениц лежала на трёх поддержи­вающих катках, которые имели диаметр меньший, чем опорные катки.

Ведущее колесо и опорные катки
Ведущее колесо и опорные катки

Система электрооборудования была выполнена по однопроводной схеме с рабочим напряжением 24 В. Источники питания — генера­тор мощностью 1500 Вт и четыре аккумуляторные батареи.

Инструменты и ЗИП хранились вдоль бортов корпуса в нишах меж­ду главной бронёй и листовыми за­слонками. Спереди и сзади на корпусе имелись буксирные гаки, а на башне — поручни и скобы, служа­щие для крепления брезента, круп­нокалиберного пулемёта, буксирных тросов и т.п. Снаружи устанавлива­лись клаксон, фара и небольшие га­баритные огни.

Тактико технические характеристики танка «ИС-3» (образца 1945 г) 
 Боевая масса, кг  45 800 — 46 500
Экипаж, чел. 4
Габаритные размеры
- длина, мм

9850

- ширина , мм 3 200
- высота , мм 2 450
- клиренс , мм 430-460
Вооружение

122-мм пушка Д-25Т образца 1943 г., спаренный 7,62-мм пулемёт ДТ, 12,7-мм зенитный пу­лемёт ДШК;

горизонтальный сектор обстрела орудия — круговой, вертикальные углы наводки — 2° — 19°,

скорость вращения башни 8 — 12 град./с (электрический и ручной приводы)

Боекомплект

25 — 28 выстрелов, 250 патронов (5 лент) калибра 12,7 мм, 756 патронов (12 магазинов) калибра 7,62 мм,

1000 патронов к пистолету-пулемёту ППС, 25 ручных гранат Ф-1 или РГ-42, две дымовые шашки МДШ

Двигатель

дизель В-11,12-цилиндровый, V-образный, четырёхтактный, жидкостного охлаждения;

диаметр цилиндров — 150 мм, ход поршня — 180 — 186,7 мм; рабочий объём — 38 880 см3,

мощность — 520 л.с. при 1800 об/мин, масса двигателя — 900 кг.

Средняя скорость, км/ч 40
Запас хода, км по шоссе — 185, по просёлку — 95
Емкость топливных баков, л. основные баки — 425, дополнительные баки — 360
Ширина колеи, мм 2500
Среднее удельное давление на грунт, кг/см2 0,89
Средства связи радиостанция 10-РК-26, ТПУ-4-бисФ
Тяжелый танк ИС-3 выпуска 1945 г.
Тяжелый танк ИС-3 выпуска 1945 г.

Боевое применение танков ИС-3

Военную карьеру танка ИС-3 нель­зя назвать успешной и разнообраз­ной. Повоевать во время Второй мировой ИС-3 так и не пришлось, но его первый выход на «сцену» был очень эффектным. 7 сентября

г. в Берлине состоялся боль­шой военный парад в честь оконча­ния войны. В параде участвовали отряды оккупационных войск СССР, США, Англии и Франции. На почёт­ной трибуне присутствовали главно­командующий советскими оккупаци­онными войсками маршал Г.Жуков, командующий 3-й американской армии генерал Джордж С. Паттон, другие высшие офицеры союзни­ков. По расчищенному от завалов Шарлоттенбургскому шоссе про­шли колонны бронетехники. Пер­выми двигались 32 лёгких аме­риканских танка М24 «Чаффи» и 16 бронеавтомобилей М8 из 705-го танкового батальона армии США, за ними — французские танки, бронетранспортёры и бронеавто­мобили. Английские бронетанко­вые войска были представлены машинами 7-й танковой дивизии — танка «Комета» и 30 бронеавто­мобилей.

Завершали парад советские тяжё­лые танки совершенно неизвестного союзникам типа, вооружённые пуш­ками большого калибра. Это были ИС-3. Колонна состояла из 52 ма­шин — сводный отряд, созданный на базе 71-го гвардейского полка тяжёлых танков 2-й гвардейской танковой армии.

На родине ИС-3 впервые были продемонстрированы на военном параде в Москве 1 мая 1946 г.

В отличие от своего предшествен­ника — ИС-2, который широко ис­пользовался армиями многих стран мира, ИС-3 экспортировался за рубеж в очень ограниченных коли­чествах. Вскоре после окончания войны Польше передали две маши­ны (серийные номера 703.604А81 и 703.605А58) для ознакомления с конструкцией и подготовки инструк­торов. Вероятно, предполагалось, что Войско Польское примет танк ИС-3 на вооружение.

