Легкий танк М3 "Stuart"





Американский легкий танк М3 "Stuart" и его модификации. О стрелковом оружии, средствах защиты и другую интересную информацию ищем в соответствующих разделах.




Американский легкий танк М3 "Stuart" и его модификации


В Начало

История создания и описание конструкции легкого танка «Стюарт»

После окончания Первой мировой войны разработка и производство легких танков в США были свернуты. В течение 1920­-x годов основу танкового парка страны составляли французский Renault FT17 и его американский вариант ­«6-­тонный танк».

Но и эти машины в большинстве своем находились на хранении. Несмотря на край­не ограниченный опыт боевого примене­ния этих танков (главным образом, морской пехотой в Центральной Америке и Ки­тае), к началу 1930-­x годов американцы, тем не менее, убедились, что их конструкция безнадежно устарела. Разработка же новых боевых машин этого класса (как и всех прочих) сдерживалась двумя факто­рами: недостатком финансирования и отсутствием единого заказчика.

Первое обстоятельство легко объяс­нимо в те годы США проводили изо­ляционистскую политику, нисколько не претендуя на роль мирового лидера. Большая часть военного бюджета трати­лась на нужды флота основного гаранта безопасности страны.

Что же касается второго фактора, то он стал следствием структурных особен­ностей вооруженных сил США. Так, двумя основными составляющими сухопут­ных сил армии (Army Ground Forces) были пехота и кавалерия. При этом, в соответствии с постановлением конгресса, танки полагалось иметь только пехоте, командование которой видело в них лишь средство поддержки. В то же время среди высшего командования кавалерии идея механизации находила все большее понимание. Но в рамках своего бюджета кавалерия могла позволить себе иметь очень ограниченное количество танков, причем, формально обходя запрет конгресса, их именовали «боевыми машина­ ми» (Combat Cars). Таким образом, в пер­вой половине 1930­x годов создание лег­ких танков в США проводилось по иници­ативе лишь двух заказчиков пехоты и кавалерии. Они же являлись и разработ­чиками тактико­-технических требований, порой весьма различных. Правда, при воплощении этих ТТТ в металл удавалось добиться довольно высокой степени уни­фикации, поскольку и проектирование, и изготовление танков велось на одном предприятии государственном арсенале в Рок-­Исланде (Rock Island Arsenal).

В 1934 году начались испытания двух опытных образцов легкого танка Т2 для пехоты и боевой машины Т5 для кавале­рии. При общей идентичности корпусов, силовых установок и трансмиссий, танки отличались количеством башен (одна у Т2 и две у Т5) и конструкцией ходовой части.

Один из первых серийных танков М3 во время испытаний. 1941 год

Один из первых серийных танков М3 во время испытаний. 1941 год

На Т2 использовалась подвеска типа Vickers с полуэллиптическими листовыми рессорами. Опорные же катки Т5 были сблокированы попарно в балансирные тележки, подвешенные на вертикальных бу­ферных пружинах. Работоспособность ходовой части этого танка оказалась пора­зительной! В ноябре 1934 года Т5 совершил испытательный пробег протяженнос­тью 1450 км от арсенала Рок-­Исланд до Вашингтона. При этом средняя скорость составила 48 км/ч! Стартовав 14 ноября, капитан Т. Никсон и инженер Дж. Проске уже через три дня достигли Вашингтона, побив все рекорды скорости для гусеничных машин. Неудивительно, что вскоре Т2 модернизировали, установив на нем ходовую часть, аналогичную Т5. Машине, по­лучившей башню несколько измененной формы и командирскую башенку, присво­или индекс Т2Е 1, и в 1935 году она была стандартизирована (то есть принята на во­оружение) под армейским обозначением М2А1 (М2А1 Light Tank). Американская пехота пополнилась 10 танками этой мо­дификации.

Практически одновременно на вооружение кавалерии приняли боевую маши­ ну М1 (Combat Car М1), на которой, в отличие от ее прототипа Т5, установили только одну башню, правда, иную по кон­струкции, чем у М2А 1. В остальном оба танка были идентичны. Их вооружение состояло из двух пулеметов, размещенных в башне, крупнокалиберного 12,7-­мм Browning М2НВ и 7,62­-мм Browning М1919 и одного курсового Browning М1919 в лобовом листе корпуса. На М1, кроме того, на специальном крон­штейне устанавливался еще и зенитный пулемет. Обе машины оснащались 7­ цилиндровыми звездообразными авиацион­ными бензомоторами Continental W670 и надежными автомобильными трансмис­сиями. Использование авиамоторов и от­работанных авто агрегатов стало характерной особенностью американского тан­костроения в последующем десятилетии.

Combat Car М1

В конце 1935 года в цехах Rock Island Arsenal началось производство легкого танка М2А2 (изготовлено 239 единиц), ко­торый отличался от первой модификации, главным образом, размещением вооруже­ния в двух башнях. Башни имели доволь­но сложную многогранную форму и раз­ные размеры. Большая с диаметром погона 914 мм (36"), меньшая 762 мм (30"). В первой был установлен 12,7-­мм пулемет, во второй 7,62­-мм. Размеще­ние вооружения в двух башнях, от которого в Европе к тому времени уже повсемест­но отказались, было признано военными США наиболее перспективным для легкого танка сопровождения пехоты.

Следует отметить, что и М2А1, и М2А2, как, впрочем, и кавалерийские боевые машины, создавались еще до граждан­ской войны в Испании, во многом опре­делившей перспективы развития танко­строения в мире. Учли этот опыт и в США.

в 1938 году появился легкий танк М2АЗ, представлявший собой капитальную мо­дернизацию М2А2. Танк получил удлинен­ную ходовую часть были увеличены расстояния между осями балансирных тележек и между задней тележкой и направ­ляющим колесом. За счет этого длина М2АЗ возросла до 4432 мм. Увеличилась и длина опорной поверхности гусениц. Это позволило сохранить удельное давление на прежнем уровне, что было важным при возросшей до 8,8 т массе танка. Измене­ния затронули некоторые агрегаты и сис­темы двигателя, а также приборное оснащение машины. Были смонтированы и но­вые шаровые установки М 12 для пулеме­тов Browning М1919А4, получивших теле­скопические прицелы М1918А2.

Наиболее же важным нововведением стало усиление броневой защиты. Лобо­вая броня корпуса и башни возросла с 15,9 мм до 22,2. Примерно вдвое увели­чилась и толщина всех прочих бронелистов. Конечно же, 22­-мм броня никак не могла считаться противоснарядной, но это был шаг в нужном направлении.

Уже первые месяцы боевых действий в Европе показали бесперспективность чи­сто пулеметного вооружения, что застави­ло американцев ускорить разработку нового легкого танка. Им стал М2А4, по сути представлявший собой М2АЗ, у которого вместо двух башен установили одну кле­паную восьмигранную башню с шестигран­ной командирской башенкой. В башне раз­мещалась 37­-ММ пушка М5 со спаренным пулеметом М1919А4. Кроме того, танк во­оружался еще четырьмя пулеметами этой марки: одним курсовым, одним зенитным и двумя жестко закрепленными в борто­вых спонсонах. Боекомплект состоял из 104 артвыстрелов и 7900 патронов. По сравнению с М2АЗ, несколько возросла бронезащита корпуса до 25,4 мм и зна­чительно башни до 32-38 мм. Боевая масса танка достигла 10,95 т. В экипаж вхо­дило 4 человека. Конструкция корпуса существенным изменениям не подверглась.

Легкий танк М3А1 в разрезе

Двигатель, трансмиссия и ходовая часть остались прежними.

