Ракета большой дальности Р-7





Межконтинентальная баллистическая ракета Р-7. О стрелковом, холодном оружии, средствах защиты и другую интересную информацию ищем в соответствующих разделах.




Межконтинентальная баллистическая ракета Р-7


В Начало

С 1950 г. в СССР велись научно-исследовательские работы, направленные на поиск конструктивных оптимальных схем ракет, способных обеспечить достижение межконтинентальной дальности полета. Среди рассматривавшийся вариантов компоновки были крылатые ракеты, составные (многоступенчатые) баллистические ракеты, ракеты с маневрирующей (крылатой) второй ступенью.

По результатам научно-исследовательских работ в 1951 г. были приняты постановления, предусматривавшие разработку межконтинентальных крылатых ракет «Буря» (В-350) и «Буран» («изделие 40»); баллистической ракеты Р-7 (индекс 8К71).

Советская межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) Р-7

Советская межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) Р-7

Предварительные работы по определению конфигурации межконтинентальных носителей совпали по времени с появлением атомных и термоядерных зарядов, которые планировалось размещать на создаваемых ракетах.

Так, после первого испытания термоядерного заряда в 1953 г. было пересмотрено техническое задание на ракету Р-7, первоначально рассчитанную на доставку атомного боезаряда массой 3 тонны. В октябре 1953 г. проектная масса полезного груза была увеличена до 5,5 т, что позволило планировать размещения на ней термоядерного заряда.

Если работы, которые велись в предыдущие годы, в основном носили теоретический характер, то Постановление Совета Министров СССР от 20 мая 1954 года обязывало конструкторское бюро С.П. Королева приступить к разработке двухступенчатой баллистической ракеты Р-7 (8К71), имеющей межконтинентальную дальность полета.

Для разработки РК Р-7 был создан Совет главных конструкторов:

  • С.П. Королев – председатель;
  • В. Глушко – главный конструктор ОКБ-456 (разработка ЖДР);
  • В. Бармин – главный конструктор ГСКБ Спецмаш (разработка стартового комплекса);
  • В. Кузнецов – главный конструктор НИИ-944 (разработка гироскопических систем);
  • М. Рязанский – главный конструктор НИИ-885 (разработка системы радиокоррекции траектории полета);
  • Н. Пилюгин – (разработка автономной инерциальной системы управления).

Проектирование Р-7 было завершено в июле 1954 г., а 20 ноября 1954 г. создание ракеты Р-7 было одобрено Советом Министров СССР. 20 марта 1956 г. было принято постановление о мерах по обеспечению испытаний ракеты Р-7 и др.

Первая отечественная межконтинентальная ракета Р-7 была выполнена по схеме с параллельным делением ступеней (по «пакетной» схеме). Она состояла из центрального и четырех боковых ракетных блоков, расположенных симметрично вокруг центрального.

При старте ракеты двигательные установки всех пяти блоков запускались одновременно. Достоинством такой схемы является возможность запуска всех двигателей на земле, а не в полете (в условиях вакуума).

Каждый из блоков снабжен четырехкамерным маршевым ЖРД открытой схемы, работающем на жидком кислороде и керосине. Пакетная схема была выбрана неслучайно.

Советская межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) Р-7

Возникла проблема запуска двигателей второй ступени. Глушко не мог запускать жидкостный двигатель второй ступени после сброса первой, а Королев боялся включать его до её сброса. Компоновщики и конструкторы не знали, как можно защитить баки первой ступени от действия горячей струи двигателя второй ступени. Так появился проект пакетной связки блоков первой и второй ступеней.

Для управления движением ракеты впервые использовались не газовые рули, а специальные рулевые двигатели. На каждом из боковых блоков было установлено по два однокамерных рулевых двигателя, а на центральном – четыре.

Кроме этого, на хвостовых отсеках боковых блоков размещалось по одному небольшому воздушному рулю. Рулевые двигатели для Р-7 и Р-7А были разработаны в ОКБ-1 под руководством М. Мельникова.

В 1954 году был поставлен вопрос о создании нового полигона для испытаний межконтинентальных ракет. Постановление Правительства о начале строительства полигона вышло в феврале 1955 года. Строительство полигона (ему было присвоено название: 5-ый Научно-исследовательский и испытательный полигон Министерства обороны (НИИП-5).

И.М. Гурович в работе «До первого старта» пишет:

«Размещались люди в основном в палатках и землянках. Питались концентратами и сухарями. Воды не хватало, даже для питья и приготовления пищи, не говоря уже о санитарных нуждах. Навесы, под которыми принимали пищу, плохо защищали от палящих лучей солнца, туч пыли и песка, полчищ мух. Песок скрипел на зубах, набивался в рот, пыль забивала глаза и уши».