Первый из этих двух танков по­пал в Офицерскую школу танковых войск в Познани. В течение многих лет машина служила для подготов­ки курсантов, а затем заняла место в экспозиции музея Высшей шко­лы танковых войск им. С. Чарнецкого.

Второй экземпляр направили в Военно-техническую академию в Варшаве, где его использовали в ка­честве учебного пособия при подго­товке военных инженеров. В1950-х гг. этот ИС-3 часто принимал учас­тие в военных парадах. В начале 1970-х гг. танк отвезли на полигон в Ожише. Там, частично разукомп­лектованный, он почти двадцать лет использовался в качестве наблюда­тельного пункта. В начале 1990-х гг. машину доставили обратно в Вар­шаву. Теперь этот танк хранится в экспозиции Музея тяжёлого воору­жения Войска Польского в Чернкувском форте.

Один ИС-3 направили в Че­хословакию. Первое время танк участвовал в военных парадах. Ныне экспонируется в Пражском во­енном музее.

Значительно большее количество ИС-3 получила КНДР. В 1960-е гг. в двух северокорейских танковых ди­визиях находилось по одному полку тяжёлых танков.

Впервые участие в боевых дейст­виях ИС-3 приняли в 1956 г. в со­ставе советского Особого корпуса при оказании Венгрии военной по­мощи силами стран Варшавского Договора.

27 сентября 1955 г. между СССР и Египтом было подписано соглаше­ние о поставках советского оружия для оснащения египетской армии.

К лету 1956 г. взятые нами обяза­тельства были выполнены. Кроме танков Т-34-85, самоходных уста­новок СУ-100, бронетранспортёров БТР-152 египтяне получили партию танков ИС-3 (сообщалось о 25 еди­ницах). 23 июня того же года на воен­ном параде в Каире в честь наци­онального праздника «Дня Неза­висимости» прошли и тяжёлые ИС-3.

После того, как 26 июля 1956 г. президент Египта Гамаль Абдель Насер объявил о национализации Суэцкого канала и ввёл в зону кана­ла египетские войска, на Ближнем Востоке «запахло порохом». 5 но­ября англо-французские соедине­ния провели десантную операцию «Мушкетёр», в результате которой был захвачен Порт-Саид и проведён рейд в глубь территории Египта вдоль Суэцкого канала.

Планируя операцию, объединён­ное командование считалось с на­личием у египтян ИС-3. В состав ударной группировки специально ввели 6-й танковый полк с танка­ми «Центурион», вооружёнными 20-фунтовыми пушками, поскольку мощность пехотной противотанко­вой 17-фунтовой пушки против ИС-3 была признана недостаточной. Анг­лийские экипажи прошли даже до­полнительную подготовку, которой руководил полковник Э.Оффорд из Экспериментального отдела извест­ного Центра в Бовингтоне. Одна­ко опасения англичан и французов оказались тогда напрасны — в зоне боевых действий ИС-3 не оказа­лось. Вероятно, египтяне держали их в резерве, да и экипажи их были ещё недостаточно обучены.

Поставки танков ИС-3 в Египет продолжались в 1962 — 1967 гг. Всего сюда было отправлено более 100 машин. Вместе с ними прибыли и советские инструкторы, а египет­ские офицеры проходили подготов­ку на специальных курсах, организо­ванных в Академии танковых войск в Москве.

Танки ИС-3 считались в египет­ской армии мощными машинами поддержки и составляли парк не­скольких танковых батальонов (по 20 — 30 единиц в каждом). Баталь­оны придавались пехотным и мо­торизованным дивизиям, а также некоторым танковым бригадам, вхо­дящим в состав танковой дивизии. Так, батальон ИС-3 входил в состав 7-й пехотной дивизии, занимавшей оборону на рубеже Хан Юнис — Ра- фах. Ещё 60 танков имела в своём составе 125-я танковая бригада, позиции которой находились близ Эль-Кунтиллы.

5 июня 1967 г. Израиль начал на Синайском полуострове бое­вые действия, вошедшие в исто­рию как «Шестидневная война». Главную роль в наземных сраже­ниях тогда сыграли танковые и ме­ханизированные войска Израиля, основу которых составляли аме­риканские танки М48 «Паттон III». Изначально они были вооружены пушками калибра 90 мм, но часть машин израильтяне успели перево­оружить 105-мм.

