Средний танк «Матильда»





По большому счету, лишь три страны в мире постоянно присваивали и присваивают своим танкам имена собственные. При этом Германия проявляет стабильную любовь к животному миру. Соединенные Штаты увековечивают таким образом своих генералов, за пределами страны, порой совершенно неизвестных. Но наиболее изобретательными в этом смысле оказались англичане. В разное время британским танкам давались имена политических деятелей, полководцев, мифологических героев, животных и даже святых. Но «наивысшим достижением» британских джентльменов стало присвоение танку женского имени - «Матильда»... О холодном и стрелковом оружии, средствах защиты и другую интересную информацию ищем в соответствующих разделах.




Средний пехотный танк «Матильда»


В Начало

История создания среднего пехотного танка "Матильда"

В октябре 1935 года в британском Военном министерстве состоялась встреча главного конструктора фирмы Vickers - Armstrongs Ltd. сэра Джона Кардена с заместителем директора Управления механизации армии полковником Стаддом. В ходе беседы сэр Джон внес предложение разработать небольшой танк поддержки пехоты под кодовым названием «Матильда», вооруженный одним пулеметом и с экипажем, состоящим из двух человек. Не возражая в принципе, Стадд сделал две оговорки. Во - первых, машина должна была быть готова в течение шести месяцев, во - вторых - быть дешевой, то есть стоить не дороже 6 тысяч фунтов. Устное соглашение узаконили присвоением танку кода генерального штаба - А11.

Первый прототип А11Е1 был готов к испытаниям в сентябре 1936 года. Узкий клепаный корпус машины венчала литая одноместная башенка, в которой с трудом размещались казенная часть 7,7-мм пулемета Vickers и туловище стрелка. Впрочем, механику - водителю было не менее тесно, к тому же покинуть танк он мог только тогда, когда башня была развернута пулеметом назад. В кормовой части танка находились карбюраторный двигатель Ford V8 мощностью 70 л.с. при 3300 об/мин, четырехскоростная коробка передач Fordson, а также заимствованные у легких танков фирмы Vickers бортовые фрикционы и тормоза. Подвеска была в целом аналогична подвеске среднего артиллерийского тягача Dragon Mk IV и состояла из восьми опорных катков малого диаметра на сторону, сблокированных попарно в две балансирные тележки, подвешенные на четверть эллиптических рессорах. К кронштейнам тележек крепились поддерживающие ролики. Направляющие колеса на прототипе имели зубчатые венцы, впоследствии их заменили стальными бандажами.

На серийных машинах в крышке люка механика - водителя появился перископический прибор наблюдения в дополнение к смотровой щели в лобовом листе корпуса. Изменилась маск-установка пулемета. Был реализован целый комплекс мер по снижению износа траков гусениц и зубьев ведущих колес.

Максимальная скорость А11 достигала 13 км/ч, хотя военные считали достаточным и 8 км/ч. Большего от танка сопровождения пехоты не требовалось. В конце апреля 1938 года фирме Vickers - Armstrong выдали заказ на 60 машин, получивших официальное название Infantry Tank Mkl Matilda, а спустя 10 дней - еще на 60 единиц. Предполагалось, что этого будет достаточно для полного укомплектования двух батальонов.

Последний заказ на 19 боевых машин этого типа поступил в январе 1939 года. Таким образом, общее количество выпущенных А11 составило 139 единиц.

Средний пехотный танк «Матильда»

В то время, когда А11 только проходил испытания, в Военном министерстве начался поиск возможностей улучшения его боевых характеристик, в первую очередь - броневой защиты и вооружения. По этим двум параметрам британские военные выдвинули следующие требования: пехотный танк должен иметь такую броню, которая могла бы противостоять снарядам противотанковых пушек, и так вооружен, чтобы мог бороться с вражеской пехотой, огневыми точками и танками. Первоначально планировали оснастить А11 двухместной башней с 2-фунтовой пушкой, однако вписать ее в габариты «Матильды» не удалось. Масса машины при этом достигла бы 14 т и двигатель Ford оказался бы предельно перегружен. Словом, в конструкцию танка надо было вносить столь значительные изменения, которые выливались уже в совершенно другой проект. Так оно и произошло, а новая машина получила название Matilda Senior. В преддверии приближающейся войны ими предполагалось вооружить шесть армейских танковых батальонов.

К проектированию «Сеньора» (индекс А12) приступили в сентябре 1936 года. Вновь разработанные литые башня и лобовая деталь корпуса позволили резко улучшить броневую защиту. Однако к такому конструктивному решению оказалась не готова британская промышленность, имевшая в те годы ограниченные возможности по отливке столь крупных серийных деталей. Фирм, способных справиться с подобной работой, насчитывалось единицы.

Поиск подходящего изготовителя затянулся на три месяца - в результате выбор пал на сталелитейный завод фирмы Vulcan Foundry в Чешире.

Уточнились и параметры вооружения «Сеньора»: от планов установки в его башне двух спаренных пулеметов отказались в пользу 2-фунтовой пушки и спаренного с ней пулемета Vickers. Такое решение резко повышало противотанковые возможности новой машины.

Мощность двигателя повысили, установив спарку 6-цилиндровых дизелей АЕС мощностью 87 л.с. каждый - решение, уже использовавшееся на английских танках Mk A Whippet периода Первой мировой войны.

Заметим, что почти такой же, как на А12, силовой блок применялся на лондонских автобусах. Немало сложностей возникло с изготовлением и отладкой 6-скоростной планетарной коробки передач Вильсона.

Что же касается ходовой части, то она была так называемого «японского типа», с горизонтальными цилиндрическими пружинами. Впервые такую подвеску использовала фирма Vickers - Armstrong в 1928 году на танке Medium С, созданном по японскому заказу.

А12Е1 - первый прототип танка Matilda Senior был готов в апреле 1938 года. Испытания пробегом в 1000 миль закончились вполне удовлетворительно, за исключением, пожалуй, постоянного перегрева двигателя.

Первый прототип (А12Е1) пехотного танка «Матильда II» во время испытаний

Первый прототип (А12Е1) пехотного танка «Матильда II» во время испытаний

Из-за этого максимальная скорость движения не превышала 15 км/ч. Неплохо показали себя и новые траки гусениц с развитыми грунтозацепами.

Заказ на первые 140 машин разместили на фирме Vulcan Foundry в июне 1938 года, в августе еще 40 танков заказали фирме Ruston & Hornsby Ltd. в Линкольне. Чуть позже, когда угроза война стала совершенно очевидной, к выпуску «матильд» привлекли фирмы Jhon Fowler & Со в Лидсе, North British Locomotive Company в Глазго, Harland & Wolff в Белфасте и, наконец, London, Midland and Scottish Railway Company. При этом Vulcan Foundry являлся генподрядчиком. Общее производство танков Matilda Senior составило 2890 единиц (по другим данным - 2987), включая 20 машин, выполненных из не броневой стали и использовавшихся для подготовки экипажей. За все время серийного производства так и не удалось избавиться от многочисленных «детских болезней», существенным образом его тормозивших. Трудно поверить, например, что заказ, выданный в марте 1942 года, не был закончен до 1943 года. Столь медленные темпы выпуска, видимо, и стали причиной того, что в сентябре 1939 года в строю находились всего два танка Matilda II (К этому времени «мужскую» версию - Matilda Senior - переименовали в Matilda II, а после поражения английских войск в Дюнкерке и практически полной потери танков Matilda I (A11) ее часто называли просто Matilda. Полное же официальное наименование было таким - Tank Infantry Mk tl Matilda II).