Первые экземпляры легкого танка М2А4 сошли со сборочной линии завода American Car and Foundry в мае 1940 года, а завершилось его производство в марте 1941­гo, после выпуска 365 машин. Еще 10 единиц в апреле 1942 года изготовила фирма Baldwin Locomotive. М2А4 нес в себе черты как предвоенных американ­ских танков (архаичными для 1940 года были, например, пять примитивных смот­ровых лючков по периметру башни), так и легких боевых машин периода Второй мировой войны. Не оставив заметного следа в истории танкостроения, М2А4 стал важной вехой в истории американ­ской армии. С его появлением совпало создание танковых войск армии США Armored Force. Это знаменательное событие произошло 10 июля 1940 года.

Первым командующим был назначен бри­гадный генерал Адна Чаффи, а штаб­ квартирой и поныне является Форт­ Нокс.

На вооружение первых формируемых танковых частей поступили легкие танки М2 всех модификаций, а также боевые машины М1. Последние модернизирова­лись дважды, хотя и не столь существен­но, как пехотные М2. Модель М1А1 полу­чила башню более технологичной формы и усовершенствованную коробку передач, а М1А2 новую ходовую часть, аналогич­ную легкому танку М2А3. Кавалерийские боевые машины находились в производ­стве недолго с 1935 по 1937 год, да и выпущено их было немного, всего 114 еди­ниц. В 1940­-м Rock Island Arsenal изгото­вил опытный образец боевой машины М2 (М2 Combat Car). При сохранении прежней компоновки и пулеметного вооружения танк получил новую ходовую часть, обес­печивавшую меньшее удельное давление.

Ленивец, больший, чем прежде, по разме­рам, положили на грунт, увеличив тем самым длину опорной поверхности гусениц.

Кроме того, улучшили защиту кормы корпуса, отказавшись от жалюзи и направив воздухопоток через броневой карман.

Элементы конструкции боевой маши­ны М2 и легкого танка М2А4 и были по­ложены в основу при создании нового легкого танка, потребность в котором стала очевидной уже вскоре после начала Второй мировой войны.

В начале 1940 года Военный депар­тамент разработал технические требова­ния к новому танку. Первый прототип был переделан из М2А4 в арсенале Рок­ Ис­ланд. Машина получила клепаную баш­ню, по форме аналогичную прежней, но с меньшим количеством смотровых люч­ков. Маск-установку М20 заменили новой М22, с более толстой броней. И в целом бронезащита танка возросла ­толщину лобовой брони корпуса довели до 45 мм, а башни до 38 мм. Ходовую часть и форму кормовой части корпуса заимствовали у боевой машины М2. Боевая масса танка составила 12,43 т.

Легкий танк М3А1

5 июля 1940 года новый легкий танк был стандартизирован под индексом М3 (М3 Light Tank). Однако большую известность он получил под названием «генерал Стю­арт» (General Stuart), или просто «Стю­арт». Имя собственное ему присвоили англичане, получившие в 1941 ­1942 годах по программе ленд-лиза большинство боевых машин этого типа. Генерал Дж. Стюарт командовал кавалерией южан во время гражданской войны в США.

М3 Stuart I

Производство танков М3 началось в марте 1941 года на заводе компании American Car and Foundry.

Корпус танка собирался из катаных броневых листов на каркасе из уголков и полос с помощью клепки, а у танков поздних выпусков частично с помо­щью сварки. Внутри корпус делился на два отделения: объединенное управле­ния и боевое и моторное. Между ними находилась перегородка, установленная непосредственно перед вентилятором.

В нее были вмонтированы маслорадиато­ры двигателя и трансмиссии, через которые из боевого отделения вентилятором высасывались по­роховые газы. Чистый воздух для охлаждения двигателя поступал в моторное отделение через за­крытое сеткой отверстие в крыше корпуса, расположенное над вентилятором. Отвод загрязненного воздуха из боевого отделения, а также выхлопных газов осуществ­лялся через карман между верхним и нижним кормовыми листа­ми. По бортам корпуса, позади спонсонов, были установлены воздушные фильтры.

Весь передний лист подбашен­ной коробки занимали смотровые окна механика-­водителя и его по­мощника, закрывавшиеся броне­выми дверцами, откидывавшимися вверх. В дверцах имелись щели для наблюдения со стеклами триплекс. Смотровое окно механика-водителя стыковалось с прямоугольным люком в верхнем лобовом листе корпуса. Его крышка откидывалась вперед и вниз, что позволя­ло осуществлять посадку в танк.

Легкий танк М3. На виде спереди видны открытые крышки смотровых лючков в стенках башни

Легкий танк М3. На виде спереди видны  открытые крышки смотровых лючков в  стенках башни

На первых 100 машинах устанавлива­лась клепаная восьмигранная башня, носившая индекс 037812. Она имела шестигранную командирскую башенку, две стенки которой являлись продолже­нием стенок башни. На каждой грани командирской башенки находилась смотровая щель со стеклоблоком. В стенках башни было три таких щели. Под каждой из них располагался лючок для стрельбы из личного оружия. С апреля 1941 года клепаные башни заменили восьмигранными сварными типа 038976, а с октября сварными 039273, так называемой «подковообразной» формы.

Их боковые стенки состояли из одного гнутого бронелиста. С октября ввели и новую командирскую башенку в форме «остроконечного» эллипса, закрывае­мую двухстворчатой крышкой, вместо прежней одностворчатой. На этих же машинах смотровые щели механика­-во­дителя и его помощника стали прикры­ваться дополнительной бронезащитой.

Корпус и башня танка изнутри были облицованы изоляционным материалом Celotex толщиной 12 мм, который, в свою очередь, закрывался стальными листа­ми толщиной 0,8 мм.

Довольно комфортабельно оборудова­лись лишь места механика­-водителя и его помощника, по совместительству выпол­нявшего обязанности стрелка из курсового пулемета. Их сиденья имели спинки, регулировались по высоте и даже оснащались ремнями безопасности! Посколь­ку у башни М3 не было вращающегося полика, наводчик и заряжающий (он же командир танка) обходились без сидений. В походе они размещались на ящиках с боекомплектом 37­-мм снарядов, крышки которых имели мягкие подушки, а в бою обслуживали орудие стоя.

Несмотря на сравнительно небольшие размеры, машина несла довольно мощ­ное вооружение. В башне в маск-установке М22 была установлена 37 ­-мм пушка М6 (на машинах ранних выпусков М5) и спаренный с ней 7,62­-мм пулемет Browning М1919А4. Длина ствола орудия составляла 53,5 калибра, начальная ско­рость бронебойного снаряда 884 м/с.

Танк М3 с различными типами башни

Танк М3 с различными типами башни

На дистанции 500 ярдов (457 м) броне­бойный снаряд пробивал гомогенную бро­ню толщиной 53 мм, расположенную под углом 300 к вертикали, на дистанции 1000 ярдов (914 м) 46 мм и на дистанции 1500 ярдов (1372 м) 40 мм. Вертикаль­ное наведение осуществлялось вручную с помощью секторного механизма в диа­пазоне от 100 до +200. грубое горизон­тальное наведение производилось также вручную, причем маховик находился у места заряжающего. После поворота башни в необходимом направлении точ­но навести орудие в цель мог наводчик с помощью плечевого упора в диапазоне до 100 на сторону. Прицел теле­скопический М5А1.

Еще один 7,62­-мм пулемет был смонтирован в шаровой установке верхнего лобового лис­та корпуса. Огонь из него вел по­мощник механика-­водителя. Еще два «браунинга» располагались в бортовых спонсонах. Шаровые установки этих пулеметов и их станки допускали незначитель­ную ручную регулировку в верти­кальной и горизонтальной плос­костях. Спуск пулеметов осуще­ствлялся с места механика­-води­теля с помощью тросов в боуде­новской оболочке, наведение поворотом корпуса танка. Нако­нец, пятый пулемет Browning М1919А4, предназначенный для стрельбы по воздушным целям, был смонтирован на специаль­ном кронштейне М20, закреплен­ном на борту башни за командир­ской башенкой.

Сварная башня танка М3А1. Хорошо видна бронировка маскустановки М23

Сварная башня танка М3А1. Хорошо видна  бронировка маскустановки М23

Боекомплект состоял из 103 артвыстрелов и 8270 патронов к пулеметам.

