Бой у Тразименского озера




Бой у Тразименского озера (217 г. до н. э.).О стрелковом, холодном оружии, средствах защиты и другую интересную информацию ищем в соответствующих разделах.




Бой у Тразименского озера (217 г. до н. э.)


В Начало

Испанская конница КарфагенаЭтот бой явился второй победой карфагенян. После поражения на реке Треббия римляне использовали наступившую паузу для организации обороны. Вновь были набраны две консульские армии, которые преградили карфагенянам путь в Среднюю Италию армия под командованием Фламипия — у Арреция и армия под командованием Сервилия — у Аримини.

Армии
Римляне: 
10, 11 легионы.
Части 3-го и 4-го легионов.
Всего 30 тысяч воинов.
Командующий -- консул Гай Фламиний.

Карфагеняне: 
Кельты у Туоро – 25 тысяч.
Конница испанцев и кельтов от Туоро до Монтегетто – 12 тысяч.
Африканские фалангиты 8 тысяч, пращники – 2 тысячи: выстроены у южной стороны прохода, спиной к озеру.
У лагеря 6000 тяжелая испанская пехота и 4000 карфагенские метатели дротиков.
Командующий – Ганнибал Барка

Выполнение основной цели Ганнибала - обеспечение условий для развала Римской конфедерации требовало, чтобы он перенес войну в Южную Италию. Там, как он полагал, его армия найдет поддержку среди городов, чье отступничество от общеримской идеи нанесло бы существенный вред Риму. Для этого требовалось, чтобы его армия перешла большой естественный барьер в виде Апеннинских гор. В 217 г. до н.э. ему доступны были только два маршрута, и в каждом случае, расположение римских сил блокировало его возможное продвижение. Первый и более легкий из этих двух, пролегал через долину По к Ариминуму [Ariminum] и отсюда через горы в долину Тибра. Именно в Ариминум римляне стянули армию под командованием одного из новых консулов. К.Сервилия Геминуса [K.Servilius Geminus]. Он привел с собой из Рима стандартную консульскую армию из двух легионов, 12-го и 13-го, плюс союзнические войска. Его воска были усилены ветеранами 1-го и 2-го легионов, спасшихся из Пласентии и добравшихся до Ариминума.

Ганнибал выбрал другой маршрут, который вел вниз в долину реки Арно в Этрурии. Наиболее очевидное преимущество этого прохода состояло в том, что, не вступая в бой, он обходил с левого фланга римскую группировку, перерезая для нее путь сообщения с Римом. Ганнибал знал, что вторая римская армия находилась в Арретнуме [Arrctium] под командованием консула 217 года К. Фламиния [C.FIaminius]. Необычный маршрут, который он выбрал, гарантировал невозможность быстрого противодействия римлян, чтобы блокировать его спуск с гор. По этой причине он выбрал маршрут на Парму и через Клузнумские болота, затопленные в это время разлитием реки Арно: от Болоньи до Пистойн через Пассо де Колли - один из кратчайших путей в Этрурию. Фламнннй, как и Ганнибал, знал, что долина Арно, которую Ганнибал и его армия должны будут пересечь после спуска с Аппенин, вес еще затоплена в результате таяния снегов и разбухла от продолжительных дождей. В то время как Фламиний знал, что разлившаяся река и болото абсолютно непроходимы, Ганнибал нашел проводников, обещавших провести его по относительно твердым тропам. В середине мая армия Ганнибала перевалила горы и вступила в затопленную долину.

Четыре дня армия полководца шла в воде по колено, а когда и по пояс в воде. Они потеряли всех слонов, большую часть лошадей и вьючного скота. Роптали кельты, от дезертирства их спасало то, что дезертировать среди болот было некуда. Условия были плохи, могли хоть немного поспать или отдохнуть только на трупах павших животных. В результате воспаления Ганнибал потерял зрение на один глаз. После четырех дней и трех ночей карфагенская армия вышла из болот на сушу около Фьезоле.

Как описано и у Полибия, и у Ливия, поражение римлян у Тразименского озера во многом обусловлены действиями их командира - консула Фламиния. В описаниях он предстает перед нами как высокомерный демагог, способный критиковать, ругаться и рукоприкладствовать в Сенате, добиваясь тем самым популярности у малоимущих римлян. Он занял вполне правильную позицию для перехвата войск Ганнибала и сумел сплотить своим силы. Ливии указывает, что его резкость, неуважение и презрение к Сенату воспринимались многими, как стратегический ум и решительность. и вот теперь Фламиний попал в ситуацию, когда от него требовалось проявить качества полководца. Военный опыт у него уже был, и успешный - как консул в 223 году Фламиний победил инсубров в Цизальпинской Галлии. Манера, в которой была достигнута та его победа, свидетельствует, что он хорошо видел стратегические цели, был решителен в их достижении, пользовался авторитетом у своих солдат. Единственный недостаток Фламиния - пренебрежение тактическими приемами, которым он всегда противопоставлял быстрый удар в центр вражеского строя... Позже комментаторы напишут немало слов о некомпетентности Фламиния в бою у Тразименского озера. Скорее всего это будут политические «поиски крайнего», такие же, как обнаружения некомпетентности у Семпрония или Варрона. История, особенно заказная, нуждается в козлах отпущения и переписывании.