Базовый серийный вариант Matilda II, или Matilda Mk II, был быстро сменен в производстве моделью Mk НА, все отличие которой заключалось в установке нового спаренного пулемета. Как раз в это время в качестве стандартного в британских танковых войсках был принят 7,92-мм пулемет BESA (лицензионный чехословацкий ZB 53). Им и заменили громоздкий 7,7-мм Vickers с водяным охлаждением. При этом потребовалось устранить не только его характерную литую броневую маску, но и всю систему подачи воды в кожух пулемета, включая электрический насос. Незначительные изменения затронули ходовую часть - вместо поддерживающих катков были введены направляющие полозья.

Практически сразу с началом серийного производства приступили к поиску другого варианта силовой установки. Свои двигатели предлагали фирмы Fowlers и Perkins, но английские военные остановили выбор на 7-литровом дизеле Leyland мощностью 95 л.с. Танки с этими двигателями получили обозначение Mk НА или Mk III. В процессе их эксплуатации был устранен ряд выявленных недостатков. В частности, усилено крепление двигателей, что позволило снизить вибрацию; более рационально размещены масло - и воздухопроводы; увеличена емкость топливных баков. Эти машины получили обозначение Matilda IV. На танках Matilda V появился пневматический усилитель управления трансмиссией фирмы Westinghouse.

Из этого перечня усовершенствований видно, что «матильды» разных модификаций внешне были абсолютно похожи. Даже Matilda JIICS и IVCS, вооруженные 76-мм гаубицами для стрельбы дымовыми снарядами, распознать можно было только с близкого расстояния, поскольку ствол гаубицы имел практически ту же длину, что и ствол 2-фунтовой пушки.

У танков с двигателями Leyland выхлопные трубы выводились по обоим бортам корпуса, а с двигателями АЕС - только с левой стороны. Начиная с модели Mk III на «матильды» устанавливалась радиостанция № 19, которую было легко отличить от более ранней № 11 по двум антеннам, а с Mk IV на крыше башни размещали специальную сигнальную фару. Впрочем, и антенны, и фара выполнялись съемными, и после их демонтажа все «матильды» внешне вновь становились одинаковыми.

Не сохранилось никаких документальных свидетельств о попытках установки в башне этого танка более мощного орудия, в частности 6-фунтового. Существует только одна фотография «Матильды» с башней от танка А27. Однако установка такой башни потребовала бы кардинальной переделки всей подбашенной коробки, поскольку башенный погон «Матильды» составлял 54 дюйма, а танка А27 - 57 дюймов. Но на фотографии этого не видно. Возможно, имел место макетный вариант установки такой башни на корпус «Матильды» на приподнятом погоне.

Невозможность разместить на «Матильде» орудия более крупного калибра подвела итог сравнительно недолгой ее службы в качестве линейного танка. В танковых частях их уже в начале 1942 года стали заменять американскими «грантами» и «шерманами».

К слову сказать, англичане быстро нашли работу для изъятых из боевых частей «матильд», большинство из которых находилось в технически исправном состоянии. Толстая броня делала этот танк заманчивой базой для создания различных инженерных машин.

Первые шаги в этом направлении были сделаны еще в ходе проектирования «Матильды I», когда фирма John Fowler & Co в Лидсе разработала для нее противотанковый плуг. Рама плуга (своего рода прообраза ножевого минного трала) крепилась специальными кронштейнами к бортам танка. Ее подъем и опускание осуществлялись за счет отбора мощности от коробки передач. Правда, устройством отбора мощности оборудовали лишь последние 79 танков «Матильда I». К концу января 1940 года было изготовлено 14 плугов, 12 из которых доставили во Францию, в части Британских Экспедиционных Сил (BEF). Однако очень быстро выяснилось, что плуг не в состоянии эффективно работать на тяжелом или мерзлом грунте, и по назначению их никогда не использовали. Попытка приспособить его к «Матильде II» не удалась из-за сложности оснащения устройством отбора мощности коробки передач.

Впрочем, к этому времени уже была разработана для английских крейсерских танков конструкция каткового минного трала и в нее быстро внесли изменения для монтажа на «Матильду».

Это устройство, получившее название AMR A (Anti Mine Roller Attachment - «установка противоминных катков»), состояло из рамы, шарнирно закрепленной на фальшбортах танка, и четырех широких спицованных катков, размещенных перед гусеницами. Поскольку живучесть спицованных катков была крайне низкой,

то AMRA могла использоваться только для разведки минных полей. Само же разминирование

приходилось вести традиционным способом. Всего изготовили 140 комплектов AMRA.

Первым же абсолютно полноценным танком-тральщиком на базе «Матильды» стал Matilda Scorpion, оборудованный цепным противоминным тралом. Его разработал накануне войны южноафриканский инженер Абрахам Дю Туа, но лишь в конце лета 1942 года в военных мастерских в Египте началось оснащение им первых танков.

На правом борту машины монтировался двигатель Ford V8, приводивший во вращение барабан с цепями.

Двигатель имел собственные системы питания, охлаждения, смазки и т.д. Перегрев мотора, заключенного в бронированный кожух, вибрация, выхлопные газы - все это делало работу экипажа «Скорпиона» в высшей степени дискомфортной. К сражению у Эль-Аламейна в октябре 1942 года были готовы 24 танка Matilda Scorpion. Несмотря на многочисленные технические недостатки их применение имело очевидный успех. В Тунисе в 1943 году в боях на линии Марет использовались танки-тральщики Scorpion Mk II, в которые уже был внесен ряд усовершенствований.

Тем временем в Англии Дю Туа в сотрудничестве с фирмой АЕС Ltd. продолжал реализацию своих идей. В результате появился более эффективный и надежный танк-тральщик Matilda Baron.

На прототипе в качестве приводного двигателя для цепного барабана использовался Chrysler. На серийных модификациях Mk II и Mk III устанавливали двигатели Bedford. Танк Baron Mk II сохранил штатную башню с вооружением, на Mk III она заменялась неподвижной рубкой. При этом последний снабжался двумя двигателями Bedford, которые навешивались на обоих бортах танка. Возросшая мощность придала «Барону» определенную многофункциональность. Помимо разминирования, за счет снабжения барабана специальным ротором, он мог рвать колючую проволоку и даже выполнять земляные работы. Именно эта модификация, равно как ее улучшенный вариант Mk IIIA, оказалась самой массовой - было построено 60 таких машин. Еще одним специальным вариантом «Матильды» стал прожекторный танк. Для ведения боевых действий ночью англичане разработали концепцию прожекторных танков системы CDL (Canal Defence Light), в рамках которой первой боевой машиной оказалась «Матильда».

Вместо штатной башни на танк устанавливалась специальная башня из 65-мм брони, с расположенной внутри электродуговой лампой мощностью 8 млн. Вт. С помощью системы зеркал луч света фокусировался и направлялся сквозь узкую вертикальную щель в лобовом листе башни. В левой ее половине за перегородкой размещался оператор, управлявший прожектором, менявший электроды, а также, при необходимости, использовавший вооружение - пулемет BESA. Второй член экипажа - механик-водитель, по совместительству выполнял функции радиста.

Испытания танков CDL производились в Англии в 1941 году в условиях строгой секретности. Тогда же отрабатывалась и тактика их применения: танки выстраивали в линию на расстоянии примерно 100 ярдов (чуть более 90 м) друг от друга, и на дистанции около 300 ярдов от танковой шеренги лучи света пересекались, создавая сплошную освещенную зону.

С 1941 по 1944 год две армейские танковые бригады - 1-я и 34-я - были оснащены такими машинами.

Получил их и 42-й Королевский танковый полк в Египте, который также предполагалось развернуть в бригаду. В штат полка входили 42 прожекторных и 19 линейных танков, а также несколько «матильд», оборудованных кран-стрелами для монтажа-демонтажа башен. Поскольку диаметры башенных погонов у прожекторных и линейных танков были одинаковыми, то заменить одну башню на другую не составляло проблемы. Единственной дополнительной операцией была установка электрогенератора с ременным приводом от шкива, который монтировался на ведущем валу коробки передач танка.

