Легкий танк LT vz.З5





Как известно, одним из итогов Первой мировой войны стал крах трех великих империй Российской, германской и Австро-Венгерской. На обломках последней образовалось несколько независимых государств, в том числе и Чехословакия. В 1920-1930 годы она стала одной из наиболее экономически развитых стран Европы. Ее промышленный потенциал позволял обеспечивать всем необходимым не только национальную армию, но и поставлять вооружение на экспорт. В полной мере это относилось и к танкостроению. Но начиналось все с малого.О стрелковом оружии, средствах защиты и другую интересную информацию ищем в соответствующих разделах.




Чехословацкий легкий танк LT vz.З5


В Начало

История создания легкого танка LT vz.З5

Чехословацкий легкий танк LT vz.З5

В 1918 году вновь созданной чехо­словацкой армии достались два итальян­ских бронеавтомобиля Lancia I.Z. образ­ца 1915 года и бывший австро-венгерский бронепоезд. Вскоре эти, более чем скромные, броневые силы пополнились еще несколькими бронепоездами, по­ строенными или восстановленными на чешских заводах. В начале 1920 года фирма Skoda забронировала 12 грузовиков Fiat­ Toгino. В связи с ростом чис­ла броне единиц был поставлен вопрос о формировании специальной воинской части для более организованной подго­товки личного состава. В октябре тoгo же года начало свою деятельность так называемое Управление особых боевых частей. Оно располагалось в городке Ми­ловицы. В eгo распоряжении находились шесть бронепоездов и 14 броневых автомобилей. Кроме того, «Управлению» подчинялись школа подготовки экипажей и ремонтные мастерские. 

Вскоре вслед за этим по предложению генерала Пепле главы французской военной миссии министерство оборо­ны Чехословакии обратилось к прави­тельству Франции с просьбой о закупке танков. С 1922 по 1924 год чехословацкая армия получила семь легких танков Гenault FT 17, часть из которых была вооружена пушками, а часть пулеме­тами. В 1922 году «Управление» преоб­разовали в бронетанковый батальон. В него вошли семь взводов бронеавтомо­билей и три группы бронепоездов. Все танки свели в учебную роту. Впрочем, до начала 1930-­x батальон пополнялся только бронеавтомобилями.

Первым серийным бронеавтомоби­лем чехословацкого производства стал PA-II фирмы Skoda, более известный под прозвищем «Черепаха». Особенно­стью этой безбашенной машины был обтекаемый бронекорпус, как бы обтяги­вавший собой все узлы и aгpeгaты и имевший завидную пулестойкость при максимальной толщине бронелистов Bceгo 5.5 мм. Вместе с тем, с точки зре­ния технологии изготовления, он был очень сложным, да и сама машина по­лучалась дорогой. Фирма Skoda выпустила 12 таких броневиков, три из них продали венской полиции, а девять чехословацкой армии. Машине присво­или неофициальное (поскольку фор­мально на вооружение она не принималась) обозначение ОА vz.23.

Спустя четыре года конструкторы фирмы Skoda выдали на гора еще одну машину PA-­III, которую можно считать наиболее удачным и наиболее совершенным в мире тяжелым бронеавтомо­билем периода 1920­-x годов. Броневик был принят на вооружение чехословац­кой армии в 1927 году под обозначени­ем ОА vz.27. Однако его серийное про­изводство начали только спустя два года, выпустив с мая по октябрь 1929­-гo 15 боевых машин. Шесть из них поступили в бронетанковый батальон в Миловицах, а остальные в отдельный кавалерий­ский эскадрон.

Бронеавтомобиль РА-III во дворе завода Skoda

Бронеавтомобиль РА-III во дворе завода Skoda

Самую же массовую чехословацкую колесную бронированную машину разра­ботала фирма Tatгa, использовав при ее создании свое специальное шасси T-­72 с центральной несущей балкой­-трубой. В 1933 1934 годах Tatгa изготовила 51 бронеавтомобиль, получивший армей­ское обозначение ОА vz.30

Что же касается гусеничных боевых машин, то в Чехословакии, как и во многих других странах, начали с танкеток. В 1933 году на вооружение была принята танкетка (по чешски «танчик») vz.33 (P­I), разработанная фирмой СКD на базе английской танкетки Caгden-­Loyd Mk VI, лицензию на производство которой приобрели в 1930­M. С января по октябрь 1934 года фирма СКD выпусти­ла 70 «танчиков»; все они поступили в гарнизон в Миловицах, где к тому времени бронетанковый батальон разверну­ ли в танковый полк. В его состав входи­ли два батальона танковый и кавалерийский. В танковом батальоне две роты были укомплектованы танкетками, а третья легкими танками FT­-17. Бронеав­томобили сосредоточили в двух эскад­ронах кавалерийского батальона.