В качестве вспомогательного вооружения экипажа в танке укладывался пистолет ­пулемет М1 Thompson калибра 11,43 мм с боекомплектом в 500 патронов и 12 ручных гранат.

На танке устанавливался 7 ­ци­линдровый звездообразный карбюраторный авиационный двига­тель воздушного охлаждения Continental W670­9A мощностью 250 л.с. при 2400 об/мин. Рабочий объем двигателя 9832 смЗ . Диа­метр цилиндра 130,2 мм. Ход пор­шня 117,5 мм. Степень сжатия 6,1.

Масса двигателя 325,6 кг В качестве топлива использо­вался авиационный бензин с ок­тановым числом не ниже 92. В случае крайней необходимости мог использоваться и другой бензин, но с октановым числом не ниже 82.

В танке имелись два бака для горючего емкостью 102 л каждый, размещавшиеся по обеим сторонам дви­гателя. Подача топлива принудитель­ная, топливный насос «Ивенс» В91146 или В9151. Карбюратор Bendix ­Stгom­beгg NA­R6B.

Система смазки циркуляционная, под давлением, с «сухим» картером.

Система охлаждения воздушная, при помощи 12­лопастного вентилятора, представлявшего собой цельную алюми­ниевую отливку, закрепленную на маховике, насаженном на шлицованный ко­нец коленчатого вала, обращенный к пе­редней части танка.

Для очистки воздуха, поступавшего в цилиндры двигателя, служили два воз­духоочистителя масляного типа Handy Perfection модели T­8. Они не требова­ли особого ухода, за исключением пери­одической замены масла, производив­ шейся после 25 ч нормальной работы двигателя или после 8 ч работы в силь­но запыленной атмосфере.

Пуск двигателя осуществлялся элек­тростартером инерционного типа. Сис­тема зажигания двойная, обеспечива­лась двумя магнето типа Scintilla модели MN 7DFA или VMN 7DFA, которые имели автоматическое опережение за­жигания и полную радио экранировку.

В конце 1941 начале 1942 года в связи с нехваткой стандартных бензино­вых авиамоторов Continental часть танков выпустили с 9­цилиндровым звездо­образным дизельным двигателем воз­душного охлаждения Guiberson Т-1020-­4 мощностью 265 л.с. при 2250 об/мин.

Масса двигателя составляла 328,9 кг. По своей конструкции и способу установки в танке он был в значительной степени аналогичен двигателю Continental, за исклю­чением узлов, характерных только для дизеля. Внешне танки, оснащенные ди­зелем, можно было опознать по воздухо­очистителям фирмы «Вортекс», присо­единявшихся к воздуховсасывающим пат­рубкам двигателя более длинными, чем у карбюраторного мотора, гибкими трубо­проводами. Эти машины обычно обозна­чались M3(diesel) и широкого распрост­ранения в американской армии не полу­чили. Англичане присвоили им название Stuaгt II.

В конце 1941 года танки стали обору­довать двумя цилиндрическими наруж­ными топливными баками емкостью 102 л каждый, соединенными с системой питания двигателя. После выработки топлива наружные баки могли сбрасы­ваться без выхода экипажа из танка.

Применение наружных баков позволило вдвое увеличить запас хода. Не лишним будет отметить, что дополнительными баками оснащались только машины с карбюраторными двигателями.

Многодисковый главный фрикцион сухого трения был размещен внутри маховика.

Крутящий момент от главного фрикциона передавался к коробке передач с помощью карданного вала, заключенного в кожух, на котором, как и на зарядных ящиках, крепи­лась мягкая подушка для сидения.

Коробка передач синхронизирован­ная пятискоростная (5+1) со встроенным дифференциалом. Последний, кроме пе­редачи вращения к ведущим колесам тан­ка, служил также для притормаживания либо одной, либо другой полуоси. Этот процесс осуществлялся механиком­-води­телем при помощи двух рычагов, которы­ми производилось затягивание тормоз­ных лент на барабанах дифференциала.

В результате скорость вращения левой или правой полуоси уменьшалась, что приводило к повороту машины. Наимень­ший радиус поворота составлял 6,3 м.

Поворот на месте был невозможен.

Легкий танк М3А1

Последними элементами трансмис­сии являлись простые однорядные несоосные бортовые передачи с неразгру­женным ведомым валом. К последнему болтами крепилась ступица ведущего колеса, имевшего два съемных зубчатых венца с 14 зубьями каждый.

Ходовая часть танка включала в себя четыре одинарных обрезиненных опор­ных катка на борт, сблокированных по­парно в две балансирные тележки, под­вешенные на двух вертикальных буфер­ных пружинах; три обрезиненных под­держивающих катка; не обрезиненное направляющее колесо, также подвешен­ное на буферной пружине и снабженное натяжным механизмом винтового типа.

На танках М3 использовались двух гребневые гусеницы Т16Е1 или Т16Е2 цевочного зацепления с 66 обрезинен­ными траками каждая. Ширина трака 194 мм, шаг трака 140 мм. Для улуч­шения проходимости при плохом сцеп­лении гусениц с грунтом в возимый ком­плект снаряжения танка входили 34 съемных шпоры ­грунт зацепа.

На всех танках устанавливалась радиостанция SCR245.

С марта 1941 по август 1942 года было выпущено 5811 машин М3, из них 1285 с дизелем.

М3А1 (Stuaгt III)

В апреле 1942 года началось производ­ство «Стюартов» модификации М3А1. Основные изменения затронули конструкцию башни. Внешне она представляла собой «подковообразную» башню М3, но без ко­мандирской башенки. Для посадки членов экипажа служили два треугольных люка в крыше башни. В распоряжении наводчи­ка и заряжающего имелись перископичес­кие приборы наблюдения. Вращение баш­ни осуществлялось с помощью гидропри­вода, в отличие от М3, снабжавшегося только ручным приводом. Возросшая ско­рость поворота башни потребовала внесения изменений в ее конструкцию. В ча­стности, она получила полик, а рабочие места располагавшихся здесь членов эки­пажа оборудовали сиденьями.

В маск-установке М23 была смонтиро­вана 37­-мм пушка М6, стабилизированная в вертикальной плоскости, что позволяло значительно повысить точность огня с ходу. Правда, для этого требовалась дли­тельная подготовка наводчиков, что в реальных условиях было трудноосуществи­мо. Неподвижные пулеметы М1919А4 в спонсонах были сняты. На их месте раз­местили дополнительную боеукладку.

Компоновка легкого танка М3

Компоновка легкого танка М3: 1 -37-мм пушка; 2 - подъемный механизм 3 - телескопический прицел;
4 – приборный щиток водителя; 5 – моторная перегородка; 6 – главное сцепление; 7 – двигатель; 8 – карданный вал;
9 – коробка передач; 10 – дифференциал; 11 – ведущее колесо; 12 – хомут выключения сцепления; 13 – глушитель;
14 – направляющее колесо; 15 – гусеницы; 16 – балансир подвески; 17 – педаль сцепления; 18 – рычаг тормоза;
19 – узел крепления антенны; 20 – ящик с 37-мм выстрелами; 21 – курсовой пулемет; 22 – пулемет в спонсоне

В результате боекомплект танка составил 116 артвыстрелов и 6400 патронов.

С апреля по август 1942 года производ­ство М3А1 велось параллельно с М3. Из­менения вносились постепенно, поэтому на некоторых М3 поздних выпусков встречались сварные корпуса и новые башни, но без полика и гидропривода поворота (эти машины получили название Stuaгt Hybrid). На части М3А1 ранних выпусков можно было увидеть пулеметы в спонсо­нах (на промежуточных машинах их амб­разуры заваривали круглыми заглушками) и клепаные корпуса. Всего до февраля 1943 года выпустили 4621 танк М3А1, из них 211 с дизелем Guiberson T­-1020-­4 (английское обозначение Stuart IV).