Описание конструкции

Корпус танка - комбинированный. Носовая часть, подбашенная коробка и корма - литые; днище, борта и фальшборты - из катаной брони. Детали корпуса соединялись между собой гужонами.

Борта корпуса в верхней части - наклонные, в средней и нижней - вертикальные. Фальшборты защищали ходовую часть от поражения осколками снарядов. В передней части бортовой брони и брони фальшборта был сделан вырез, в котором монтировалось направляющее колесо с механизмом натяжения гусеницы. В фальшбортах имелись откидные люки для обслуживания агрегатов ходовой части.

Компоновка пехотного танка «Матильда III»

Компоновка пехотного танка «Матильда III»: 1 - 7,92-мм пулемет BESA; 2 - прицел; 3 - 2-фунтовая пушка Mk IX; 4 - плечевой упор; 5 - командирская башенка; 6 - створка командирского люка; 7 - сиденье заряжающего; 8 - прибор наблюдения командира; 9 - зенитная установка Laheman; 10 - 7,7-мм пулемет Вrеn; 11 - фара-искатель; 12 - антенна; 13 - ящик для магазинов пулемета Вrеn; 14 - правый радиатор; 15 - наружный топливный бак; 16 - выхлопная труба левого двигателя; 17 - масляный радиатор; 18 - канистры с водой; 19 - откидная крышка над радиаторами; 20 - откидная бронекрышка топливного бака; 21 - откидная крыша над двигателями; 22 - фальшборт; 23 - тубус с сигнальными флажками; 24 - радиостанция; 25 - ящик с лампами для радиостанции; 26 - пружина подвески; 27 - сиденье командира; 28 - тележка подвески; 29 - балансир; 30 - курсоуказатель; 31 - ограждение пушки; 32 - центральная боеукладка 2-фунтовых выстрелов; 33 - лючок доступа к агрегатам подвески; 34 - сиденье наводчика; 35 - габаритный фонарь; 36 - механизм поворота башни; 37 - дымовая шашка; 38 - механизм натяжения гусеницы; 39 - сиденье механика-водителя; 40 - рычаги управления бортовыми фрикционами; 41 - рычаг коробки передач; 42 - фара; 43 - зеркало заднего вида; 44 - крышка ящика для снаряжения; 45 - аккумулятор; 46 - механизм открывания крышки люка механика-водителя; 47 - крышка люка механика-водителя

В крыше отделения управления располагался люк для посадки механика-водителя. Его особенностью была сдвигавшаяся назад броневая крышка. В открытом положении она полностью утапливалась в корпус и фиксировалась с помощью специального механизма. Перед люком в крыше корпуса был смонтирован перископический прибор Мк IV, а в лобовом листе - смотровой лючок, закрывавшийся массивной броневой заслонкой.

Моторное и трансмиссионное отделения сверху закрывались броневыми жалюзи, откидывающимися на петлях.

В днище танка было три люка: аварийный для выхода экипажа, для доступа к двигателю и к коробке передач. Кроме того, в днище имелись отверстия для спуска воды и топлива.

Башня танка - литая, цилиндрическая, устанавливалась на шариковой опоре над боевым отделением. В передней части башни, в маске размещались пушка, пулемет и телескопический прицел. На правой стенке башни крепился кронштейн для установки мортирок для стрельбы дымовыми гранатами. На крыше башни слева находилась вращающаяся командирская башенка с люком, закрывавшимся двухстворчатой крышкой.

В передней ее створке был смонтирован перископический прибор наблюдения, еще один такой прибор располагался в крыше башни перед башенкой. Справа от башенки имелся прямоугольный люк для посадки заряжающего.

Башня приводилась во вращение ручным механизмом или гидравлическим приводом и была оборудована вращающимся поликом, на котором размещалась часть боекомплекта.

Ручной механизм соединялся с шестерней погона башни двумя парами конических шестерен и редуктором. Передаточное отношение ручного механизма поворота башни 198:1, поэтому один оборот маховичка поворачивал башню на 1,82°. Передаточное отношение гидравлического привода 171:1.

Скорость поворота башни зависела от степени поворота рукоятки клапанной коробки и могла изменяться от 0,25° в с (один оборот башни за 24 мин) до 20° в с (один оборот башни за 18 с).

Схема гидропривода поворота башни пехотного танка "Матильда"

Гидропривод поворота башни: 1 - масляный насос; 2 - механизм включения насоса; 3 - рекуператор; 4 - ВКУ; 5 - клапанная коробка переключения масляной турбинки; 6 - масляная турбинка; 7 - корпус редуктора; 8 - шестерня вращения погона башни; 9 - ручка включения ручного и гидравлического приводов; 10 - ручной привод; 11, 14 - редукционный клапан; 12 - спускной кран; 13 - фильтры; 15,16 - винты для спуска воздуха; 17 - рукоятка клапанной коробки

Вооружение. На линейных танках устанавливалась 2-фунтовая (в отечественной литературе обычно упоминается как 40-мм, хотя английский калибр в 2 фунта соответствует 42 мм) пушка Мк IX с длиной ствола 52 калибра.

Пушка состояла из ствола, затвора с полуавтоматикой, люльки, противооткатного устройства, спускового механизма, гильзоулавливателя и плечевого упора. Масса ствола без затвора - 130,2 кг. Нормальная длина отката - 265 мм.

Вертикальные углы наведения в пределах от +20° до - 15° придавались пушке (и спаренному пулемету) с помощью плечевого упора, который крепился к левой щеке кронштейна гильзоулавливателя и мог регулироваться в соответствии с ростом наводчика. Танки вариантов CS (Close Support), так называемой «непосредственной поддержки», вооружались танковыми гаубицами 3" Howitzer OQF Mk I или Mk IA калибра 76 мм.

В «матильдах» всех модификаций, начиная с Mk IIA, устанавливался спаренный 7,92-мм пулемет BESA (на танках модификации Mk II - 7,7-мм пулемет .303 Vickers). На части машин на командирской башенке крепилась зенитная установка Lakeman для 7,7-мм пехотного пулемета Вrеn.

На правом борту башни на специальном кронштейне могли устанавливаться два дымовых гранатомета калибра 101,6 мм. Для стрельбы из пушки и спаренного пулемета использовался телескопический прицел №24В Mk I с 1,9-кратным увеличением. Поле зрения прицела - 21°, диаметр выходного зрачка - 5 мм. В боекомплект танка входили 67-92 выстрела с бронебойными снарядами, 3150 патронов (14лент) калибра 7,92 мм, 2800 патронов (100 магазинов) калибра 7,7 мм и 8 дымовых гранат. В боекомплект орудий танков варианта CS первоначально входили только выстрелы с дымовыми снарядами, но затем к ним добавили осколочно-фугасные.

Схема бронирования пехотного танка «Матильда»

Схема бронирования пехотного танка «Матильда»

Двигатель и трансмиссия. Силовая установка, начиная с варианта Mk IIA, состояла из двух 6-цилиндровых рядных дизелей Leyland жидкостного охлаждения мощностью 95 л.с. при 2000 об/мин каждый.

Диаметр цилиндра 108 мм. Ход поршня 127 мм, степень сжатия 15,5. Рабочий объем двигателя 4250 см3.

Масса двигателя - около 570 кг. (На модификациях Mk II и Mk IIA устанавливались два 6-цилиндровых дизеля АЕС мощностью 87 л.с. каждый.)

Правый и левый двигатели не были взаимозаменяемы и различались расположением вспомогательных механизмов. Левые (по ходу танка) обозначались Е-148 или Е-164, а правые - Е-149 или Е-165. Двигатели Е-148 и Е-149 имели алюминиевые картеры, а Е-164 и Е-165 - чугунные. Каждый из моторов, а также системы питания, смазки, охлаждения и агрегаты запуска были совершенно самостоятельны и работали независимо друг от друга.