Было очевидно намерение Ганнибала вовлечь Фламиния в сражение как можно скорее. Область Этрурии, в которую он теперь вступил, была богата и плодородна, и Ганнибал продолжал разорять и грабить ее, чтобы выманить консула Фламиния из его лагеря в Арретиуме и разгромить его в бою до соединения с армией консула Геминуса. Понимая стратегию противника, консул не сделал ни одного шага за пределы своей лагерной стоянки даже тогда, когда Ганнибал имел безрассудство провести свою армию в походных порядках у него на виду.

Бой у Тразименского озера (217 г. до н. э.)

 Бой у Тразименского озера (217 г. до н. э.)

Дальнейшие действия Фламиния также были совершенно правильными: пропустив армию Ганнибала, он вывел свои войска и начал преследовать его на безопасном расстоянии. Предполагалось, что как только карфагеняне приблизятся к армии Геминуса или вступят с ним в бой, Фламиний ударит Ганнибалу в тыл или, по крайней мере, объединит две римские армии. Это стратегически обоснованное решение описано у Полибия и Ливия в совершенно неправдоподобных эмоциональных тонах. Ливии сообщает, что разгневанный Фламиниус кричал, что он будет преследовать Ганнибала, даже если «весь его офицерский состав будет против, предлагая более осторожную тактику: любой марш за Ганнибалом, заявляли они, будет опасным». По-видимому, Ливии неискренне вкладывает в уста трибунов слова, которые оправдывают их (а некоторые из офицеров Фламиния из очень известных родов), и всю ответственность за поражение перекладывают на голову самодура командующего! Они якобы сказали ему, что он должен «ждать другого консула, чтобы объединить силы и полной армией вести дальнейшую кампанию». Действительно, казалось бы, это могло быть намерением Фламиния, поскольку мы знаем, что Геминус уже готовился к маршу ему навстречу. Римский план должен был по всей вероятности сокрушить Ганнибала между двумя консульскими армиями. Но не последуй Фламиний за Ганнибалом, тот бы разгромил Гемннуса без консульских легионов Фламиния. Итак, марш по болотам привел к стратегической ловушке - хочешь не хочешь, но в лагере больше не отсидишься. Фламиний вес это понимал и старался держаться за армией Ганнибала на безопасном расстоянии, достаточном, чтобы избежать преждевременного сражения. Очевидно, что и Ганнибал не мог не понимать римских планов, которые были правильными, но незамысловатыми. Так что карфагенец теперь искал подходящее местоположение, удобное для нанесения поражения Фламинию до прибытия другой консульской армии.

 Пройдя демонстративным маршем мимо Аррстиума, Ганнибал направился на юг к Тразименскому озеру. Фламиний двинул свою армию следом примерно с суточным отставанием. Выбрав древнюю дорогу по северному берегу, Ганнибал спланировал идеальную позицию для засады против сил Фламиния на холмах выше современного поселения Пассииьяно. 20 июня он разбил свой лагерь на одном из холмов выше озера. Тем временем Фламиний расположился лагерем на равнине к западу от озера.

В течение ночи и при свете полной луны, Ганнибал расставлял свои войска на вершинах холмов и маскировал их. На следующее утро Фламиний свернул лагерь и совершил марш по древней дороге вдоль берега озера. Плотный туман случайно, но весьма кстати для Ганнибала, сильно ограничивал видимость римских легионеров. Силы Ганнибала, поставленные в засаду, были полностью скрыты от римских глаз. Фламиний по небрежности не соблюдал военных предосторожностей, пренебрегая конной разведкой и фланговым боевым охранением. Обычно задача союзнических конных экстраординариев заключалась на марше в боевом охранении спереди, с тылу и по флангам двигающейся римской колонны. Фламиний ограничился только авангардным отрядом. Когда основные силы римлян втянулись в долину, образованную озером и окрестными холмами, следовавшие в авангарде экстраординарии наткнулись на велитов Ганнибала. Оставлять пеших пращников, прикрытых небольшим отрядом копейщиков на пути римского войска, было бессмысленной тратой войск, если только вся армия Карфагена не находилась рядом. Звуки римских труб сигнализировали о начале сражения, им вторил многоголосый крик с окружавших холмов. Римский передовой отряд решительным ударом расчленил стоявший перед ними отряд карфагенской легкой пехоты, но дальше противника не было. Ганнибал не дал римлянам перестроиться, атакуя вниз со склонов по всей длине походной колонны.