Следует отметить, что танки М3А1 со сварными корпусами должны были получить обозначение М3А2, но в действительнос­ти оно никогда не применялось.

М3А3 (Stuart V)

в апреле 1942 года военные выдали техзадание на разработку улучшенной версии танка М3А1. Одним из главных его недостатков был высокий и короткий корпус, остававшийся практически неиз­менным с 1935 года. Архаичность этой конструкции давно стала очевидной. Теснота в боевом отделении была неимо­верной механик­-водитель и его по­мощник размещались чуть ли не в ногах у наводчика и заряжающего. Кроме того, весь лобовой лист корпуса занимали от­кидные крышки люков, что существенно снижало снарядостойкость.

На новой модификации внедрили полностью сварной корпус с лобовым листом, смещенным вперед и располо­женным под большим углом наклона.

Бортовые листы устанавливались под углом 200 к вертикали. 3а счет измене­ния конфигурации лобовой части корпуса удалось сместить вперед места механика-­водителя и его помощника и оборудовать для них в крыше корпуса два люка­ лаза. Наблюдение за местно­стью они могли вести с помощью двух перископов, установленных в крышках люков. Бортовые спонсоны ликвидиро­вали, лобовой лист стыковался с бор­товыми наклонными скулами. В обита­емом отделении танка стало значитель­но простор нее. Кроме того, помощник механика-­водителя перестал обслужи­вать рацию, за ним сохранились лишь функции пулеметчика. Рацию же пере­несли в башню, а ответственным за поддержание внешней связи стал ко­мандир машины.

Легкий танк МЗАЗ на Абердинском полигоне. 1942 год

Легкий танк МЗАЗ на Абердинском полигоне. 1942 год

Увеличилась в объеме и башня в ней была предусмотрена кормовая ниша, в ко­торой размещалась радиостанция. Два люка, больших, чем прежде, размеров, облегчали посадку экипажа в танк. Для пушки и спаренного пулемета применялась новая литая маск-установка М44. Кронштейн зенитного пу­лемета сместили вперед, и теперь он располагался посереди­не правого борта башни. Защи­щенность обоих бортов повыси­ли за счет размещения на них шпор ­грунто зацепов для гусениц. Вместе с тем, отказались от гидропривода поворота баш­ни, вернув ручной механизм.

Однако теперь он стал дублиро­ванным маховики поворота башни имелись и у наводчика, и у командира.

За счет увеличившегося за­бронированного объема боеком­плект танка довели до 174 артвыстрелов и 7500 патронов.

Поскольку предполагалось, что большинство М3А3 будут отправлены в Северную Афри­ку, их оборудовали противопы­левыми крыльями британского образца.

Масса танка, по сравнению с М3А1, возросла на 2 т. Из­-за этого пришлось изменить пере­даточное отношение коробки передач с 2,41:1 на 2,57:1. В остальном двигатель, трансмис­сия и ходовая часть остались такими же, как у М3 и М3А1.

Производство М3А3 фир­мой American Car and Foundry формально началось в сентяб­ре 1942-­гo. Но до конца года здесь собрали только несколь­ко машин. К массовому выпус­ку приступ или лишь В январе 1943 года, а завершили его в сентябре. За это время завод­ские цехи покинули 3427 танков М3А3. Причем изготавли­вался только вариант с бензи­новым мотором.

В армию США поступило сравнительно небольшое коли­чество танков М3А3, и исполь­зовались они в основном в учеб­ных целях. Уже в апреле 1943­гo этот танк был признан «ограниченно стандартным» (Iimited standard) и производился в основном для экспорта в рамках программы ленд-лиза, прежде всего, в Великобританию, где получил обозначение Stuart V.

М5 (Stuart VI)

Легкий танк М5 во время испытаний в Великобритании. Март 1943 года После вступления США во Вторую мировую войну в про­изводство вооружения и боевой техники включились фирмы, ранее в этом про­цессе не участвовавшие. Причем многие из них с довольно оригинальными про­ектами и разработками. Так, фирма Cadillac подразделение концерна General Motors предложила вариант установки в легком танке М3 двух V­-об­разных 8­цилиндровых автомобильных двигателей Cadillac вместо штатного звездообразного авиамотора Continental. Предусматривалось и использование новой автомобильной автоматической коробки передач Cadillac Hydra­Matic.

Первоначальная реакция департа­мента вооружений на эту инициативу была негативной. Тогда в октябре 1941 года на свой страх и риск фирма пере­оборудовала серийный М3 (эта машина получила обозначение М3Е2) и отправи­ла его в 800 км пробег со своего завода в Детройте до Абердинского полигона в штате Мэриленд. В результате танк был принят на вооружение под обозначени­ем М4 (М4 Light Tank). Впрочем, этот ин­декс просуществовал недолго, да и танк серийно не производился.

В серию пошла совсем другая маши­на, со сварным корпусом, разработан­ным в соответствии с требованиями департамента вооружений. Полностью из­менилась носовая часть, получившая сплошной наклонный лобовой лист (в отличие от М3А3 без скул), с шаровой установкой курсового пулемета. Борто­вые листы корпуса располагались вертикально. Башня и ходовая часть остались такими же, как у М3А1.

Основные изменения затронули дви­гатель и трансмиссию. На танке под некоторым углом к его оси были установлены два 8­цилиндровых V­-образных карбюраторных двигателя жидкостного охлаждения Cadillac V­8 серии 42. Об­щая мощность силового блока составля­ла 220 л.с. при 4000 об/мин.

Крутящий момент от двигателей пере­давался через гидромуфты, автомати­ческие коробки передач с гидравличес­ким управлением и карданные валы к двухступенчатому планетарному редуктору (демультипликатору), в котором соединялись потоки мощности от обоих двигателей. Далее крутящий момент че­рез механизм поворота, которым служил двойной дифференциал, передавался на бортовые передачи.

Поскольку двигатели Cadillac занима­ли больший объем, чем Continental, высоту моторного отделения увеличили.

Новый танк получил индекс М5 (обо­значение М4 решили не задействовать, чтобы не было путаницы со средним танком М4 (Стремление американцев избежать путаницы весьма похвально, тем более, что в системе обозначений вооружения и боевой техники она была такая, что порой непонятно, как в ней разбирались сами американские военные. Каждый стандартизи­рованный образец получал индекс М и порядковый номер. Причем для каждого типа или класса вооружения использовались свои порядковые номера, начиная с единицы. Поэтому обозначение М3 или М3А1, например, имели легкий танк, средний танк, разведывательный бронетранспортер, полугусеничный броне­транспортер, 75­-мм танковая пушка, 90­-мм танковая пушка, 75­-мм гаубица, 37­-мм противотанковая пушка, 11 ,43­-мм пистолет­ пулемет и так почти до бесконечности.)). Первая серийная машина по­ кинула цехи завода в Детройте в конце марта 1942 года. В июле к производству танка присоединились завод фирмы Cadillac в Калифорнии и концерн Massey Harris в штате Висконсин, специализиро­вавшийся ранее на производстве тягачей.

До декабря 1942 года было изготовлено 2074 танка М5.

М5Аl (Stuart VI)

В ноябре 1942 года на М5 установили башню от М3А3 и получили последнюю модификацию этого семейства легких танков. В отличие от М5, на этой модели фальшборты входили уже в стандартную комплектацию. В днище корпуса появил­ся запасной люк, а в башне дополни­тельный прибор наблюдения. Командир танка получил в свое распоряжение второй механизм поворота, а также возмож­ность управлять вращением башни независимо от наводчика. Характерной деталью М5А 1 поздних выпусков стали броневое прикрытие зенитно­-пулемет­ной установки и объемистый ящик для снаряжения на корме корпуса. Кроме того, в ходовой части стали применяться штампованные опорные катки.

М5А1 производились фирмами Cadillac и American Car and Foundry (по­следняя с сентября 1943 года); к июню 1944 года было выпущено 6810 танков. В итоге модификация М5А1 стала самой массовой.