Двигатели располагались параллельно продольной оси машины и передавали крутящий момент коробке передач через поперечную передачу и общий вал. Топливо - дизельное. Емкость двух топливных баков - 225 л. Система смазки - циркуляционная, под давлением, по принципу «сухого» картера. Тип масляного насоса - шестеренчатый, четырехсекционный. Емкость масляных баков 46 л.

Система охлаждения - жидкостная, закрытая, с принудительной циркуляцией. Воздух, необходимый для охлаждения воды в радиаторах, подавался двумя трехлопастными вентиляторами, смонтированными на коробке передач. Основной поток воздуха проходил в корпус танка через жалюзи над двигателем: он обдувал на своем пути масляный радиатор, далее - двигатели и вентиляторами через трубчатые радиаторы, установленные над ними, нагнетался в выходные жалюзи. Кроме основного потока, часть воздуха поступала в танк через жалюзи в крышках инструментальных ящиков, проходила через отделения управления и боевое и, проникнув под перегородку моторного отделения, обдувала картер двигателя, соединяясь затем с основным воздушным потоком.

Трехлопастные вентиляторы приводились во вращение от распределительной коробки через редуктор. В ступице каждого вентилятора был смонтирован фрикцион, предохранявший вентилятор от повреждений при резкой остановке двигателя.

Два трубчатых радиатора были установлены над вентиляторами. Шарнирное крепление радиаторов давало возможность доступа к вентиляторам, коробке передач и другим агрегатам, располагавшимся в трансмиссионном отделении.

Радиаторы и вентиляторы располагались под углом 15° к горизонтали.

Для запуска каждый двигатель снабжался стартером мощностью около 2,5 л.с. и напряжением 24 В. Для облегчения запуска при низких температурах окружающего воздуха на части машин двигатели снабжались эфирными карбюраторами, соединенными трубопроводами с прокалывающими пистолетами, расположенными на моторной перегородке. Там же находился ящик с эфирными ампулами.

В трансмиссию «Матильды» входили: сцепление на каждый двигатель, поперечная передача, коробка перемены передач, бортовые фрикционы, бортовые передачи и соединяющие их валы.

На танке устанавливалось однодисковое сухое сцепление автомобильного типа. Ничего более мощного не требовалось, поскольку крутящий момент от двигателей передавался на планетарную коробку передач.

Особенностью последней, как известно, является возможность включения передач торможением соответствующих шестерен, что исключает необходимость пользоваться для этой цели сцеплением. Поэтому приводы сцепления на «Матильде» отсутствовали, поскольку оно было постоянно соединено с трансмиссией. Необходимость в выключении сцепления возникала только при запуске двигателей. Эта операция осуществлялась с помощью ручного привода (на каждый двигатель), находившегося в боевом отделении на моторной перегородке.

Коробка передач - планетарная, шестискоростная (6+1), типа Wilson, с сервоуправлением. Бортовые фрикционы - многодисковые, сухие. Тормоза ленточные, с обшивкой ферродо. Бортовые передачи одноступенчатые.

Ходовая часть «Матильды», заимствованная у танка А.7, имела подвеску типа «ножницы», балансирную, с цилиндрическими пружинными рессорами, берущую начало от подвески среднего танка «Виккерс С». 10 опорных катков (на борт) с металлическими бандажам и блокировались попарно в пять тележек. Кроме того, имелся одиночный передний каток несколько большего диаметра, чем опорные, облегчавший преодоление вертикальных препятствий. Ведущее колесо с двумя съемными зубчатыми венцами располагалось сзади, а направляющее с натяжным механизмом винтового типа - спереди. На танках Mk.ll и Mk.HA устанавливались 6 поддерживающих катков, а начиная с модификации Mk.IIA - направляющие полозья. Каждая гусеничная цепь состояла из 69 стальных литых траков шириной 355 мм и шагом 152 мм.

Ходовая часть танка "Матильда"

Ходовая часть танка "Матильда"

Средства связи. Для внешней связи танк оборудовался радиостанцией №19 Mk.ll с радиусом действия на коротких волнах 15 км (в режиме УКВ - 1,5 км). Для внутренней связи предназначалось переговорное устройство на 4 абонента.

Боевое применение среднего пехотного танка "Матильда"

Накануне Второй мировой войны британские танковые части имели несколько вариантов организации. Так, например, существовали полки, преобразованные в танковые из кавалерийских - гусарских, драгунских и т.д., и имевших, подчас, многовековую историю. Другую категорию составляли так называемые королевские танковые полки - RTR (Royal Tank Regiment), сформированные в конце Первой мировой войны. Уровень боевой подготовки последних, как правило, был несколько выше.

К развертыванию танковых бригад и дивизий англичане приступили только в начале Второй мировой войны. Танковые части Британских экспедиционных сил (BEF - British Expeditionary Forces), прибывшие во Францию в сентябре 1939 года, были сведены в две легкие разведывательные бригады (1st and 2nd Light Recce Armoured Brigade). Кроме них, на материк доставили 1-ю армейскую танковую бригаду (1st Army Tank Brigade). Примерно в это же время на территории Великобритании сформировали 1-ю танковую дивизию (1st Armoured Division), также имевшую бригадную организацию. Весной 1940 года и ее переправили на континент.

К середине первого года войны основной структурной единицей британских танковых войск стала бригада. Существовали два типа бригад - танковые (Armoured), которые могли быть как отдельными, так и входить в состав дивизий, и армейские танковые (Army Tank), которые были только отдельными. Первые оснащались в основном крейсерскими и лишь иногда - пехотными танками, последние - исключительно пехотными.

В состав 1-й армейской танковой бригады входили три Королевских танковых полка - 4.RTR, 7.RTR и 8.RTR. Два из них - 4-й и 7-й прибыли во Францию. В состав 4.RTR входили 50 танков Matilda I и пять легких танков Мк VI, 7.RTR - 27 Matilda I, 23 Matilda II и семь легких танков Мк VI. Накануне единственного серьезного боя, в котором участвовала 1-я армейская танковая бригада, - сражения у Арраса оба полка были переформированы. Суть этого мероприятия свелась к тому, что 4.RTR получил некоторое количество пушечных «матильд» за счет 7.RTR. В результате накануне сражения в 4-м полку имелось 35 танков Matilda I и 7 Matilda II, в 7-м - соответственно 23 и 9. Количество танков в обоих полках не соответствовало штатной численности отнюдь не из-за боевых потерь. До Арраса 1-я армейская танковая бригада вообще не участвовала в боевых действиях - просто значительная часть танков вышла из строя во время марша по бельгийским дорогам. 20 мая 1940 года лорд Горт, командующий Британскими экспедиционными силами, отдал приказ контратаковать в районе Арраса наступающие немецкие войска. Утром следующего дня британская оперативная группа Франклина в составе 5-й и 50-й пехотных дивизий, поддержанных 74 танками 1-й армейской танковой бригады и частями 3-й французской механизированной дивизии, нанесла контрудар, который пришелся по тылам 7-й немецкой танковой дивизии Роммеля. Эти силы были слишком малы, чтобы достигнуть решающего результата, но, тем не менее, немцы понесли тяжелые потери.

Германские 37-мм противотанковые пушки не могли остановить «матильды», и только введя в бой всю артиллерию, и в первую очередь 88-мм зенитные орудия, Роммелю удалось задержать англичан. Немцы быстро провели перегруппировку и развернули для ответного удара 5-ю и 7-ю танковые дивизии, дивизию СС «Мертвая голова», 11-ю мотопехотную бригаду и 10-ю танковую дивизию из группы Гудериана. Захватив Аррас, они оттеснили англичан еще дальше на север. Положение союзников в Бельгии и Северной Франции вскоре стало катастрофическим.