Подвергнувшись внезапному нападению, римляне лишились своего тактического превосходства - построенного в линию боевого строя из когорт и манипул. На колону по всей ее длине нападала кавалерия Ганнибала, и каждый из легионеров вынужден был принимать бой там, где он находился в походном строю. Только во главе колонны, как уже говорилось, примерно 6000 человек передового отряда смогли прорубиться через заградительный отряд и вырваться из окружения. Отойдя от места боя, они только могли наблюдать, как гибнут их товарищи, постепенно теснимые в озеро. Возвращаться на помощь было бессмысленно, поскольку Ганнибал тут же закрыл брешь, в которую они проскочили своей кавалерией. Построившись в небольшие каре, римляне продолжали сражаться с врагами, атаковавшими их со всех сторон. Особенно неистовствовали кельты и в особенности инсубры, получившие возможность дать выход своей мести, копившейся со дня поражения их Фламинием в 223 г. до н.э. В конце концов один из декурионов нисубрийской кавалерии убил Фламиния, пробившись через окружавших его триариев и проткнув командующего копьем. Для многих римских солдат водная поверхность озера стала их могилой. Многие из них были оттеснены в воду, другие пытались но мелководью выбраться из стягивающегося кольца окружения. Однако топкое илистое дно мелководья затягивало их на глубину, где они тонули под тяжестью своих кольчуг и лорик. Но даже и в таких благоприятных обстоятельствах армии Ганнибала потребовалось три кровавых часа, чтобы добить римскую армию. К полудню вес было кончено: 15000 римлян были мертвы и приблизительно 10000 сдались в плен. Войска римских союзников были отпущены. Им сказали, что Ганнибал воюет с Римом, а не с ними. Менее 6000 человек передового отряда сумели уйти с поля боя. За это сокрушительное поражения римлянам Ганнибал заплатил жизнями 1500 своих воинов.

Приведенные цифры приблизительны: много споров происходит вокруг оценки размеров армии Фламиния. Те значения, что здесь приведены, базируются на следующем расчете: в дополнение к 10-му и 11-му легионам призыва 217 г. и связанных с ними союзнических войсками Фламиний пополнил свои легионы ветеранами двух легионов Семпрония, которые пережили Треббию. Всего он командовал приблизительно 30000 воинов, приблизительно 25000 из которых были убиты или пленены. У Тразименского озера Ганнибал нанес сокрушительное поражение, которое оставило Рим без полевой армии. К сожалению для Карфагена. Ганнибал этого не понимал.

Уничтожение противником целой армии произвело угнетающее впечатление на жителей Рима. Сенат прибег к крайнему средству, назначив Квинта Фабия Максима диктатором. С четырьмя наскоро набранными легионами Фабий выступил в поход. Вскоре к нему присоединились войска, прибывшие от Аримини. План Фабия заключался в том, чтобы уклоняться от решительного боя, отсиживаясь в укрепленном лагере; пользоваться всякой оплошностью противника и уничтожать его воинов, удалившихся от своего лагеря; мелкими победами восстанавливать и укреплять бодрость духа в армии, угнетенной поражениями. За такую тактику Фабий был прозван Кунктатором, что значит “медлитель”. Его способ ведения войны вызвал протесты среди демократической части населения Рима, страдавшей от набегов отрядов карфагенской армии. Но Фабий, умело пользуясь преимуществом положения римлян, заключавшемся в неистощимости запасов и наличии больших людских резервов, упорно добивался изменения соотношения сил и морального состояния армии в свою пользу.

Многие считают, что его отказ от непосредственного движения на Рим был фатальной ошибкой. Ганнибал, однако, никогда всерьез не рассматривал идею похода на город Рим, какой бы привлекательной на первый взгляд она ни казалась. Взятие Рима приступом было задачей вне его военного потенциала, кроме того, это не совсем соответствовало его стратегической задаче по созданию условий для распада Римской конфедерации. Пересекая Апеннины еще раз, на сей раз с запада на восток, он вел свою армию в Южную Италию. Ганнибал хотел найти там поддержку среди самнитов и других народов, чья вооруженная борьба с Римом была делом еще недавнего прошлого, и где он искал потенциальных союзников и средства, чтобы обеспечить уничтожение Рима.

+30 -1 голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос

Партнеры

Наши друзья

На форуме обсуждают




Copyright © 2012 все права защищены, при копировании ссылка на ресурс обязательна
las-arms.ru © 2012
Для связи с администрацией сайта:
support@las-arms.ru
admin@las-arms.ru
www.w0rld0ftanks.ru - Фанатский сайт игры World of Tanks и Танковой Бронетехники- http://w0rld0ftanks.ru/
Бесплатный анализ сайта - http://www.cy-pr.com/ Яндекс.Метрика - http://metrika.yandex.ru/stat/?id=16881667&from=informer