Об одном из самых грандиозных творений Советского народа О.Д. Бакланов, Герой Социалистического Труда, министр ракетно-космической отрасли СССР (1983–1988 гг.), А.А. Макарычев, Герой Социалистического Труда, генерал-лейтенант, строитель Байконура, А.Я. Науджюнас, начальник политотдела космодрома Байконур (1985–1990 гг.) сказали так (опубликовано в СМИ «Байконур – главный космический порт Земли»):

Создание НИИП-5 Министерства обороны СССР (Байконур) началось в непростое время. 5 марта 1946 года бывший премьер-министр Великобритании У. Черчилль выступил в американском городке Фултоне с речью, направленной против СССР, заявив, что в случае необходимости США должны без колебаний применить против СССР ядерное оружие… Начало развитию ракетостроения положило постановление Совета Министров СCCP № 1017-419сс от 13 мая 1946 года «Вопросы реактивного вооружения», подписанное Председателем Совета Министров СССР И.В. Сталиным. Был создан Комитет по реактивной технике при Совмине СССР во главе с зам. Председателя Совета Министров СССР Г. Маленковым.

Для проведения летных испытаний баллистической ракеты (Р-7) необходимо было построить стартовую площадку, монтажно-испытательный корпус (МИК), бетонную дорогу между аэродромом, городом и всеми площадками, железную дорогу, по которой ракетный пакет будет доставляться из МИКа на стартовую площадку, и многое другое.

Межконтинентальная баллистическая ракета Р 7

Полигон должен был иметь испытательную трассу полета ракеты длиной 8000 км с двумя полями падения для отделяющихся ступеней и головной части. Вблизи трассы не должно было быть крупных населенных пунктов. Должна быть обеспечена секретность подготовки ракеты к пуску и работы радиотехнических средств полигона.

После тщательного изучения выбрали местность в районе аула Байконур и разъезда Тюра-Там (в переводе на русский язык «Тюра-Там» означает «священное место», когда-то там находился мазар – могильник святого).

Строился космодром как особо секретный объект. Создавались различные легенды, устанавливались адреса для почты, далекие от фактического местопребывания: «Москва-400», «Ленинград-600», «Ташкент-90», «Кзыл-Орда-50». Но в то же время полигон строила вся страна.

Первый начальник космодрома А.И. Нестеренко так обрисовал впоследствии место своей новой службы:

«Первое впечатление было удручающее – степь, такыры, солончаки, пески, колючки, жара и ветер, иногда переходящий в песчаную бурю, бесчисленное множество сусликов и ни одного дерева».

Расстояние между объектами космодрома порой измерялось десятками километров. Невозможно переоценить значение дороги в условиях нашей стройки. Одно слово – пустыня. Слабая глинистая кочка после двух-трех проходов машин разбивала в пух и в прах.

В апреле 1955 года уложили первый кубометр бетона в первое сооружение – автомобильную дорогу, связывающую железнодорожную станцию с будущей стартовой площадкой. В стартовую площадку военные строители уложили более миллиона кубов бетона.

В двухстах метрах от нее был построен заглубленный «пятикомнатный» бункер управления. В самом большом зале, снабженном двумя морскими перископами, установили пульты предстартовых испытаний и пуска. Два перископа были размещены и в «гостевой» – для членов Государственной Комиссии. Все операции по подготовке ракет до их вывоза на стартовую площадку проводилась в просторном МИКе, а который свободно вкатывался тепловоз.

Для измерения параметров полета ракеты по всей трассе от стартовой площадки в Тюра-Тама до Камчатки (базы падения) строились измерительные пункты. В очень сжатые сроки, менее чем за 1,5 года, удалось построить, оснастить и ввести в строй в пустынных местностях Казахстана и Камчатки комплекс из 15-ти измерительных пунктов для объективного контроля ракеты на всех участках полета.

При этом строители и «измеренцы» районов «Тайга» и «Кама» проявляли подлинный героизм. В экстремальных условиях, порой рискуя здоровьем и жизнью, они обеспечили проведение испытаний первой в мире межконтинентальной баллистической ракеты.

И здесь мы были ПЕРВЫМИ! В марте-апреле 1957 года прошли все автономные и комплексные испытания основных систем и сооружений, т.е. была обеспечена готовность к приему и запуску ракет. На 25 марта 1957г. на полигоне находилось 1032 офицера, 297 сержантов, 2439 солдат.

После успешных стендовых испытаний ракеты Р-7 С.П. Королев обратился в ЦК КПСС и Правительство с письмом. В нем говорилось:

«...просим разрешить подготовку и проведение пробных пусков двух ракет, приспособленных для запуска искусственных спутников Земли (ИСЗ), в период апрель-июнь 1957 года, путем некоторых переделок можно приспособить для пуска ИСЗ, имеющего небольшой полезный груз в виде приборов весом 25 кг…».