Впрочем, англичане уже вовсю осуществляли мероприятия в рамках операции «Динамо» - эвакуации своих войск с континента. Так что контрудар 1-й армейской танковой бригады ставил своей целью не разгром немецких соединений, а прикрытие отхода английских частей к Дюнкерку. В ходе эвакуации вывозился только личный состав, техника же, включая все до одной «матильды» обеих модификаций, была брошена. Часть машин экипажам удалось уничтожить, часть досталась немцам в исправном состоянии.

В самой Англии к этому времени находился только один полк, имевший на вооружении пехотные танки - 8.RTR. Он был укомплектован машинами Matilda I и Matilda II в соотношении 2:1.

Вскоре после эвакуации оба танковых полка, принимавших участие в боях под Аррасом, вновь получили материальную часть - танки Matilda II. При этом 4.RTR остался в Англии, a 7.RTR отправили в Египет, где к тому времени уже начинались первые бои с итальянскими войсками.

10 июня 1940 года Италия вступила во Вторую мировую войну на стороне Германии, начав боевые действия против Франции и Англии как на европейском, так и на африканском континентах. Впрочем, до конца лета боевые действия в Африке практически не велись. Лишь 13 сентября, после категорического приказа Муссолини, итальянские войска перешли в наступление, перейдя ливийско-египетскую границу. В первый же день ими был занят Эс-Саллум, а англичане организованно отошли. 16 сентября итальянцы достигли Сиди-Баррани, но затем прекратили продвижение вперед. Вместо того, чтобы развивать успех, они ждали, пока тыловые части проложат к их новой позиции дорогу и подведут водопровод. Английские войска, тем не менее, продолжили отход и остановились только на заранее подготовленной позиции у г. Мерса-Матрух. Между враждующими сторонами осталась 135-км полоса ничейной земли.

В течение двух месяцев продолжалась "Странная война» в Африке - без соприкосновения с противником, ограниченная лишь действиями авиации. После своего сентябрьского наступления шесть итальянских дивизий расположились широкой дугой, выгибавшейся на юго-восток. Один ее конец упирался в море близ Сиди-Баррани, другой находился у Бир-Софари. На фронте протяженностью примерно 70 км итальянцы не оборудовали ни одной позиции или хотя бы цепи опорных пунктов. Они разместились в больших лагерях, которые находились друг от друга в десятке километров и не имели между собой никакой тактической связи. В этих условиях англичане разработали план операции «Компас». Ее целью был полный разгром итальянских войск. Для наступления англичане предполагали использовать 7-ю танковую дивизию, 4-ю индийскую пехотную дивизию, один усиленный пехотный полк и 7-й Королевский танковый полк.

Причем последний представлял собой наиболее грозную силу, имея на вооружении 50 танков «Матильда», против которых были бессильны как итальянские танки, так и средства ПТО. 2-фунтовые же пушки «матильд» пробивали броню любого итальянского танка. Всего же против 120 итальянских танков англичане выставили 275 боевых машин. Британцам предстояли два рискованных ночных перехода для того, чтобы преодолеть 135-км ничейную полосу и выйти на исходные рубежи для атаки. Днем войска отдыхали в пустыне, лишенные всякого укрытия, и если бы их обнаружила воздушная разведка противника, то внезапность наступления была бы утеряна. Но итальянская авиация и разведывательные дивизионы бронеавтомобилей бездействовали. Утром 9 декабря 1940 года англичане начали атаку. 7-й Королевский танковый полк совместно с 4-й пехотной дивизией обрушился на итальянский лагерь Нибейва. Противник был застигнут врасплох, началась паника. «Матильды» буквально всмятку раздавили противотанковые пушки и, кося пулеметными очередями мечущихся итальянских солдат, продвигались в глубь лагеря. И все-таки, несмотря на царивший хаос, дымовую завесу от горящих автомашин и цистерн с топливом, расчеты нескольких 75-мм полевых пушек успели открыть огонь по английским пехотным танкам.

Matilda III. 7-й Королевский танковый полк. Ливия, 1941 год.

Matilda III. 7-й Королевский танковый полк. Ливия, 1941 год.
Машина выкрашена в камуфляж, типичный для первого года африканской кампании

Их снаряды не пробивали броню «матильд», однако в результате попаданий в ходовую часть и заклинивания башен итальянским артиллеристам удалось вывести из строя 22 танка! Ни одна из «матильд», правда, не была повреждена серьезно, но до конца дня в бою они уже не участвовали. Вслед за Нибейвой под ударами «матильд» и индийской пехоты пали лагеря Западный и Восточный Туммар. В это же время 7-я танковая дивизия вышла в тыл итальянских лагерей и достигла прибрежного шоссе между Сиди-Баррани и Букбуком, отрезав войска противника, находившиеся восточнее. 16 декабря был захвачен Эс-Саллум. В руки англичан попало 38 тыс. пленных, 400 орудий и около 50 танков.

3 января 1941 года англичане начали штурм Бардии. В первом эшелоне атакующих войск действовали 22 «Матильды» из состава 7.RTR. Итальянцы вновь почувствовали силу практически неуязвимых английских пехотных танков. О том, насколько велика была роль «матильд» при штурме Бардии, можно судить по словам командира 6-й австралийской пехотной дивизии генерала Маккоя, который заявил, что для него каждый танк «Матильда» равноценен пехотному батальону. После трех дней боев итальянский гарнизон, насчитывавший около 45 тыс. человек, 462 орудия и 129 танков, сдался.

Сразу после взятия Бардии 7-я танковая дивизия двинулась на Запад, чтобы изолировать Тобрук до подхода австралийской пехоты. Его штурм начался 21 января. Хотя в рядах атакующих находилось всего 16 танков «Матильда», они вновь сыграли роль тарана, пробившего итальянскую оборону. На следующий день британцы овладели городом, захватив 30 тыс. пленных, 236 орудий и 7 танков.

К 5 февраля с выходом 7-й танковой дивизии в район Беда-Фомма итальянские силы в Киренаике были отрезаны. Попытки с боем прорваться через позиции 7-й дивизии продолжались до рассвета следующего дня, но после потери всех своих танков итальянцы начали сдаваться в плен.

Таким образом, на 7 февраля 1941 года англичане почти полностью уничтожили 8 итальянских дивизий, взяли в плен 130 тыс. человек, захватили 470 танков и свыше 1300 орудий. Их собственные потери составили 500 человек убитыми, 1373 ранеными и 55 пропавшими без вести. Операция «Компас» блестяще завершилась.

Следует подчеркнуть, что решающую роль при штурме укрепленных лагерей и населенных пунктов сыграли немногочисленные «матильды» 7-го Королевского танкового полка. Именно в ходе этой операции «Матильда» и получила титул «Королевы поля боя». Впрочем, соответствовала она ему недолго.

От полного разгрома итальянскую армию в Северной Африке спасла переброска наиболее боеспособных английских частей в Грецию. А наступившей паузой воспользовались немцы, уже спешившие на помощь своему союзнику.

14 февраля 1941 года в Триполи были высажены первые подразделения 5-й легкой дивизии вермахта - авангард Немецкого Африканского корпуса (Deutsche Afrika Korps - DAK). Возглавил его генерал-лейтенант Эрвин Роммель - полная противоположность безынициативному итальянскому командующему генералу Грациани. Это не замедлило сказаться на боевых действиях. Практически не имея сил для наступления, Роммель, тем не менее, с 31 марта по 4 апреля 1941 года окружил и уничтожил все английские войска в Киренаике. В распоряжении британского командования, кроме небольших сил на египетско-ливийской границе, имелись только отступившие к Тобруку части необстрелянной 9-й австралийской пехотной дивизии и дислоцировавшиеся в Египте «крысы пусты ни» (Desert Rats) - части 7-й танковой дивизии.