М7

Уже на момент создания легкого танка М3 американские военные сознавали, что эта машина, базировавшаяся на конструкциях середины 1930-­x годов, имела крайне ограниченные возможности по модернизации. Поэтому уже в конце 1940 года, когда полным ходом шла подготовка к серийному производству М3, в США начались проектные работы над новым легким танком. В январе 1941-­гo Военный департамент выдвинул тактико­-технические требования к этой машине: масса около 14 т, 37­-мм пушка и бронезащита до 38 мм. Эти параметры мало чем отличались от таковых у М3, и поначалу все эксперименты конструкторов сосредоточились на выборе моторно­-трансмиссионной установки и вариантах изготовления корпуса и башни. Rock Island Arsenal изготовил четыре прототипа.

Первый Т7Е1 ­имел полностью клепаную конструкцию, от которой от­казались уже на следующем опытном образце. Танк Т7Е2 получил литые корпус и башню; на нем установили 9-­ци­линдровый звездообразный двигатель Wright R­975 мощностью 340 л.с. Корпус и башня Т7Е3 выполнялись сварными, а силовая установка состояла из двух дизельных двигателей Hercules.

М5Аl позднего выпуска (с крыльями и штампованными опорными катками)

М5Аl позднего выпуска (с крыльями и штампованными опорными катками)

Наконец, Т7Е4 оснащался автоматичес­кой трансмиссией фирмы Hydra­Matic и двумя бензиновыми моторами Cadillac.

В декабре 1941 года после всесторонних сравнительных испытаний прототи­пов было решено остановиться на варианте Т7Е2. Правда, к этому времени военные откорректировали свои требо­вания к вооружению теперь танк дол­жен был вооружаться английской 6­-фун­товой (57­-мм) пушкой.

Вступление США во Вторую мировую войну и первый, даже ограниченный бо­евой опыт вызвал новые коррективы: установку 75­-мм пушки и увеличение толщины брони до 63 мм. Боевая масса изготовленного по этим требованиям танка достигла 25 т. В результате его переклассифицировали из легкого в средний и стандартизировали под назва­нием Medium Tank М7.

В августе 1942 года компания Harvester Со. получила заказ на 3000 танков М7. Однако к этому времени у военных возникли большие сомнения в целесообразности предпринимаемого шага. Дело в том, что начиная с фев­раля 1942-­гo сразу на 10 заводах США развертывалось массовое производ­ство среднего танка М4 «Шерман», пе­ред которым средний, а скорее, «полу­средний» М7, не имел никаких преиму­ществ. Кроме того, добавились и технические проблемы испытания в Форт ­Ноксе выявили недостаточную мощность силовой установки, отрица­тельно сказывавшуюся на динамичес­ких характеристиках танка. Предложе­ние же установить на М7 двигатель Ford GAA мощностью 500 л.с. влекло за собой значительные изменения в конструкции корпуса, да и не имело большого смысла. Еще один средний танк американской армии был не ну­жен, заказ аннулировали, все работы по М7 прекратили.

Эксплуатация и боевое применение легкого танка «Стюарт»

Северная Африка 1941-1943

Свое боевое крещение М3 получили не под американским, а под английским флагом. Поражение войск Его Величе­ства на Европейском континенте и поте­ря ими почти двух третей своих танков заставили британцев обратиться за по­мощью к заокеанскому союзнику. Быст­ро восполнить потери за счет собственного производства у англичан не было возможности.

В конце июня 1940 года Англия для решения этого вопроса направила в США специальную миссию. Первона­чально планировалось развернуть про­изводство английских танков на амери­канских заводах, однако такой вариант не вызвал у американцев никакого энту­зиазма. Речь могла идти только о закуп­ках американских боевых машин. Этому способствовало принятие 11 марта 1941 года закона о ленд-лизе, действие которого в тот же день распространили на Великобританию.

Один из первых танков М3 Stuart I, поступивших в британские войска в Северной Африке. 1942 год

Один из первых танков М3 Stuart I, поступивших в британские войска в Северной Африке. 1942 год

Англичан, в первую очередь, интере­совали средние танки, но их серийное производство еще не было развернуто, поэтому единственным танком, который они реально могли получить, стал легкий М3. Причем англичане соглашались даже на поставку М2А4 был согласован за­каз на 100 таких машин. Но поскольку их производство свертывалось в пользу М3, британская армия получила для испыта­ний всего четыре единицы. Что же касается М3, то из 538 танков этого типа, из­готовленных в апреле, мае и июне 1941 года, 280 отправили в Северную Африку, где английская «армия пустыни» ощуща­ла острую нехватку боевой техники.

Следует отметить, что все американ­ские танки оснащались английскими радиостанциями, ящиками для ЗИП и снаряжения английского образца, дымовыми гранатометами. Танки, воевавшие в Северной Африке, кроме того, оборудо­вались крыльями специальной формы, уменьшавшими облако песчаной пыли, которое поднимали гусеницы. Естественно, совершенно иными, чем в армии США, были их окраска и маркировка.

Первые «стюарты» получил в июле 1941 года 8-­й Королевский Ирландский гусарский полк (8-th Kings Royal Irish Hussars). К ноябрю американскими танками вооружили уже все три полка 4-­й танковой бригады.

18 ноября 1941 года в 8 км от Габр-Салеха 8-­й гусарский и 5-­й королевский танковый (5-th ГTГ) полки этой бригады столкнулись с 5-м немецким танковым полком. В результате англичане потеря­ли 11, немцы 7 танков (по другим данным, 23 и 8). В декабре бригаду вывели в тыл и можно было подвести некоторые итоги. Выяснилось, что за два месяца интенсивных боевых действий из 166 «стюартов» 4­й танковой бригады по техническим причинам вышли из строя только 12 машин! Англичане, постоянно мучавшиеся со своими капризными тан­ками, были в восторге. Английские тан­кисты дали «Стюарту» кличку «Ноnеу». На русский это слово переводится как «милый», причем по отношению к муж­чине. Но, скорее всего, для перевода прозвища столь полюбившегося британ­ским танкистам танка больше подойдет по ­солдатски грубоватое «миляга».

Stuаrt I в разведке. 10-¬я танковая дивизия 8-¬й английской армии. Северная Африка, август 1942 года

Stuаrt I в разведке. 10-­я танковая дивизия 8-­й английской армии. Северная Африка, август 1942 года

В последующие месяцы число «стю­артов» в 8­й английской армии, воевав­шей в Северной Африке, продолжало увеличиваться. Однако организация пол­ков претерпела изменения. С весны 1942 года в Африку начали поступать средние американские танки «генерал Грант». Эти машины, вооруженные 75­-мм пушками, англичане старались распре­делить по всем полкам, поэтому их струк­тура стала смешанной. «Стюарты» сохранились не более чем в одном эс­кадроне из трех. В конце мая, накануне сражения у Эль-­Газалы они имелись в полках 1-й танковой (75 «грантов», 70 «стюартов» и 5 «крусейдеров» ) и 4-­й тан­ковой (72 «гранта» И 72 «стюарта») бригад. С учетом штабных подразделений в английских войсках первой линии на 26 мая 1942 года насчитывалось 149 «стю­артов». Кроме того, не менее 70 машин этого типа находилось в резерве.

Сражение у Эль-Газалы завершилось сокрушительным поражением англичан.

В самом начале битвы был разгромлен и уже упоминавшийся 8-­й гусарский полк. 4-­я танковая бригада, в которую он вхо­дил, занимала позицию «Бленхейм». В ожидании наступления итало­немецких войск англичане отрыли окопы и блин­дажи, оборудовали артиллерийские по­зиции. Орудия и танки разместили в клю­чевых пунктах, была организована сис­тема огневого взаимодействия. Однако на этих позициях находилось только бое­вое охранение, большая часть личного состава бригады располагалась в шес­ти милях севернее «Бленхейма». Пла­нировалось, что солдаты займут позиции непосредственно перед началом наступ­ления противника.