Первая «летная» баллистическая ракета (Р-7) прибыла на полигон 3 марта 1957 года. А вслед за ней большая группа конструкторов, которая привезла длинный перечень замечаний по результатам огневых испытаний в Загорске, которые надо было устранить на готовящейся к старту ракете. Числу доработок и замен приборов не будет конца. С.П. Королев объявил о полном прекращении доработок и начале цикла горизонтальных проверок.

Летные испытания ракеты Р-7 начались с неудачного пуска 15 мая 1957 года. Но 21 августа 1957 года первая в мире межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) успешно выполнила полет. Хотя и на этот раз не все прошло гладко: головная часть разрушилась при подлете к цели из-за неудачно выбранной системы теплозащиты.

Межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) Р-7

И, тем не менее, ракетоноситель родился. Завод «Прогресс» начал серийный их выпуск: боевой вариант и гражданский вариант для осуществления мечты человечества – полета в космос…

Полигон – это прежде всего специалисты-испытатели. Это первые руководители испытательных управлений А.И. Носов, Е.И. Осташев, М.Ф. Журавлев, А.А. Васильев, А.С. Кириллов и другие. Это ставшие здесь легендой люди, например, проработавший на космодроме 31 год Б.С. Чекунов, который участвовал в подготовке и запуске 583 ракет-носителей, в том числе около пяти лет в качестве оператора главного пульта пуска.

Напомним, что офицеры-испытатели были командированы в ОКБ-1 и в его смежные организации по ракетному комплексу Р-7 не только для изучения новой техники, но и для прямого участия в разработке агрегатов и систем и их отработке и испытании, включая холодные и огневые стендовые испытания ракеты, отладочные испытания стартового комплекса на Ленинградском машиностроительном заводе.

В результате, с прибытием на полигон сначала макетной ракеты (декабрь 1956 г.) и первой летной ракеты Л1-5 (март 1957 г.) наши офицеры были готовы к испытаниям на равных с испытателями от промышленности. Уверенность в своих силах байконурцы обрели после пуска первых четырех ракет, особенно после удачного запуска МБР 21 августа 1957 г. Запуск в СССР первого в мире искусственного спутника Земли значительно укрепил уверенность.

В интервью, которое дал командующий Космическими войсками РФ Владимир Поповкин, прозвучали цифры, характеризующие масштабы работ при подготовке к испытаниям Р-7: так для создания канала, отводящего пламя во время старта ракеты Р-7, пришлось вынуть из земли один миллион кубометров грунта.

При испытательных пусках Р-7 на НИИП-5:

  1. пуск 15 мая 1957 года: ракета разрушилась при выполнении команды аварийного выключения двигателя;
  2. пуск 9 июня 1957 года: не состоялся (был выявлен заводской дефект);
  3. пуск 12 июня 1957 года: ракета разрушилась на активном участке траектории;
  4. пуск 21 августа 1957 года – первый успешный пуск межконтинентальной баллистической ракеты Р-7.

По результатам пусков первых шести ракет (две из которых использовались в доработанном варианте для выведения на орбиту первых в мире искусственных спутников Земли) было принято решение о доработке головной части и системы ее отделения.

После того, как форма головной части была изменена с конической на коническую со сферическим затуплением, было продемонстрировано успешное достижение цели модифицированной головной частью.

С декабря 1958 г. по ноябрь 1959 г. проходили совместные летные испытания ракет 8К71, которые должны были дать ответ на вопрос о возможности принятия ракеты на вооружение. В ходе этих испытаний было запущено 16 ракет, 8 из которых были произведены на серийном заводе.

Ракета имела комбинированную систему управления (СУ), состоявшую из автономной СУ и системы радиоуправления. Автономная СУ обеспечивала угловую стабилизацию ракеты относительно центра масс и движение центра масс по заданной траектории на всем активном участке, а также синхронное опорожнение баков во всех блоках первой ступени.

Система радиоуправления осуществляла коррекцию траектории полета в боковом и продольном направлениях, что обеспечивало повышение точности стрельбы. Использование радиоуправления требовало сооружения пунктов радиоуправления на расстоянии нескольких сотен километров справа и слева от пусковой установки. При этом возможное направление пуска было ограничено сектором шириной 40 градусов.

В 1960 году США поставили на боевое дежурство сорок межконтинентальных баллистических ракет.

На несколько месяцев позже ракета Р-7 стала на боевое дежурство.