В сложившейся ситуации стратегически важной задачей для англичан стала оборона Тобрука. Находившиеся там войска следовало так усилить танками, чтобы они могли постоянно беспокоить противника и вынудить его перейти к осаде по всем правилам позиционной войны. Для этой цели 7 апреля в Тобрук на помощь австралийской пехоте прибыла 7-я танковая дивизия. 11 апреля крепость была окружена немецкими войсками.

Поскольку все внимание Роммеля в апреле и первой половине мая было приковано к Тобруку (осажденные уверенно отразили два штурма), англичане атаковали на египетской границе и имели временный успех. Теперь внимание немцев переключилось на этот район, особенно к горному массиву на границе. Его предгорья еженедельно переходили из рук в руки. И только проход Хальфайя все время оставался под контролем англичан. Этот проход имел стратегически важное значение как единственное место для переправы танков через горную гряду, простиравшуюся на 35 км с северо-запада на юго-восток.

27 мая Хальфайя был захвачен немцами, а попытка англичан с ходу отбить его не удалась. В течение второй половины мая и первой половины июня британцы интенсивно перебрасывали все новые и новые войска и технику в Египет. Количество танков вообще и «матильд» в частности в армии «Нил» (так до сентября 1941 года именовалась 8-я английская армия) заметно увеличилось. 3-я танковая бригада сменила в осажденном Тобруке 7-ю танковую дивизию, которая по замыслу британского командования должна была стать главной ударной силой при де-блокаде крепости. Готовящаяся операция получила название «Бэттлэкс» («Алебарда»). Для ее осуществления привлекался XIII корпус генерал-лейтенанта Бересфорда-Перса, состоявший из 7-й танковой и 4-й индийской пехотной дивизий. 7-я дивизия организационно включала в себя 4-ю (4th Armoured Brigade) и 7-ю (7th Armoured Brigade) танковые бригады. Полки первой (4.RTR и 7.RTR) были укомплектованы пехотными танками «Матильда», второй (2.RTR и 6.RTR) - крейсерскими танками А9, А10, А13 и новейшими «Крусейдер». Главный удар по проходу Хальфайя должен был наносить 4.RTR.

Силам XIII корпуса противостояли части только что переброшенной в Северную Африку 15-й танковой дивизии Африканского корпуса, в составе которой имелось около 100 танков Pz.lll и Pz.IV. Кроме того, в распоряжении немцев находился противотанковый дивизион PzJagAbt33c 21 37-мм и 12 50-мм противотанковыми пушками и зенитный дивизион FlakAbt 33, располагавший 13 88-мм зенитными орудиями.

Непосредственно проход оборонял батальон майора Баха (в прошлом - пастора) с несколькими зенитками.

Второй эшелон немецкой обороны составляла 5-я легкая дивизия, уступившая свои позиции у Тобрука итальянцам. Силы сторон были примерно равны по пехоте, преимущество же в танках было на стороне англичан.

15 июня 1941 года в 5.40 утра готовые к атаке экипажи «матильд», затаив дыхание, ожидали первых залпов 25-фунтовых гаубиц. Но... артподготовка почему-то в назначенное время не началась. Тем не менее, в 6.00 майор Майлз, командир эскадрона «С» 4-го Королевского танкового полка, приказал своим подчиненным начать атаку. Уже через несколько минут движения танкисты обнаружили отсутствие пехотной поддержки, но это было достаточно привычно и не так обескураживало, как молчание артиллерии. «В одиночку» танки двигались к проходу и тут попали под кинжальный огонь 88-мм зениток «пастора» Баха.

Matilda I. Рота «С» 7-го Королевского танкового полка. Франция, 1940 год

Matilda I. Рота «С» 7-го Королевского танкового полка. Франция, 1940 год

Эскадрон «С» был уничтожен в считанные минуты, одним из первых погиб его командир майор Майлз. Из 12 машин, шедших в атаку, уцелела только одна, но и у нее заклинило башню и вышла из строя трансмиссия. Подоспевшая наконец-то индийская пехота при поддержке шести «матильд» эскадрона «А» атаковала немецкие позиции. Быстро превратив четыре танка в чадящие костры, немцы занялись раджпутанскими стрелками, которые сочли за лучшее побыстрее отойти. Контроль над проходом Хальфайя остался за вермахтом.

Меньше других в этот день пострадал эскадрон «В», потерявший только одну боевую машину. Другому полку 4-й танковой бригады, 7-му Королевскому, повезло больше. Он атаковал на другом участке при тесной поддержке пехотинцев 22-й гвардейской бригады. Они обошли горную гряду юго-восточнее прохода и продвинулись в северном направлении через Ридотта-Капуццо почти до Бардии.

Однако немецкая разведка своевременно обнаружила маневр английских войск. И уже 16 июня по ним нанесла контрудар 5-я легкая дивизия. Англичане были вынуждены поспешно отступать на юг, чтобы избежать грозившего им окружения. От продолжения операции «Бэттлэкс», на которую возлагались большие надежды, пришлось отказаться.

Английские потери, особенно на фоне немецких, были чудовищны: из 90 крейсерских танков, участвовавших в операции, безвозвратно были потеряны 27. Еще больше досталось «матильдам»: из 100 машин 4-й танковой бригады оказались уничтожены 64! Немцы же потеряли всего 12 танков.

Операция «Бэттлэкс» стала концом «эры неуязвимости» «Матильды». Из частей, укомплектованных пехотными танками, они стали постепенно вытесняться более маневренными «валентайнами». Во время проведения операции «Крусейдер» («Крестоносец») в ноябре - декабре 1941 года в армейских танковых бригадах 8-й английской армии «матильды» еще составляли большинство. В 1-й армейской танковой бригаде (1st Army Tank Brigade) «валентайнами» был вооружен только 8.RTR, а 42.RTR и 44.RTR укомплектовали «матильдами». Такая же картина складывалась и в 32-й армейской танковой бригаде (32nd Army Tank Brigade), находившейся в осажденном Тобруке. Один ее полк (1.RTR) был вооружен крейсерскими танками, два других - 4.RTR и 7.RTR - «Матильдами». В 1-й бригаде имелось 90 «матильд», в 32-й - 69. Эти танки принимали активное участие в боевых действиях, при этом неся довольно тяжелые потери.

«Матильда», ставшая жертвой огня 88-мм немецких зенитных пушек. Лобовая броня пробита в нескольких местах. Район Тобрука, декабрь 1941 года

«Матильда», ставшая жертвой огня 88-мм немецких зенитных пушек. Лобовая броня пробита в нескольких местах.
Район Тобрука, декабрь 1941 года

Спустя пять месяцев в сражении при Эль-Газале «Матильдами» была вооружена только 32-я армейская танковая бригада. В двух ее полках (1.RTR передали в 1-ю танковую бригаду) имелось 110 «матильд». Что же касается 1-й армейской танковой бригады, то ее полностью перевооружили «валентайнами».

К началу сражения у Эль-Аламейна 23 октября 1942 года в первой линии танковых частей 8-й английской армии «матильд» уже не осталось. Да и вообще пехотными танками («валентайнами») вооружили лишь 23-ю танковую бригаду (23rd Armoured Brigade) - одну из семи! Небольшое количество «матильд» в варианте CS с 76-мм гаубицами сохранилось только в подразделениях непосредственной поддержки. В этом переломном для всей Североафриканской кампании сражении «матильды» в основном использовались в саперном варианте Scorpion.