Танк ИС-3 в атаке
Танк ИС-3 в атаке

Израильские танкисты считались с угрозой, исходящей от тяжёлых египетских танков, вооружённых мощными пушками и защищённых толстой броней. Однако в условиях манёвренного боя ИС-3, как ока­залось, проигрывали более совре­менным танкам израильтян. Сказы­вались низкий темп ведения огня и устаревшая прицельная система 1940-х гг., которая позволяла вести огонь на поражение только во время остановок, в то время как на М48А2 стояли оптический прицел-дальномер и двухплоскостной стабилиза­тор.

Израильские пехотные и воздушно-десантные части сталкивались со значительными трудностями во время боев с ИС-3, поскольку ни базуки, ни другое противотанковое вооружение израильской армии не могло пробить их лобовую броню. Многие израильские танки, особен­но различные модификации «Шер­мана», также не могли успешно противостоять ИС-3. Особенно эф­фективно действовали египетские машины из засады.

Только более современные танки, например М48А2 «Паттон», могли с трудом поразить ИС-3 на нормаль­ных боевых дистанциях.

Встретиться с ИС-3 израильтянам пришлось уже в первый день войны в ходе штурма Рафахского укреплённого района. Здесь египетская армия создала мощный оборони­тельный рубеж с траншеями, рвами, минными полями, противотанковы­ми и противопехотными загражде­ниями. Оборону занимала 7-я пехот­ная дивизия и с ней батальон танков ИС-ЗМ. На окопавшихся в Рафахе египтян наступала моторизованная бригада израильских десантников- парашютистов, поддержанная тан­ковым батальоном Т-01 под коман­дованием полковника Ури Барома на танках М48А2 «Паттон».

Первой добилась успеха рота «паттонов» под командованием лейтенанта Эйн-Гиля на южном участке Рафахского укрепрайона. Заметив два египетских танка, спус­кавшихся с холмов, Эйн-Гиль прика­зал четырём «паттонам» встретить неприятеля. Оставшиеся пять ма­шин должны были выйти им в тыл, сократив дистанцию до 1000 м. Вы­ехав на холм, чтобы иметь лучший обзор, лейтенант увидел шесть тан­ков противника.

Когда находившиеся в тылу еги­петских танков незамеченные ими израильские машины открыли огонь, то первыми же снарядами им удалось подбить два ИС-ЗМ. Эки­пажи других «исов» пришли в заме­шательство и попытались сменить позицию. Однако израильтяне по­дожгли ещё три танка.

Другая рота танкового батальона Т-01 под командованием капитана Дани продвигалась в северном на­правлении, сопровождая батальон парашютистов Z-1 из бригады S. Девять «паттонов» Дани атаковали оборону арабов и, расширив про­рыв, устремились вперёд, но егип­тяне отсекли парашютистов. Затем танки наткнулись на египетские противотанковые пушки, которые прикрывали два Т-34 и самоходка СУ-100. В скоротечном бою капитан Дани подбил «тридцатьчетвёрку», а другой экипаж — самоходку. Чуть позже четыре «паттона», прикры­вавшие тыл батальона, обнаружили пять ИС-ЗМ, неожиданно появив­шихся на поле боя. Дело решили быстрота и точность стрельбы. Ка­питан Дани успел подбить крайний справа ИС-ЗМ. Он вспыхнул, испус­кая жёлтый дым, и на какое-то вре­мя израильтянам даже показалось, что командир египетского танка пы­тается прикрыться дымовой заве­сой.

В течение нескольких минут все пять ИС-ЗМ были подожжены. Но к «паттонам», стремясь блокиро­вать их в низине, быстро приближа­лись новые ИС-ЗМ. Они готовились стрелять с большей дистанции, на которой их мощная 122-мм пушка имела преимущество. Сражение продолжалось, действия участников артиллерийской дуэли стали более продуманными, чёткими, и вскоре в роте Дани осталось только четыре машины.

Позднее оказалось, что на ле­вом фланге Рафахского перекрёст­ка египтяне бросили в бой баталь­он тяжёлых ИС-ЗМ и отрезали от танков батальон парашютистов Z-1. Здесь произошёл уникальный боевой эпизод, часто упоминае­мый в различных изданиях, когда израильтянам удалось уничтожить один ИС-3, забросив ручную грана­ту внутрь боевого отделения через открытый люк. Некоторые считают его типичным для «Шестидневной войны», объясняя, что египетские танкисты панически боя­лись не успеть выбраться из танка в случае пожара и поэтому обычно шли в бой, не закрывая люков.