«Танчик» vz.33 во время испытаний

«Танчик» vz.33 во время испытаний

Тем временем конкурирующая фирма Skoda также изготовила два опытных образца «танчиков» MU-­4 и MU­-6. Первый был конструктивно подобен танкетке vz.33 и вооружен двумя пулемета­ми в раздельных шаровых установках. Второй, кроме пары пулеметов ZB vz.26, оснащался 47­-мм пушкой А2, установленной во вращающейся башне. Ни та ни другая машина одобрения у военных не встретила и на вооружение не была принята.

Еще в ходе работы над танкеткой vz.33 фирма СКD предложила эскизный проект легкого танка с пушечным вооружением. Эту машину, получившую ин­декс P-­II, при массе 7,5 т планировалось вооружить 47­-мм пушкой Vickeгs, лицен­зию на производство которой приобре­ла СКD, и двумя пулеметами. Танк долж­на была защищать броня толщиной от 8 до 15 мм. В 1931 году проект рассмотрел генеральный штаб чехословацкой армии и тогда же выдал заказ на изго­товление одного прототипа. К ноябрю 1932­гo машину изготовили и она посту­ пила для испытаний в бронетанковый батальон в Миловицах. В ходе испыта­ний к февралю 1933 года P­-II прошел 3400 км без каких­-либо серьезных поло­мок. Производственный заказ от 19 ап­реля 1933 года включал 50 боевых машин, причем первые шесть единиц требовалось изготовить уже к 30 сентября текущего года. Следующие 24 машины СКD должна была сдать армии соответственно к 30 сентября 1934­гo и, наконец, последние 20 танков к 30 июля 1935­-гo.

Уже после утверждения заказа при­шлось вносить изменения в конструкцию башни, связанные с коррективами в составе вооружения. От 47­-мм пушки Vickeгs и пулеметов ZB vz.26 отказались в пользу новой шкодовской 37­-мм пуш­ки А3 и 7,92­-мм пулеметов ZB vz.35. Однако проект орудия разработали только к декабрю 1933 года. Оснастить же про­тотип всем комплектом вооружения удалось лишь год спустя.

Поэтому первые шесть серийных машин, сборка которых началась на СКD в сентябре 1933-­гo, вооружили всего двумя пулеметами ZB vz.26. Изготовление танка задерживалось и из-­за затянув­шейся до декабря приемки броневых листов значительную часть их забра­ковали по причине низкого качества. Так что боевые машины поступили в броне­танковый батальон в конце апреля 1934 года.

P­-II получила 3-­я рота этого батальо­на, ранее укомплектованная семью французскими легкими танками FT-­17. Для ускорения подготовки экипажей новые танки приняли участие уже в май­ских маневрах совместно с танкетками vz.33. P-­II хорошо показали себе в дви­жении по пересеченной местности, лег­ко преодолевали окопы и рвали колючую проволоку. Несмотря на многочисленные «детские болезни», машины понрави­лись танкистам, особенно механикам­ водителям, так как отличались легкостью в управлении.

Наиболее существенным недостатком P-­II, который отмечали военные, была слабая 15­-мм броня, делавшая их уяз­вимыми для противотанковой артилле­рии. Поскольку на танках отсутствовали пушки, то командование батальона пред­ложило временно установить на трех машинах 37­-мм пушки с танков Гenault FT-17, что позволило бы экипажам по­практиковаться в обслуживании орудий, пусть даже и другой системы. Однако вышестоящее начальство отклонило это предложение, и прошло 18 месяцев, прежде чем P-­II получили штатные орудия. До вооружение проводилось на за­ воде СКD с января по август 1936 года.

Чехословацкая армия официально приняла новую машину на вооружение 13 июля 1935 года. Танк получил обозна­чение LТ vz.34: LТ-Lehky tank (легкий танк), vz.34 образца 1934 года.