Рассказ о применении «матильд» на этом театре военных действий был бы не полным без упоминания о «командировке» эскадрона «В» 4-го Королевского танкового полка (16 танков) в Эритрею. После разгрома итальянских войск в Эфиопии и Сомали эскадрон вернулся в Египет. Кроме того, девять боевых машин этого типа участвовали в обороне о. Крит, а три в течение нескольких лет находились в составе отдельного танкового эскадрона на Мальте. Ранее эти танки принадлежали 7.RTR. Из стран Британского Содружества Наций раньше других «матильды» получила Канада. Правда, совсем немного. Несколько боевых машин этого типа, наряду с другими, использовалось в 1941 году в 1-й канадской армейской танковой бригаде для подготовки экипажей вплоть до ее перехода на тяжелые пехотные танки «Черчилль». Обучались на «матильдах» и экипажи 14-го танкового полка (Calgary Regiment), годом позже отличившегося во время десанта в Дьепп.

«Матильда» буксирует поврежденный бомбардировщик Bristol Beaufort

«Матильда» буксирует поврежденный бомбардировщик Bristol Beaufort.
В такой своеобразный камуфляж были выкрашены танки, несшие службу на Мальте. 1941 год

В 1942 году 33 танка модификации Matilda IVCS получила Новая Зеландия. Штат формируемой новозеландской танковой бригады, основное вооружение которой должны были составить «валентайны», предусматривал по шесть таких машин на батальон. Позже бригаду переформировали. Один из ее батальонов был подготовлен для боевых действий на Тихоокеанском театре. Дабы избежать трудностей в снабжении, его полностью укомплектовали «валентайнами», но при этом 18 машин перевооружили 76-мм гаубицами, снятыми с «матильд». В 1944 году все 33 «Матильды» передали австралийской армии, которая стала крупнейшим в Содружестве (после англичан , разумеется) получателем танков этого типа.

Следует отметить, что на Тихоокеанском театре военных действий «Матильда» пережила второе рождение. Первые 140 машин прибыли в Австралию в июле 1942 года. В это время в Северной Африке они уже почти не использовались, но в джунглях Новой Гвинеи «Королева поля боя» вновь себя показала! До появления «матильд» австралийские войска в боях с японцами использовали в основном американские легкие танки МЗ «Стюарт», которые мало подходили для непосредственной поддержки пехоты ни по бронированию, ни по вооружению. Требовался хорошо бронированный танк, способный «выжигать японцев из их лисьих нор и окопов», а также уничтожать бункеры. Японские танки не представляли для «Матильды» никакой угрозы - снаряды их пушек не пробивали броню «толстокожей дамы». Для борьбы же с японской бронетехникой орудия мощнее 40 мм не требовалось.

Находящиеся в австралийской эксплуатации танки подверглись целому ряду переделок, связанных, главным образом, со спецификой театра военных действий. Лобовые ветви гусениц защитили установкой литых крыльев, а погон башни - наваркой бруствера по всему периметру (японские артиллеристы чаще всего стремились перебить гусеницу или заклинить башню австралийских танков). Крыша моторно-трансмиссионного отделения закрывалась либо стальной сеткой, либо крышкой, сваренной из высечки - стальных полос с круглыми отверстиями. И то и другое защищало танки от ручных противотанковых гранат.

Серьезное внимание было уделено гидроизоляции днища корпуса, поскольку «матильдам» часто приходилось высаживаться с десантных судов и преодолевать полосу прибоя вброд, а также форсировать многочисленные реки в джунглях. На кормовой части танка разместили розетку телефона для связи с пехотой.

В августе 1943 года в Австралию поступило еще 238 танков «Матильда», в' том числе и несколько десятков танков модификации CS. Танки с 76-мм гаубицами обычно двигались впереди колонны и вели обстрел целей фугасными и зажигательными снарядами, выжигали растительность и маскировку японских дотов, после чего танки с 2-фунтовыми пушками расстреливали эти укрепления в упор. Стремясь устранить один из недостатков 2-фунтовой пушки - отсутствие в боекомплекте фугасных снарядов, австралийцы разработали их самостоятельно.

Практически никогда «матильды», как, впрочем, и танки других типов, не использовались бригадами и полками. На крупных островах, например, на Новой Гвинее, Бугенвиле, Таракане, Лабуане и Борнео, они действовали в составе эскадронов. Зачастую и эскадроны дробились на мелкие отряды из нескольких танков, которые вместе с пехотой забирались в глубь джунглей, выкуривая оттуда японцев.

Matilda Frog. 2-й разведывательный эскадрон 1-й австралийской танковой бригады.

Matilda Frog. 2-й разведывательный эскадрон 1-й австралийской танковой бригады.
На лобовой броне можно видеть: тактический номер машины и эмблему бригады.

Высокую эффективность в условиях джунглей показали пехотные огнеметы, но, подбираясь к японским дотам, огнеметчики несли большие потери. Выходом из создавшейся ситуации стала установка на «Матильду» огнемета.

Вместо штатной пушки в башне разместили огнемет, причем его кожух издали напоминал ствол 76-мм гаубицы. Спаренный пулемет Besa был сохранен. Вместо наводчика и заряжающего в башне находились бак с 80-ю галлонами огнесмеси Geletrol и баллоны со сжатым воздухом, использовавшимся для выброса огнесмеси. Еще 100 галлонов огнесмеси заливалось в сбрасываемый бак, размещенный на корме корпуса. В нескольких баках в отделении управления и боевом отделении имелось еще 62 галлона огнесмеси. По мере расхода огнесмеси из основного бака, расположенного в башне, она перекачивалась в него из дополнительных. Огнемет мог стрелять на расстояние от 80 до 125 м (на практике, впрочем, вдвое меньшее). На каждый выстрел расходовалось до 10 галлонов огнесмеси. Недостатком конструкции была большая пауза между выстрелами - до 30 с, необходимая для подъема давления. В огнеметные танки переделали 25 машин, получивших название Matilda Frog («Лягушка»). Их боевое крещение состоялось в боях на о. Борнео, где они действовали весьма эффективно. Правда, австралийские танкисты-огнеметчики оказались «сами себе не врагами» и практически никогда не заполняли огнесмесью баки в корпусе танка. Крайне редко они пользовались и навесным 100-галлонным баком.

Танк огневой поддержки Matilda CS ведет огонь во время боя на о.Таракан

Танк огневой поддержки Matilda CS ведет огонь во время боя на о.Таракан.
Пехотный офицер корректирует стрельбу, пользуясь для связи с экипажем телефоном,
смонтированным на корме танка. Май 1945 года

Ближе к концу войны появилась улучшенная модификация огнеметного танка Matilda Murray, в котором использовался пороховой огнемет. Это не только позволило повысить темп стрельбы, но и увеличить емкость башенного бака до 130 галлонов.

Война на Тихом океане потребовала создания танка-бульдозера, способного прокладывать колонные пути в джунглях. На линейный танк устанавливалось бульдозерное оборудование сиднейского отделения фирмы British Standard Machinery Co. Серийно выпускались два варианта - № 1 Мк 1 с тросовым приводом и № 3 Мк 1 с гидравлическим. Привод гидравлического насоса осуществлялся от карданного вала двигателя с помощью цепной передачи. В составе разведывательного эскадрона 1-й австралийской танковой бригады танки-бульдозеры использовали во время высадки на о.Лабуан и в Баликпапан в августе 1945 года.

Тяжелый отвал бульдозера слишком сильно зарывался в грунт, машина была трудноуправляемой несмотря на наличие сервопривода. Кроме того, механик-водитель был начисто лишен возможности видеть что-либо перед собой.