В боевом варианте было изготовлено четыре ракеты Р-7, нацеленные на Вашингтон, Нью-Йорк, Лос-Анджелес и Чикаго.

Боевая эффективность ракеты Р-7 была невысокой, поскольку:

  • ракеты Р-7 имела низкую надежность;
  • ракета заправлялась жидким кислородом (требовалось 400 тонн жидкого кислорода; конструктор двигательной установки отрицательно относился к созданию нового кислородного двигателя, позиция же С. Королева заключалась в том, что применение кислорода в Р-7 – единственно верное инженерное решение и отрицательно высказывался в адрес кислотных двигателей: кислота разъест и превратив в труху топливные баки, трубопроводы, двигатель);
  • ракета требовала длительного времени для её подготовки к старту (до 12 ч);
  • для ракеты использовался открытый старт и, учитывая её габариты: длина – 31,4 м, максимальный диаметр корпуса – 11,2 м, стартовая масса – 283 т, ракета представляла такую мишень, которую можно было уничтожить еще до пуска;
  • ракета имела низкую точность (КВО – 10 км, поэтому боевой блок имел термоядерный заряд – три мегатонны).

Ракета Р-7 стала не только первой в мире межконтинентальной ракетой, но и первой космической ракетой-носителем. Модификациями 8К71ПС № M1-ПС и 8К71ПС № М1-2ПС этой ракеты 4 октября и 3 ноября 1957 г. были выведены на орбиту первые в мире искусственные спутники Земли ПС-1 и ПС.

Р-7 на стартовой позиции.

На этапе испытаний ракеты Р-7 второго июля 1958 г., было принято постановление Совета Министров о создании на ее основе модернизированной ракеты Р-7А с более высокими техническими характеристиками.

Возможность модернизации определялась тем, что за время разработки Р-7 был создан гораздо более легкий термоядерный боезаряд, а также были разработаны значительно более совершенные гироскопические приборы.

Летные испытания ракеты Р-7А, получившей индекс 8К74, проводились на полигоне Байконур с декабря 1959 г. по июль 1960 г. При этом в январе 1960 г. для отработки полета на полную дальность были впервые проведены пуски ракет с падением головной части в акватории Тихого океана.

Всего в рамках летно-конструкторских испытаний состоялось 8 пусков ракет 8K74, головные части 4-х из них достигли камчатского полигона Кура.

Боевое дежурство ракетные комплексы с ракетами 8К71 и 8К74 несли на 5-м Научно-исследовательском испытательном полигоне (НИИП) Министерства обороны (космодром Байконур) и объекте «Ангара» в Архангельской области (впоследствии 53-й НИИП или космодром Плесецк). В общей сложности было развернуто 5 стартовых комплексов с 6 стартовыми позициями.

Ракета Р-7А оснащалась более легкой головной частью, оборудовалась более мощными двигателями и обладала несколько увеличенным запасом топлива за счет уменьшения свободного объема баков.

Эти меры позволили увеличить дальность полета с 8000 до 12 000 км. Кроме того, использование более совершенных гироскопических приборов позволило отказаться от радиокоррекции траектории по направлению и повышением точности попадания.

Межконтинентальная баллистическая ракета Р 7

После принятия на вооружение МБР программа создания межконтинентальных крылатых ракет (МКР) потеряла поддержку политического руководства. Несмотря на то, что летные испытания МКР «Буря», начавшиеся в 1959 г., подтвердили работоспособность системы, сама концепция крылатой ракеты была сочтена уступающей баллистическим ракетам ввиду меньшей скорости полета и большей уязвимости. В 1959 г. разработка МКР «Бури» была прекращена. Конкурировавший с «Бурей» проект «Буран» был закрыт еще раньше (в 1958 г.).

Поскольку, как указывалось выше, боевая эффективность первых МБР типа Р-7 и Р-7А была невысокой, они главным образом являлись средством психологического воздействия и политического давления. Дальнейшее развитие стратегического ракетного вооружения было связано с совершенствованием ракетных комплексов, направленным на повышение их боевых возможностей и эксплуатационных характеристик.

Межконтинентальная баллистическая ракета Р 7

На основе МБР Р-7 и Р-7А создана самая массовая в мире серия космических ракет-носителей «Восток», «Восход», «Молния», «Союз» и их модификаций. Это – ракеты – долгожители. С начала их эксплуатации в 1957 году по 1999 год с космодромов и полигонов страны произведено свыше 1650 успешных запусков».

+29 -2 голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос

Партнеры
Наши друзья
На форуме обсуждают
Интересные материалы
Copyright © 2012 все права защищены, при копировании ссылка на ресурс обязательна
las-arms.ru © 2012
Для связи с администрацией сайта:
support@las-arms.ru
admin@las-arms.ru