Опытный образец легкого танка LT vz.34 в цехе завода CKD

Опытный образец легкого танка LT vz.34 в цехе завода CKD.
На машине установлена новая башня  37-мм пушкой А-3 и тяжелым пулеметом ZB vz.35.
В лобовом листе корпуса еще смонтирована шаровая установка для легкого пулемета ZB vz.26,
замененная в последствии на ZB vz.35.

Он имел сравнительно небольшие размеры: длину - 4,6 м, ширину - 2,1 м и высоту - 2,22 м. Eгo масса составляла 7,5 т. Экипаж танка состоял из трех человек командира (он же наводчик и заряжающий), механика­-водителя и радиста (он же пулеметчик).

Корпус танка собирался в основном из плоских броневых листов на каркасе из уголков с помощью болтов и закле­пок. При этом нижняя часть корпуса на высоту 1 м от земли выполнялась водонепроницаемой. Вертикальные лобовые и бортовые листы имели толщину 15 мм, наклонные - 12 мм. Крыша МТО и корма корпуса защищались броне листами толщиной 8-10 мм. Боевое отделение отделялось от моторного 3-мм перего­родкой. Над боевым отделением устанавливалась башня, также склепанная на каркасе из уголков. Диаметр башенного погона в свету составлял 1265 мм. Толщина лобового и бортовых листов башни равнялась 15 мм, кормового - 8 мм, На крыше башни размещалась командирская башенка с четырьмя смотровыми щелями. В крыше башенки, кроме того, имелся перископический прибор наблюдения.

В башне были установлены 37­-мм пушка, имевшая армейское обозначение vz.34UV (индекс фирмы Skoda - А3), и спаренный с ней 7,92­-мм пулемет ZB vz.35. Угол возвышения пушки составлял +250, склонения -100. Скорострель­ность орудия 15 выстр./мин.

В лобовом листе корпуса в шаровой установке размещался второй пулемет ZB vz.35 (ZB Zbгojovka Bгno).

Боекомплект пушки состоял из 60 apтвыстрелов, которые укладывались в нише башни в специальных магазинах, по шесть выстрелов в каждом. Боекомп­лект пулеметов размещался в коробках и включал 20 лент по 100 патронов в каждой.

На танке был установлен четырехци­линдровый карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения мощностью 62,5 л.с. (46 кВт) при 1350 об/мин. Дви­гатель позволял танку развивать макси­мальную скорость до 30 км/ч на шоссе и 15 км/ч на пересеченной местности. Крутящий момент от двигателя передавал­ся с помощью главного фрикциона и карданного вала, проходившего над полом боевого отделения и прикрытого метал­лическим кожухом, к четырехскоростной коробке передач, обеспечивавшей танку четыре скорости вперед и одну назад.

Коробка передач размещалась в отделении управления, соответственно, и ведущие колеса располагались впереди. Два топливных бака емкостью по 64,5 л каждый устанавливались по бортам си­лового отделения.

Ходовая часть танка, применительно к одному борту, включала восемь сдвоенных обрезиненных опорных катков диаметром 340 мм. Катки, сблокирован­ные попарно в четыре балансирные тележки, подвешивались на полуэллипти­ческих листовых рессорах. В качестве дополнительного элемента жесткости использовалась продольная балка, соединявшая между собой узлы подвески.

Все танки оснащались радиостанци­ями чехословацкого производства vz.35 с дальностью действия 2 км.

С конца 1935 по январь 1936 года LТ vz.34 поступили во все три танковых пол­ка чехословацкой армии. На момент своего создания эта боевая машина счита­лась одной из лучших в мире. Но к 1936 году ее броневая защита и маневренность уже не отвечали возросшим Tpe­бованиям к бронетанковой технике. По­ этому, в связи с поступлением в танковые части новых боевых машин, моби­лизационный план на 1937 год преду­сматривал передачу всех LТ vz.34 в раз­ведывательные подразделения пехот­ных дивизий. Однако очень быстро военные пришли к выводу, что для танка разведчика LТ vz.34 малоподвижен.

В ноябре 1938 года генеральный штаб че­хословацкой армии принял решение сосредоточить все машины этого типа в 3­-м танковом полку, дислоцированном в Словакии. К этому времени в нем насчи­тывалось 27 LT vz.34. Мюнхенский сговор и последовавшая за ним в марте 1939 года немецкая оккупация положи­ли конец этим планам. Образовавшее­ся словацкое государство получило те 27 танков, которые находились на его территории. Остальные 23 были реквизированы Вермахтом и уничтожены.