Наиболее же экстравагантную переделку «Матильды» предложили австралийские инженеры, оснастившие ее противолодочным бомбометом «Хеджехог» (Hedgehog - «ёж»). Собственно сам корабельный бомбомет на танк не устанавливали. На корме обычного линейного танка смонтировали бронированный пакет направляющих для семи реактивных бомб. Масса одной бомбы составляла 28,5 кг, а масса заряда - 16 кг. Дальность стрельбы колебалась от 200 до 300 м. Максимальный угол возвышения составлял 45°. Подъемом пакета, осуществлявшегося с помощью гидропривода поворота башни, заимствованного у американского среднего танка МЗ, управлял механик-водитель. На панели приборов имелись два индикатора, по данным которых он сообщал командиру о принятом угле возвышения. После выстрела первой бомбой командир корректировал наводку и мог вести залповый огонь. Причем залп можно было давать всеми бомбами, кроме пятой. Для стрельбы пятой бомбой было необходимо повернуть башню танка на 30° вправо, иначе она снесла бы антенну радиостанции. В общем, получился допотопный вариант «катюши» по-австралийски. Подобные конструкции у американцев, например, вышли куда удачнее.

Matilda Frog из 2-го батальона 1-й австралийской танковой бригады во время боев в Баликпапане. Июль 1945 года

Matilda Frog из 2-го батальона 1-й австралийской танковой бригады во время боев в Баликпапане.
Июль 1945 года

Всего таким образом переоборудовали шесть танков. После испытаний в Квинсленде в мае 1945 года их включили в состав 4-й австралийской танковой бригады и отправили на остров Бугенвиль. Однако прибыли они туда слишком поздно и участия в боевых действиях не принимали.

Подытоживая боевую деятельность «матильд» на островах Тихого океана, следует отметить, что сами австралийцы считали, что если бы их британские коллеги, сражавшиеся на этих боевых машинах в пустыне, увидели, насколько эффективно «королевы поля боя» используются в джунглях, они бы не поверили своим глазам. «Мы не смогли бы выиграть кампанию на Новой Гвинее, если бы не танки «Матильда» - так говорили воевавшие в этих местах австралийские танкисты. В 1948 году в Австралии сформировали Гражданские вооруженные силы, ставшие аналогом британской территориальной армии. На вооружение 1-й танковой бригады этих сил поступили «матильды». Они использовались для подготовки танкистов вплоть до 1955 года, когда их заменили на «центурионы».

Оценка машины

В отличие от многих других боевых машин, давать оценку «Матильде» достаточно просто. Англичане добросовестно разработали тактико-технические требования (ТТТ) к танку непосредственной поддержки пехоты и столь же добросовестно воплотили их в металле. Так что оценивать нужно не столько сам танк, сколько ТТТ к нему, а в более широком плане - саму концепцию пехотных боевых машин.

Пожалуй, единственным крупным промахом при создании танка «Матильда I» можно считать отсутствие пушечного вооружения, что было уже неприемлемо даже для середины 30-х годов. Да и сама конструкция танка в целом, несмотря на соответствие поставленным при проектировании задачам, несла в себе слишком много черт прошлого. «Матильда II» в этом плане оказалась в гораздо большей степени сориентирована на перспективу. Установка очень мощной по тому времени 2-фунтовой пушки расширила спектр решаемых танком задач. Отсутствие же в ее боекомплекте фугасного снаряда вполне объяснимо. Орудие не предназначалось для борьбы с пехотой противника. Для этой цели служил пулемет, пушка же была нужна для самообороны от вражеских танков. Что же касается характеристик подвижности и броневой защиты, то они в полной мере отвечали требованиям, предъявляемым к пехотному танку, особенно в части последней.

Броня «Матильды» защищала ее от поражения любой танковой или противотанковой пушкой вероятного противника. О том, что по танку можно стрелять из каких-либо других орудий, у английских военных в то время, судя по всему, и мысли не было. Впрочем, в полной мере проверить на практике соответствие «Матильды» тактико-техническим требованиям так и не удалось.

В строгом соответствии с классическими тактическими положениями «матильды» применялись, пожалуй, только у Арраса в конце мая 1940 года. По прямому назначению их использовали и австралийцы, что само по себе не случайно. В условиях джунглей Новой Гвинеи и других островов танки могли применяться лишь для непосредственной поддержки пехоты, и тут «Матильда», специально созданная для этой цели, безусловно, давала фору любой другой боевой машине. Вместе с тем, необходимо учитывать и специфику противника, вплоть до 1945 года не имевшего ни танков, ни противотанковой артиллерии, способных бороться с британскими и американскими танками.

Своего рода «лакмусовой бумажкой», проявившей всю несостоятельность теории деления танков на пехотные и крейсерские, стала кампания в Северной Африке. На местности, как будто специально созданной для применения больших масс танков, «чистота эксперимента» была полной. И что же? В большей или меньшей степени «матильды» использовались по прямому назначению только в ходе операции «Компас». Но даже тогда, по мере развития операции, пользуясь своей неуязвимостью, они зачастую начинали действовать самостоятельно (чему способствовало и плохо налаженное взаимодействие с пехотой). Экипажи «матильд» активно вступали в бой с итальянскими танками, стремясь в полной мере ощутить свое абсолютное превосходство над ними. Итальянские танковые и противотанковые пушки легко пробивали тонкую броню английских «крейсеров», оставляя на броне «Королевы поля боя» только вмятины. «Матильда» стала незаменимой при штурме занятых итальянцами укрепленных населенных пунктов. При этом в их задачу входила не столько поддержка пехоты, сколько требование как можно быстрее раздавить противотанковые орудия, а при возможности и любые другие, что в целом и выполнялось. В немалой степени успеху применения пехотных танков (равно как и любого другого вида оружия) способствовал сам противник, оказывавший лишь ограниченное по времени сопротивление, после которого организованно сдавался в плен.

Экипажи 7-го Королевского танкового полка и их «матильды» перед началом операции «Компас». Декабрь 1940 года

Экипажи 7-го Королевского танкового полка и их «матильды» перед началом операции «Компас».
Декабрь 1940 года

Необходимо отметить, что популярности «Матильды» способствовала ее более высокая, по сравнению с крейсерскими английскими танками, техническая надежность. Это в первую очередь касалось силовой установки - стоявшие на «матильдах» автомобильные дизели ломались гораздо реже, чем отработавшие летный ресурс авиационные бензиновые моторы, которыми оснащались крейсерские танки.

В ходе «войны по правилам» к весне 1941 года, в общем-то, относительно небольшое количество английских пехотных танков доминировало на поле боя. С прибытием Немецкого Африканского корпуса боевые действия в Африке приобрели ярко выраженный маневренный характер. Тактика Роммеля ломала все правила и традиции, выработанные английскими генералами еще на полях сражений Первой мировой.

Они, например, никак не могли взять в толк, как может противотанковая артиллерия двигаться в боевых порядках танковых частей и, тем более, как можно стрелять по танкам из зениток. В условиях ведения «неправильной» войны «правильному» пехотно-крейсерскому порядку не оставалось места.

Постепенное вытеснение «матильд» «валентайнами» было не случайным. Последний был легче, проще и дешевле, имел более работоспособную ходовую часть и резерв для увеличения калибра вооружения, что делало его более эффективным противотанковым средством. Впрочем, на поле боя он пережил «Матильду» не надолго.

Английские пехотные и крейсерские танки стремительно вытеснялись из частей универсальными американцами - «Грантом» и «Шерманом». Это были машины уже нового поколения. Немногим уступая пехотным по броневой защите, они имели подвижность крейсерских танков, а по вооружению превосходили и те и другие. С другой стороны, этот процесс ускорило появление столь же универсальных боевых машин у немцев, в первую очередь Pz.IV с длинноствольной 75-мм пушкой. Одним словом, «царствование» «Матильды» оказалось коротким.

Несмотря на не очень продолжительный срок эксплуатации и не слишком большое, по сравнению со многими другими танками, количество выпущенных машин, до наших дней сохранилось немало танков этого типа.

+76 -3 голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос

Партнеры
Наши друзья
На форуме обсуждают
Интересные материалы
Copyright © 2012 все права защищены, при копировании ссылка на ресурс обязательна
las-arms.ru © 2012
Для связи с администрацией сайта:
support@las-arms.ru
admin@las-arms.ru