Вечером 25 мая бригаду подняли по тревоге, но в течение ночи ничего не про­изошло. К 7.30 в штабе 7-­й танковой ди­визии стало известно, что силы против­ника находятся в 25 милях юго-западнее.

В 8.45 командир дивизии генерал Meccepви приказал 4-­й танковой бригаде занять свои позиции, но часовая задержка с при­нятием решения оказалась роковой.

Первым выступили «стюарты» эскадро­на «С» 8­-гo гусарского полка под коман­дованием майора Джона Хэккета. Осталь­ные эскадроны полка были укомплектова­ны танками «грант», и «стюарты» быстро опередили их. Но едва эскадрон «С» тронулся с места, как по радио поступило сообщение, что немцы уже миновали «Бленхейм». Хэккет совершил грубую ошибку и продолжил движение. В 9.07, поднявшись на небольшой холм, он уви­дел огромное облако пыли и оба танковых полка германского Африканского корпуса.

Майор доложил командованию, что ведет бой, и приказал своим танкистам удержи­вать противника, пока «гранты» не прогре­ют моторы и не выстроятся в боевой по­ рядок. Но было уже поздно. В считанные минуты танк Хэккета и еще несколько «стюартов» были подбиты, а остатки эс­кадрона поспешно отошли. 8-­й танковый полк 15-­й немецкой танковой дивизии смял фланг Ирландских гусар и расстрелял большую часть «грантов» прежде, чем они смогли сдвинуться с места. 8-­й гусарский полк перестал существовать как бое­ способная войсковая часть.

После сражения у Эль-Газалы англи­чанам стало ясно, что «стюарты» спо­собны эффективно бороться лишь с лег­кими немецкими танками Pz.II и с италь­янскими боевыми машинами. К началу сражения под Эль-­Аламейном 23 октяб­ря 1942 года 4-­ю танковую бригаду пре­образовали в 4-­ю легкую танковую бри­гаду. В ее состав входили два полка: сводный 4/8-­й гусарский (4-th/8-th Hussars), сформированный из остатков этих двух полков, и 2-­й Шотландский драгунский полк (Scots Greys). Первый был укомплектован исключительно «стюар­тами», во втором, как минимум, один эскадрон из трех имел на вооружении средние танки «грант». Кроме 4-­й бри­гады, «милягами» был оснащен один эскадрон в 1-м Королевском танковом полку (1-st RTR) 22­-й танковой бригады.

Легкий танк М3А1

Обе этих бригады входили в знаменитую 7-ю английскую танковую дивизию, но­сившую прозвище «Пустынные крысы» (Desert Rats). Выходит, что из почти 1000 танков 8­-й английской армии, подготов­ленных к наступлению, «стюартов» насчитывалось не более 80 единиц. Еще немного танков этого типа имелось в разведывательных кавалерийских эскад­ронах 2-­й новозеландской (29 машин) и 9-­й австралийской (5) пехотных дивизий.

Разумеется, столь небольшое количе­ство танков этого типа не оказало никакого влияния на ход сражения, закончив­шегося поражением войск Роммеля. Однако, когда 4 ноября англичане прорвали фронт и ввели в прорыв свои танковые соединения, развернув их на северо-запад, чтобы отрезать немцам путь к отступ­лению по прибрежному шоссе, впереди шли быстроходные «стюарты» 4­-й танко­вой бригады и 2-­й новозеландской пехот­ной дивизии. Впрочем, из-за излишней осторожности и грубых ошибок, допущен­ных британским командованием, «Лис пустыни» (прозвище Роммеля) сумел ускользнуть из расставленного капкана.

8 ноября 1942 года началась опера­ция «Торч» (Torch) англо-американские войска высадились в Марокко и Ал­жире. Таким образом, немецкие и италь­янские дивизии в Ливии и Тунисе оказались зажатыми с двух сторон. Одной из первых на Африканский континент была доставлена 1-­я американская тан­ковая дивизия мощное соединение, насчитывавшее 390 танков. Из них 158 были «стюарты» М3 и М3А1. Несколько позже в Африку прибыла 2-­я танковая дивизия, на вооружении которой име­лись легкие танки М5. Последними были укомплектованы и несколько отдельных танковых батальонов.

Первый в ходе Второй мировой вой­ны танковый бой американцев с немцами состоялся 26 ноября 1942 года. Накануне 1-­й батальон подполковника Уотерса из 1-­гo американского танкового полка, двигаясь на восток, вышел к немецкому аэродрому Джедейда, кото­рый прикрывала только батарея легких зениток. «Стюарты» обрушили град 37­-мм снарядов на немецкие самолеты, стояв­шие на взлетной полосе. Аэродром пре­вратился в один гигантский костер.

На следующий день после успешной атаки аэродрома танки Уотерса столкну­лись с ротой 190­-гo немецкого танкового батальона, двигавшейся по шоссе из Матира в Тебурбу. В составе этого под­разделения имелись танки Pz.IVF2 и Pz.IIIJ. Сначала немцев обстреляли три полугусеничных бронетранспортера М3 с 75­-мм гаубицами, не причинив им особого вреда. Ответный огонь немецких танков заставил американцев поспешно отойти. Затем в атаку пошла рота «стю­артов», шесть из которых были подбиты в первые же мгновения боя. Но вторая рота, под прикрытием оливковой рощи, смогла обойти немцев и ударить им во фланг и тыл. С этих ракурсов огонь 37­-мм пушек оказался более эффективным.

Немцы потеряли шесть Pz.IV и один Pz.lll. Правда, повреждения боевых машин свелись к перебитым гусеницам и пробитым жалюзи моторных отсеков.

Основную броню немецких танков ни один американский снаряд пробить не смог.

В то время как англичане уже исполь­зовали «стюарты» только в разведыва­тельных подразделениях, причем сни­мая с части из них башни и переобору­дуя в вариант Stuart Recce, американцы продолжали сохранять эти машины в составе линейных танковых полков, сказывалось отсутствие боевого опыта.

Лишь после бойни в проходе Кассерин, которую им устроил Роммель в февра­ле 1943-­гo, они поняли, что надо что-то менять.

Нет смысла подробно описывать разгром, учиненный американцам боевыми группами 10­-й и 21-й немецких танковых дивизий, а также «тиграми» 501-­гo тяже­лого танкового батальона. Достаточно сказать, что всю тяжесть удара приняла на себя 1-я американская танковая ди­визия. Легкие танки подполковника Уотерса вступили в бой первыми и были буквально стерты с лица земли. При по­ падании немецкого 88­-мм снаряда «Стю­арт» разрывало в клочья. За семь дней боев в проходе Кассерин американцы потеряли 183 танка всех типов, 194 бро­нетранспортера и 208 самоходных и по­левых орудий. Потери же немцев за этот период составили только 20 танков, 67 прочих боевых машин и 14 орудий.

М3А1 из 3¬20 взвода роты «С» 1¬20 батальона 1¬20 танкового полка 1-¬й танковой дивизии армии США, подбитый в ходе сражения в проходе Кассерин. Тунис, февраль 1943 года

М3А1 из 3­20 взвода роты «С» 1­20 батальона 1­20 танкового полка 1-­й танковой дивизии армии США,
подбитый в ходе сражения в проходе Кассерин. Тунис, февраль 1943 года

Остановить немецкое наступление смогли только совместные усилия едва ли не половины всех англо-американских войск в Тунисе. Однако, несмотря на яв­ный тактический успех, немцы уже были бессильны изменить ход событий. 13 мая 1943 года остатки немецких и итальянских войск в Тунисе капитулиро­вали.