Словацкие LТ vz.34 использовались в учебных целях вплоть до 1944 гoдa. Во время Словацкого национального восстания повстанцы захватили десять танков, находившихся в расположении танкового полка в Мартине. В дальнейшем они применялись в боях с немецкими войс­ками в качестве неподвижных огневых точек.

Испытания и использование танкаLT vz.35

Первый серийный танк LT vz.35 1936 год

Первый серийный танк LT vz.35 1936 год

После прихода нацистов к власти и начавшейся в германии усиленной милитаризации правительство Чехословакии предприняло ряд шагов по повышению обороноспособности страны. В рамках процесса совершенствования сухопутных войск основные усилия были направлены на формирование новых бронетанковых частей и оснащение их более современной техникой. Так называемый «Доклад о ситуации с танками» от 24 августа 1934 года отводил танкеткам vz.33 только роль по охране границы, а также выполнение полицейских функций. Основу же бронетанковых войск должны были составлять легкие танки. При этом речь не шла о создании единого унифицированного образца - наоборот эти танки были разделены на три группы. Первую составили танки LТ vz.З4, серийный выпуск которых уже разворачивался на заводах СКD. Их предполагалось использовать в составе кавалерийских частей. Кавалерийскими должны были стать и легкие танки второй группы, в отличие от боевых машин третьей. Последние предназначались для совместных действий с пехотой. Все эти планы подкреплялись серьезными финансовыми вливаниями. Военным бюджетом Чехословакии на период с 1934 по 1937 гoд выделялось 240 млн чешских крон (около 10 млн долларов в тогдашних ценах) на закупку 279 легких и 42 средних танков.

Танк LT vz.35 с серийным номером 13909 в 1-м танковом полку в Миловицах, весна 1938 года.

Танк LT vz.35 с серийным номером 13909 в 1-м танковом полку в Миловицах, весна 1938 года.
Чехословацкая армия получила эту машину 11 марта 1938 года, а уничтожена она была в 1941 году,
уже находясь на службе в Вермахте.

К моменту принятия этой программы фирма Skoda разработала и изготовила прототип легкого танка SU. Танк с экипажем из трех человек имел массу 7,5 т и броневую защиту от 8 до 15 мм. Вооружение его состояло из 47-мм пушки Skoda А-2 и двух пулеметов vz.24 калибра 7.92 мм, имевших водяное охлаждение. Последние представляли собой германские пулеметы Schwarzlose периода Первой мировой войны, производившиеся на чехословацких заводах. Танк мог развивать скорость до 30 км/ч, а запас хода составлял 150 км.

Передняя часть подбашенной коробки

По окончании испытаний было решено серийно танк SU не выпускать, поскольку он не вполне соответствовал тем техническим требованиям, которые к тому времени выдвинули военные. В частности, он совершенно не соответствовал им по толщине броневой защиты.

Впрочем, к этому времени Skoda разработала улучшенный образец S-II-­a (S-Skoda, lI-a ­- вторая группа легких танков, предназначенная для действий с кавалерией). По сравнению с SU, эта боевая машина имела увеличенную до 25 мм лобовую броню корпуса и башни.

В свою очередь, фирма СКD, не желая оставаться в стороне от выгодных военных заказов, предложила свой проект танка P-II-a и в октябре 1934 года представила военным eгo макет. P-II-a, по существу, представлял собой модернизированный танк LТ vz.34.

Однако военные предпочли S-II-a, и еще до завершения испытаний двух прототипов, проходивших в июле 1935 года на полигоне в Миловицах, выдали заказ фирме Skoda на 160 машин. И вот тут-то разыгрался скандал: фирма СКD обвинила концерн из Пльзеня в подтасовке результатов испытаний с целью проталкивания своей конструкции. Дабы примирить конкурентов (а заодно и снять обвинения с себя ведь кто-то закрыл глаза на подтасовку), министерство обороны Чехословакии приняло решение, что танк S-II-a, уже получив­ший к тому времени армейское обозна­чение LТ vz.35, станет производиться на заводах обеих фирм. Однако военные и не подозревали, что скандал был ни чем иным, как инсценировкой, поскольку между двумя фирмами существовало тайное соглашение о взаимопомощи в производстве вооружения. В отношении танков это означало, что объемы их производства на обеих фирмах должны быть равными. Поэтому первый заказ поделили в соотношении 80:80. Следующая серия из 35 машин поровну не делилась, поэтому 17 танков изготовила СКD, а 18 - Skoda.