В действительности всё про­изошло несколько иначе. Когда па­рашютистам показалось, что они полностью захватили египетские укрепления, неожиданно появился ИС-ЗМ, устремившийся прямо на них. Гранаты, которыми его с рас­стояния всего 150 м обстреливали из базуки парашютисты, не при­чиняли ему никакого вреда. Танк угрожал раздавить гусеницами штаб израильского батальона, но, когда водитель открыл люк, чтобы лучше сориентироваться, один из солдат прицелился из гранатомёта в откры­тый люк и выстрелил с расстояния 40 м. Граната попала в боевое отде­ление. Два члена экипажа танка по­гибли, двое успели выскочить, объ­ятые пламенем.

В тот же день под Шейк-Зувейдом среди высоких дюн израильские танки «Шерман» танковой брига­ды полковника Менахема Авирама завязали бой с более чем двадца­тью ИС-3, поддержанными боль­шим количеством Т-34-85. Во время напряжённого боя арабы потеряли все свои танки. 6 июня главнокомандующий еги­петской армии генерал Амер прика­зал оставить Синай, после чего егип­тяне, побросав тяжёлое вооруже­ние, откатились на запад.

На следующий день, когда танко­вая группировка генерала Шарона вышла к Нахлу, то обнаружила там немало брошенных танков из 125-й египетской танковой бригады, сре­ди которых было более тридцати ИС-ЗМ, практически новых, почти с нулями на спидометрах.

После окончания «Шестиднев­ной войны» израильтяне объявили, что им удалось подбить и захватить 820 танков противника, в том числе 73 тяжёлых ИС-ЗМ. Потери Израиля составили 120 машин. Большинство из захваченных ИС-ЗМ было до­ставлено в ремонтные мастерские и приведено в рабочее состояние. Не­которым из них заменили двигатели В-54К-ИС на двигатели В-54, снятые с трофейных Т-54.

Трофейные ИС-3 часто участво­вали в военных парадах по случаю государственных праздников Израи­ля. Армия обороны Израиля эксплу­атировала их до начала 1970-х гг.

В ходе «Войны на истощение» в 1969 — 1970 гг. несколько танков ИС-3 превратили в опорные пунк­ты так называемой «Линии Бар-Ле­ва» — укрепленной линии обороны вдоль Суэцкого канала. С танков сняли двигатели и трансмиссии, а на освободившемся месте раз­местили дополнительный боеком­плект.

Во время «Войны Судного дня» в 1973 г. египтяне располагали, по крайней мере, одним полком тяжё­лых танков ИС-ЗМ, но данных о его участии в боевых действиях не име­ется.

В 1980-х гг. египетская армия официально сняла с вооружения танки типа ИС-3, а уцелевшие машины списали и сдали на слом. Несколько машин купили танко­вые музеи разных стран мира. Так, ИС-ЗМ имеются в экспозиции музея на Абердинском полигоне в США, в музее в Бельгии. Что касается тан­ка ИС-3, то он сохранился только в польском городе Познань, в музее Высшей офицерской школы танко­вых войск.

В период обострения советско-ки- тайских отношений, особенно после инцидента на острове Таманский в 1969 г., устаревшие к тому вре­мени танки ИС-ЗМ вместе другими «старичками» — Т-44, Т-54, ИС-4 — были отправлены на Дальний Вос­ток для усиления охраны советско- китайской границы. В основном эти машины находились в боксах танко­вых парков с полным боекомплек­том и залитыми топливными баками и по боевой тревоге имели задачу занять заранее подготовленные по­зиции. Часть из них была оставле­на на ходу и действовала в режиме боевого дежурства.

Долговременная огневая точка - танк ИС-3. Дальний Восток, начало 1970-х гг.
Долговременная огневая точка - танк ИС-3. Дальний Восток, начало 1970-х гг.

Другие танки использовались для сооружения укреплённых пунктов на советско-китайской границе на всей протяжённости от Дальнего Востока и Забайкалья до Средней Азии — их зарывали по башню в землю, превращая в своеобразные доты. 

+156 -8 голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос

Партнеры
Наши друзья
На форуме обсуждают
Интересные материалы
Copyright © 2012 все права защищены, при копировании ссылка на ресурс обязательна
las-arms.ru © 2012
Для связи с администрацией сайта:
support@las-arms.ru
admin@las-arms.ru