Советско-германский фронт 1942­-1943

После американской и английской армий наибольшее количество танков «Стюарт» (модификаций М3 и М3А1) по­ лучила Красная Армия. По программе ленд-лиза в СССР было поставлено 1232 боевые машины этого типа: 977 ­в 1942 году и 255 ­B 1943­M. Первые 46 «стюартов» прибыли в СССР в янва­ре 1942­-гo, а последние 16 в апреле 1943-­гo. В советских документах тех лет невозможно встретить ни обозначений М3 или М3А1, ни названия «Стюарт». В Красной Армии танк назывался М3 «лег­кий», или кратко М3л.

М3л поступали на вооружение баталь­онов легких танков в составе танковых бригад и отдельных танковых батальо­нов. Последние могли иметь как смешан­ный состав из средних М3с и легких М3л, так и однородный.

Например, 6 сентября 1942 года в распоряжение командования Северной группы войск Закавказского фронта при­ был 75-­й отдельный танковый батальон в составе 30 танков М3л. С 7 по 22 сентября 1942 года, ведя бои в районе Киз­ляра во взаимодействии с 11-м гвардей­ским стрелковым корпусом, батальон уничтожил 18 танков, 28 противотанко­вых орудий, 34 миномета, 25 пулеметов, 11 орудий, 3 автомашины, до 1700 сол­дат и офицеров. За этот период 75 отб. потерял 28 танков (из них 9 было эваку­ировано), убитыми 33 и ранеными 36 человек.

Из 18 подбитых танков противника боль­шая часть пришлась на счет взвода лейте­нанта Павкина. 19 сентября 1942 года, про­водя разведку в районе города Малгобек, он обнаружил колонну из 16 немецких тан­ков. Организовав со своим взводом (три танка М3л) засаду, «лейтенант Павкин атаковал противника и, действуя смело и решительно, уничтожил 11 машин. Потерь в личном составе и материальной части взвод лейтенанта Павкина не имел».

Следует отметить, что в 1942 году большинство танков М3л было сосредоточено именно в частях и соединениях Северокавказского, а затем Закавказского фронта. На 1 ноября 1942 года, по­мимо уже упомянутого 75 отб., танки М3л имелись в 249 отб. (30 единиц), в 15-­й (16) и 140-­й(16) танковых бригадах. Воевала на этих машинах и 5 гв.тбр. На Западном фронте в составе 31-­й армии, которая в августе 1942 года вела позиционные бои на Сычевском направ­лении, действовали 92 тбр (М3с 30, М3л 20) и 101 тбр (М3с 30, М3л 20). 61-­й армии была придана 192-­я танковая бригада (на 10 августа 1942 года в ее составе имелось пять КВ, во­семь «матильд», шесть «валентайнов», 14 М3с, 31 М3л). Во время проведения Ржевско-­Вяземской операции в августе 1942 года 153 тбр 30­-й армии имела в своем составе 51 танк: 24 М3 «средних» и 27 М3 «легких». Имелись «стюарты» и в составе других фронтов Воронежского и Северо-Западного.

Постановка задачи экипажу танка М3л (М3А1). Западный фронт, 1942 год

Постановка задачи экипажу танка М3л (М3А1). Западный фронт, 1942 год

М3л не пользовался особым успехом у наших танкистов. Несмотря на прекрас­ные динамические качества и неплохую бронезащиту, машина отличалась довольно большими габаритными размера­ми, затруднявшими ее маскировку, и была оснащена авиационным бензиновым дви­гателем, работавшим на дефицитном высокооктановом топливе. Кроме того, танк требовал регулярного и тщательного технического обслуживания, что было не в традициях наших зампотехов. При­чины же довольно высоких потерь танков М3л кроются не столько в их конструктив­ных недостатках, сколько в неграмотном тактическом применении танковых частей и подразделений, характерном для Красной Армии в этот период. Последнее об­стоятельство можно проиллюстрировать следующими примерами.

В июле 1942 года 61­я армия 3апад­нoгo фронта проводила Волховскую наступательную операцию, конечной зада­чей которой было освобождение г. Вол­хов Орловской обл. В числе танковых соединений, участвовавших в этой опе­рации, находилась и 192-­я танковая бри­гада (14 М3с, 31 М3л, 2 «матильды»).

О ее действиях можно почерпнуть сведения из соответствующего отчета.

«5 июля в 5 ч 50 мин после авиацион­ной и артиллерийской подготовки 149 сд во взаимодействии со 192 тбр перешли в наступление.

К 6 ч 40 мин танковые подразделения овладели пунктами Кабала и Близново.

Пехота, попав под сильный фланговый огонь противника, отстала и двигалась за танками очень медленно. Это выну­дило танковые подразделения несколько раз возвращаться к пехоте, что привело к дополнительным потерям танков.

Командир 192 тбр полковник Петров с целью развития успеха ввел в бой свой резерв (легкие танки), но и на этот раз пехота была отсечена от танков огнем противника, и последние вынуждены были вступать в единоборство с подо­шедшими к этому времени танками и противотанковой артиллерией противника.

В создавшейся обстановке, когда пехота отстала от танков, было целесообразно ввести в бой мотострелковый батальон, находившийся в резерве командира бригады. Однако этого не было сделано, и танки оказались в тяжелом положении. К тому же, авиация вместо помощи нашим наземным войскам, потеряв ориентировку, несмотря на опозна­вательные знаки на танках, нанесла удар по подразделениям 192­-й бригады, за­нимавшим Близново. В результате чего было выведено из строя 6 танков.

В это же время 68 тбр (11 КВ, 6 T­-34, 15 T-­60), приданная соседней 342 сд, при выходе в атаку приняла танки 192 тбр, возвращавшиеся к своей пехоте из Близ­ново, за противника и обстреливала их в течение 30 мин, вследствие чего было повреждено несколько танков.

К исходу дня 5 июля 192 тбр, понес­шая большие потери (она потеряла от огня противника, на его минах, а также от бомбежки нашей авиацией и обстре­ла 68 тбр 40 танков из имевшихся на ее вооружении 47), была выведена из боя и отошла на исходные позиции».

В начале 1943 года «стюарты» прини­мали участие в Новороссийской десантной операции, причем высаживались в первом эшелоне.

Как известно, в ночь на 4 февраля под Новороссийском осуществлял ась высадка двух десантов: основного в районе п. Южная Озерейка и отвлекающего у п. Мысхако. Для основного десанта привлекались крупные силы: две брига­ды морской пехоты, стрелковая бригада, 563-­й отдельный танковый батальон и подразделения усиления.

563 отб был сформирован в начале лета 1942 года в Сумгаитском танковом лагере. В боевой состав 3акавказского фронта он вошел 31 августа и принимал участие в боевых действиях в районе Моздока и Нальчика. В декабре баталь­он перебросил и в Геленджик и укомплек­товали однотипной материальной час­тью 30 легкими танками М3А1. В тече­ние января танкисты проходили усилен­ную подготовку к десантной операции.

3 февраля танки погрузили на десантные суда несамоходные баржи­ болин­деры, имевшие откидные сходни. На каж­дом разместилось по 10 танков и 2 автомашины ГA3, а также по 300-350 морских пехотинцев.

Из-за просчетов при подготовке опера­ции авиация и корабли Черноморского флота нанесли удар по берегу за полтора часа до подхода десанта, причем вслепую, без корректировки стрельбы. В результате огневые средства противника оказались неподавленными, и болиндеры встретил шквальный артиллерийско-­минометный огонь. С двух болиндеров, подошедших к берегу первыми, удалось выгрузить толь­ко 7 танков, вслед за этим баржи были раз­биты снарядами и загорелись. Вспыхнули и танки, находившиеся на них. Третий бо­линдер был брошен буксиром и остановил­ся в 30-40 м от берега. Разгрузка боевых машин началась прямо в воду. В итоге, до суши добралось только 5 танков, осталь­ные пришлось взорвать. Высадившиеся танки в течение трех дней, как могли, под­держивал и подразделения 140-­гo и 142-­гo батальонов 255-­й бригады морской пехо­ты в бою с превосходящими силами про­тивника. При этом никаких подкреплений ни с моря, ни с воздуха не поступало, по­скольку командование пришло к выводу, что операция закончилась неудачей. Израс­ходовав топливо и боеприпасы, экипажи взорвали свои танки и вместе с моряками стали пробиваться к плацдарму у Мысхако, захваченному вспомогательным десантом. В ходе высадки и боев в районе Юж­ной Озерейки 563 отб потерял все танки, погиб и весь личный состав батальона.