В июне 1936 гoдa начались испытания первых пяти серийных танков, выпущенных фирмой Skoda. Их результаты оказались малоутешительными: было много поломок, скорость не превышала 17 км/ч вместо 34 км/ч по тех-заданию. Правда, в конце концов, все эти недостатки удалось устранить.

В связи с тем, что работа над новым танком LТ vz.38 (а именно его предполагалось сделать основным в чехословацкой армии) затягивалась, военные в ноябре 1937 года заказали еще 103 танка LТ vz.35. При этом 52 из них изготовила Skoda, а 51 - СКD. Таким образом, паритет между двумя фирма­ ми был соблюден.

Производство танков LТ vz.35 на заводах Skoda осуществлялось с 21 декабря 1936 года по 8 апреля 1938-гo. Фирма СКD справилась со своей частью заказа в течение одного 1937 года.

По мере поступления танков в войска армия проводила с ними выборочные испытания. Так, с января по март 1937 года несколько серийных машин прошли на испытаниях 4000 км. С апреля по сентябрь тoгo же года еще три серийных танка покрыли расстояние в 7000 км Столь длительные пробеги позволяли выявлять конструктивные и производственные дефекты, которых у новых танков было предостаточно, и устранять их на остальных машинах, находившихся в строевых частях. Судя по всему, эта работа проводилась не без успеха. Во всяком случае, в ходе боевых операций против повстанце­ в Судетской области, которые чехословацкая армия осуществляла во второй полови не 1938 года, танкам приходилось совершать многочисленные марши и покрывать расстояния в несколько тысяч километров. При этом сколько-нибудь значительных недостатков в силовых установках, трансмиссиях и ходовых частях не отмечалось. Если и выявлялись дефекты, то, главным образом, в системе электрооборудования, а не в более сложной пневматической системе управления трансмиссией.

Сразу после объявления всеобщей мобилизации в сентябре 1938 года фирма Skoda получила заказ еще на 105 LТ vz.35. Военные опасались, что уже заказанные ранее фирме СКD новейшие легкие танки LТ vz.38 не поступят в войска в ближайшее время. Впрочем, этот заказ просуществовал совсем недолго сразу после подписания Мюнхенских соглашений eгo отменили.

Справедливости ради необходимо отметить, что в случае конфликта с гepманией осенью 1938 года реализация этого заказа была бы под большим вопросом. В качестве реальной альтернативы быстрого пополнения своих танковых частей чехословацкая армия могла рассчитывать на боевые машины из Румынскoгo заказа несколько десятков танков LТ vz.35, из партии в 126 единиц, изготовленных для этой страны и находившихся на заводе Skoda, могли быть конфискованы.

Однако сразу после подписания Мюнхенских соглашений и связанных с этим изменений международной и внутренней ситуации чехословацкая армия потеряла интерес к развитию своих бронетанковых частей. Военные даже были готовы пойти на их сокращение и продать некоторое количество старых танков.

В это же время основные чехословацкие танкостроительные фирмы так-же были не прочь расширить свои экспортные поставки, тем более, что ряд стран проявлял интерес к их продукции. Наиболее важным из потенциальных покупателей была Англия.

Интерес британцев к танку LТ vz.35 не был случайным -­ по состоянию на 1938 гoд английская армия не располагала ничем равным этой машине ни по бронезащите, ни по вооружению. Англичане предполагали закупить 100 танков из имеющихся в наличии у чехословацкой армии и еще 100 - у фирмы Skoda. Наряду с этим английская компания Alvis Stгaussleг изъявила желание приобрести лицензию на производство LТ vz.35. Переговоры продолжались с сентября 1938 по апрель 1939 года, но политическая ситуация вокpyг Чехословакии и немецкая оккупация страны в марте 1939-гo сделали подобное соглашение невозможным.

Во второй половине 1938 гoдa переговоры с фирмой Skoda по поводу приобретения лицензии вел и Советский Союз. Советские специалисты имели возможность ознакомиться с танком S-II-a еще в ходе посещений фирмы Skoda. Идя навстречу просьбе командования Красной Армии, руководство фирмы и Министерство народной обороны Чехословацкой республики согласились на испытания двух танков в СССР. В период с 14 сентября по 11 октября 1938 года эти машины прошли чрезвычайно сложную программу испытаний на НИБТ Полигоне в подмосковной Кубинке. Их пробег составил свыше 1500 км, причем никаких существенных поломок отмечено не было. Танки S-II-a, или, как они именовались в советских отчетах, Ш-2А, в целом произвели хорошее впечатление на сотрудников полигона.

Как это обычно бывает на испытаниях, не обошлось и без курьезных случаев. Так, наш генеральный испытатель боевых машин Е.А.Кульчицкий вспоминал, что представители фирмы Skoda утверждали, что сход гyсеницы с катков невозможен ни при каких обстоятельствах. Кульчицкий заключил пари, что он это сделает. Проигравшая сторона должна была выставить шампанское, причем в таком количестве, чтобы наполнить им ванну. На каком-то кocoгope Евгений Анатольевич все-таки ухитрился потерять гусеницу. Шампанское, правда, распили из бокалов.

На этих испытаниях имел место еще один любопытный эпизод, так сказать, из разряда промышленного шпионажа. Известный впоследствии конструктор Н.Ф. Шашмурин, принимавший участие в испытаниях, получил задание добыть кусок брони чешского танка для анализа ее состава. Решение Шашмурина было довольно оригинальным: по eгo эскизу изготовили копию броневой заглушки заливной горловины топливного бака и Шашмурин ее подменил

Впрочем, есть версия, опровергающая этот факт. Согласно ей одна машина была разобрана для изучения хотя это представляется маловероятным в программу испытаний подобное мероприятие не входило и вряд ли оно осталось бы незамеченным представителями фирмы Skoda, сопро­вождавшими машины. Тем более, что разобранный танк необходимо было еще и собрать, поскольку обе машины требовалось вернуть.

Переговоры, последовавшие за ис­пытаниями, показали заинтересован­ность СССР в приобретении только oд­нoгo танка. Чехи опасались, что, ис­пользуя их машину в качестве прото­типа, в Советском Союзе могут начать ее безлицензионное производство. В таком развитии событий Skoda была не заинтересована, и сделка не состоялась.

Интерес к LТ vz.З5, как к оружию по­тенциального противника, проявляла и нацистская германия. Сначала немцы пытались получить информацию через подставные компании, но этот план не удался. Затем Абвер рискнул открыто шпионить, используя немецкую рези­дентуру в Чехословакии. Несколько агентов удалось арестовать, но какую­-то информацию добыть им все же удалось. Возможно, данными с немцами поделилась и Румыния.

Фирма Skoda предлагала свои танки S-­II-­a Югославии. Проект несколько переработали появились новая баш­ня с 47-мм пушкой и дизельный двигатель. Но контракт заключен не был помешала политическая ситуация.

Оккупация Чехии прервала и перего­воры с Польшей. Они и без того шли трудно из-­за традиционно плохих отношений между этими странами. Польская разведка смогла ознакомиться с танками Г­-2 (вариант LТ vz.35 для Румынии) в начале 1939 года, когда их перевози­ли в Румынию через польскую террито­рию. Военная делегация из Польши по­сетила Пльзень 9 марта 1939 года. По­ляки, правда, были заинтересованы в приобретении средних танков S­-II­s. Но это уже не имело никакого значения спустя шесть дней немцы перешли че­хословацкую границу.

Последний иностранный заказ, о котором следует упомянуть, относится к 1940 году. Поступил он из Афганиста­на. Переговоры начались еще в 1939­-м. Афганистан заказал десять улучшен­ных S-­II-­a (T­-11) с 37-мм пушкой A-­8. Однако выполнить заказ до немецкой оккупации чехи не успели. Немецкие власти поначалу разрешили их производство, но затем изменили свое решение, и танки были проданы союзнице германии Болгарии.

Описание конструкции

В соответствии с классификацией, принятой в чехословацкой армии, легкие танки категории II-a предназначались для действий в составе кавалерийских частей , однако только совместно с пехотой, В целом это почти соответствовало английскому классу крейсерских танков.

Машина имела классическую компоновку с кормовым расположением двигателя и трансмиссии.