Легкий танк М3А1 на улице освобожденно¬го Белгорода. 1943 год

Легкий танк М3А1 на улице освобожденно­го Белгорода. 1943 год

Совершенно очевидно, что в приведен­ных эпизодах типаж материальной части не имел никакого значения. Если бы вместо «стюартов» В 192 тбр и 563 отб имелись бы, скажем, танки T-­34 или КВ, то, при подобной организации боя результат оказался бы столь же плачевным.

С мая 1943 года по инициативе совет­ской стороны поставки танков «Стюарт» прекратили. Тем не менее, в ряде тан­ковых частей их продолжали использо­вать на Советско-германском фронте в 1943, 1944 и даже в 1945 годах. Так, например, по состоянию на 25 марта 1945 года в составе 1-­й конно­-механизирован­ной группы 2-­гo Украинского фронта име­лось 20 танков М3л.

Оценка машины

Легкий танк «Стюарт» В определен­ном смысле можно считать уникаль­ной боевой машиной. Это самый массовый легкий танк Второй мировой войны выпущено 22 716 единиц. В ходе войны в его адрес высказывались самые противоречивые оценки. С одной стороны весьма положительные от англичан, с другой совсем нелест­ные от советских танкистов. Вот что, например, по поводу М3 написал в январе 1943­гo в своем рапорте, направленном в штаб Закавказского фронта, командир 5 гв.тбр гвардии подполковник П.К. Шуренков:

«Касаясь боевых качеств танков М3 легких, я должен сказать, что этот танк в боях себя не оправдал: тонкая его броня и слабая пушка не дают нужного эффек­та не только против тяжелых немецких танков, но и против средних. тан­ки противника с более мощными пуш­ками бьют с дальних дистанций, кото­рые для пушки М3 легкого недоступ­ны. В результате этого танк М3 легкий терпит поражение, не причиняя ущер­ба противнику».

Следует подчеркнуть, что и та и другая точки зрения были крайними, а ис­тина, как водится, находится где-то по­середине. Поскольку англичане были первыми, применившими «Стюарт» В бою, то с анализа их оценки и имеет смысл начать.

«Стюарт» понравился британским танкистам совсем не случайно. По во­оружению, бронированию и маневрен­ности легкая американская машина ни в чем не уступала британским «тяже­лым крейсерам» А9, А10 и А13. При этом техническая надежность «Стюар­та» была гораздо выше. На англий­ских крейсерских танках устанавлива­лись старые, отработавшие летный ресурс авиационные моторы, постоян­но выходившие из строя. Частыми были и поломки узлов ходовой части.

На их фоне «стюарты» имели явное превосходство в эксплуатационных характеристиках. Однако эйфория быстро прошла в сражении при Эль-Газале англичане убедились, что «миляги» могут эффективно бороться только с легкими немецкими танками.

Поэтому в линейных танковых частях при Эль-­Аламейне их было уже зна­чительно меньше. Зато эти машины как нельзя лучше подходили для раз­ведки и преследования отступающего противника. В дальнейшем они и ис­пользовались только для решения этих задач.

Легкий танк М3А1

В Красной Армии ситуация была несколько иной, хотя и здесь «стюарты» были поставлены в первую линию тан­ковых частей. Однако полная их непри­годность для этой роли выявилась бы­стрее, поскольку у немцев и танков на Восточном фронте имелось значитель­но больше, чем в Африке, и противо­танковых средств тоже. Кроме того, совершенно другим был рельеф местно­сти и значительно меньше дальность прямого выстрела. Как следствие, воз­растала вероятность поражения этих танков первым снарядом, а надеяться на высокие динамические характерис­тики «Стюарта» И возможность быстрого выхода из ­под обстрела было уже нельзя. Тем не менее, подполковник Шуренков, резко критикуя американ­скую машину, был не совсем прав. По комплексу основных оценочных пара­метров М3 существенно превосходил основной советский легкий танк того периода T-­70. Последний имел пе­ред американской машиной лишь два преимущества меньшие размеры и пушку более крупного калибра. Против первого трудно что-либо возразить, а второе само по себе ничего не реша­ло, поскольку понятие «огневая мощь» складывается не только из характери­стик орудия, но и возможности эти характеристики реализовать. Совершен­но очевидно, что огневая мощь М3, а уж тем более М3А1 с гидроприводом поворота башни и стабилизатором наведения, пушку которого обслуживали два человека, была выше, чем у T­-70, где находившийся в башне один член экипажа должен был и танком коман­довать, и орудие наводить, и заряжать его. Что же касается возможности по­ражать немецкие тяжелые и средние танки, то на это не был способен и T-­70 находясь при ведении боевых действий в одной линии с T­-34 и КВ, он становился легкой и быстрой добычей противника.

Подытоживая сказанное, можно привести оценку «Стюарта», данную в 1945 году генерал-майором инженер­но-­танковой службы доктором техни­ческих наук профессором н.и. Грузде­вым в статье «Анализ развития зару­бежной танковой техники за годы вой­ны и перспективы дальнейшего совершенствования танков»:

«В 1940-1941 гг. США имели отработанными два танка: М3л и М3с, или, как их классифицировали американ­цы,­ кавалерийский танк и артилле­рийский танк. Если бы действительно требовался специально кавалерийский танк в смысле подвижности, то амери­канцы создали полноценный танк. Под­вижность танка М3л и его работоспо­собность поистине изумительны. В рай­оне боевых действий как при движении по дорогам, так и по местности танк М3л наиболее быстроходный из всех известных колесных и гусеничных машин. Но так как танк должен гармони­чески сочетать броню, скорость и во­оружение, то в этом смысле танк М3л является неполноценным. Пушка 37­-мм калибра основное вооруже­ние М3л несомненно, слабое вооружение, и это основная причина, поче­му танк не мог продолжительное время продержаться на поле боя».

Абсолютно справедливая оценка, причем не только для «Стюарта», но и вообще для всех легких танков. Как известно, Вторая мировая война по­ставила крест на существовании этих боевых машин в их классическом виде. И неудивительно, что позже всех это поняли американцы, по этой при­ чине и выпустив их больше других. С сильным противником их танковые части встретились только в Тунисе.

Выводы из этого печального опыта они сделали, но не столь кардинальные, как в германии, СССР и Великобрита­нии, и производство этих боевых машин не прекратили. Более того, нача­ли разработку нового легкого танка М24, который будучи сильнее «Стюар­та» на порядок, точно так же «не мог продолжительное время продержать­ся на поле боя». И уж полным абсур­дом можно считать создание в после­военные годы не специализированного (разведывательного, авиадесантного или плавающего), а обыкновенного линейного легкого танка М41.

Тактико технические характеристики легкого танка М3 "Stuart"

Боевая масса, т 12,1
Длина, мм 4445
Ширина, мм 2465
Высота, мм 2490
Экипаж, чел 4
Вооружение 1 х 37-мм пушка М6 5 х 7,62-мм пулеметов
Боекомплект 103 снаряда 14000 патронов
Бронирование
лоб корпуса, мм 43
лоб башни, мм 38
Тип двигателя дизель "Гиберсон" тип Т1020-М
Максимальная мощность, л/с 22
Максимальная скорость, км/ч 57
Запас хода, км 110
 
+20 -2 голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос

Партнеры
Наши друзья
На форуме обсуждают
Интересные материалы
Copyright © 2012 все права защищены, при копировании ссылка на ресурс обязательна
las-arms.ru © 2012
Для связи с администрацией сайта:
support@las-arms.ru
admin@las-arms.ru