Корпус танка собирался из катаных броневых листов на каркасе из уголков с помощью клепки. Максимальная толщина лобовых листов составляла 25 мм, что обеспечивало защиту от 20-мм бронебойных снарядов пушки «Эрликон» на дистанциях от 250 м и более.

Механик-водитель и стрелок-радист размещались в отделении управления в передней части корпуса. Рабочее место механика-водителя располагалось справа. Перед ним в лобовом листе подбашенной коробки находилось смотровое окно раз мерами 390х90 мм с 50-мм стеклоблоком триплекс. Снаружи оно закрывалось 28-мм броневой крышкой. Для наблюдения за местностью в распоряжении механика-водителя имелась смотровая щель размерами 120х3 мм в правом переднем бортовом листе корпуса, также закрытая изнутри 50-мм бронестеклом, Лючок для наблю­дения был и у стрелка-радиста, правда, значительно меньших размеров 150х75 мм. В центре лобового листа монтировалась шаровая установка курсового пулемета, допускавшая ведение огня по горизонту в секторе 300. Угол возвышения составлял +250, склонения 100. Телескопический прицел пулемета был встроен в прибор наблюдения механика­-води­теля. Правда, ведение огня было возмож­но только при открытой крышке смотрового прибора. Механик­-водитель мог стрелять из курсового пулемета, предваритель­но зафиксировав его в центральном по­ложении. Спуск осуществлялся с помо­щью троса Боудена. 

Отделение управления LT vz.35

Для посадки в отделение управления в передней части крыши подбашенной коробки имелся прямоугольный люк, за­крывавшийся двухстворчатой крышкой.

Башня размещалась над средней ча­стью корпуса танка, образуя вместе с ним боевое отделение. Так же, как и корпус, она была склепана на каркасе из уголков. Диаметр башенного погона в свету составлял 1267 мм.

На крыше башни размещалась командирская башенка диаметром 570 мм, закрывавшаяся откидной куполообраз­ной крышкой. В стенках командирской башенки имелись четыре смотровых при­бора-­эпископа. Кроме того, для кругового наблюдения за местностью командир располагал монокулярным перископи­ческим прибором. Его амбразура находилась в крышке командирской башен­ки. В последней, кроме того, имелись лючки для флажковой сигнализации днем и световой сигнализации ночью.

Вооружение. Танк LТ vz.35 имел весьма мощное вооружение для своего времени и класса. Его основу составляла З7-­мм пушка vz. 34UV (заводское обозна­чение фирмы Skoda -­ А3), представлявшая собой переделанную для установки в танк противотанковую пушку KPUV vz.34.

Орудие оснащалось полуавтоматическим клиновым затвором, обеспечивавшим высокую скорострельность в 12-15 выстр./мин. Длина ствола составляла 39 калиб­ров (1448 мм). Масса орудия - 235 Kг.

На танке устанавливались два тяже­лых пулемета ZB. vz.37 калибра 7,92 мм производства фирмы Ceskoslovenska ZbгoJovka Bгno: один - в шаровой установке в лобовом листе корпуса; другой - в такой же установке в башне, справа от пушки. Башенный пулемет мог наводиться как совместно с орудием, так и независимо от него. Горизонтальное на ведение пушки и пулемета осуществлялось поворотом башни. Вращение баш­ни было возможно двумя способами: с помощью механизма поворота (за один оборот маховика башня поворачивалась на 30) или, при его блокировке, с помощью плечевого упора пушки. 

Боекомплект орудия состоял из 78 выстрелов (24 бронебойных и 54 осколочно-фугасных), пулеметов ­- из 2700 патронов.

Двигатель. На танке устанавливался 4-­цилиндровый четырехтактный карбю­раторный двигатель жидкостного охлаждения Skoda Т-11/0 мощностью 120 л.с. при 1800 об/мин. Рабочий объем 8620 смЗ. Ход поршня ­- 140 мм. Диаметр цилиндра - ­140 мм. Степень сжатия 1:6 (в танках Г-­2 1:5,75). Масса двигателя ­- 900 кг.

Топливо этилированный бензин с октановым числом не менее 60. В топлив­ную систему входили два бензобака главный, емкостью 124 л, размещавшийся в моторном отделении слева от двигателя, и вспомогательный, емкостью 29 л, установленный на правой стенке боевого отделения. Подача топлива могла осуществляться с помощью двух насосов ­механического мембранного и электрического Auto­pulse. Карбюраторов два, марки Zenith UDD.

Система охлаждения жидкостная. Радиатор емкостью 50 л находился в моторном отделении перед двигателем.

Запуск двигателя осуществлялся электростартером Scintilla мощностью 2,94 кВт. Зажигание от двух магнето Scintilla напряжением 12 В.

Трансмиссия. Коленчатый вал двигателя был связан с планетарной коробкой передач, обеспечивавшей танку движение с шестью скоростями вперед и шестью назад. 1-­я и 2-­я передачи управлялись ленточными тормозами с пневматическим приводом. З-я, прямая, передача приводилась в действие с помощью многодискового фрикциона сухого трения, также имевшего пневматичес­кое управление. 1-­я (она же 4-я) передача в критической ситуации могла включаться с помощью троса Боудена.

Коробка передач была сблокирована с двухступенчатым демультипликато­ром, который имел пневматическое и резервное механическое управление. От коробки передач крутящий момент пере­давался на ведущие колеса с помощью планетарных механизмов поворота.

Ходовая часть, применительно к одному борту, состояла из восьми сдвоенных обрезиненных опорных катков малого диаметра, сблокированных попарно в две балансирные тележки, каждая из которых подвешивалась на двух полуэллиптических листовых рессорах. Между передней тележкой и направляющим колесом устанавливался один сдвоенный каток, облегчав­ший танку преодоление вертикальных препятствий. Ведущее колесо располагалось сзади. Верхняя ветвь гусеницы опиралась на четыре сдвоенных поддерживающих катка. В каждой гусенице 111 траков шири­ной 320 мм, шаг трака ­- 95 мм.

Средства связи. На танке устанавливалась радиостанция vz.35 с даль­ностью действия 2 км и возможностью работы только в телеграфном режиме.

Эксплуатация и боевое применение легкого танка LT vz.35

Чехословакия

К началу серийного производства лег­ких танков LT vz.35 танковые войска че­хословацкой армии состояли из трех танковых полков. PUV-­1 (PUV - Pluk Utocne Vozby дословно: полк штурмовых повозок) дислоцировался в Миловицах, PUV-2 ­- в Оломоуце и PUV-3 -­ в Мартине (Словакия). Эти части, а также танковая школа в Миловицах организационно были сведены в танковую бригаду, штаб которой первоначально распола­гался все в тех же Миловицах, но затем его перевели в Оломоуц. Из 298 выпу­щенных LТ vz.35 в 1-й танковый полк поступило 197 единиц, а во 2-й -­ 49. В 3-м танковом полку сосредоточили все танки LТ vz.34.

Следующим шагом по развитию бронетанковых сил чехословацкой армии стало формирование мобильных диви­зий. Этот процесс начался в октябре 1937 года. Каждая дивизия (RD -­ Rychla Divize дословно: быстрая дивизия) должна была состоять из двух бригад ­- кавалерийской и мотомеханизирован­ной. В кавалерийскую бригаду входили два драгунских полка, в мотомеханизи­рованную -­ два полка моторизованной пехоты, перевозившейся на грузовиках. Ударную же силу дивизии составляли два танковых батальона.

Танковая часть Чехословацкой армии во время тактических занятий. 1937 год. По штату военного времени в мобиль­ной дивизии полагалось иметь 11 тыс. человек личного состава, 2832 лошади, 298 мотоциклов, 1009 грузовых автомобилей, 98 танков, 12 бронеавтомобилей и 68 орудий противотанковой, зенитной и полевой артиллерии. В течение зимы 1938 года были сформированы штабы четырех мобильных дивизий RD-1 в Праге, RD-­2 в Брно, RD-3 в Братиславе и RD-4 в Пардубицах. По планам командования материальная часть танковых полков должна была использоваться для укомплектования мобильных дивизий. Кроме того, предполагалось сформиро­вать 34 отдельных взвода по три танка в каждом для пехотных дивизий и пограничных частей. Однако всем этим пла­нам не суждено было сбыться в мае 1938 года в Чехословакии началась мобилизация.

Танки активно при­менялись в операциях против немецких сепаратистов в Южной Богемии, особенно в уличных боях в Чешске Kpумлове 2 октября. Они поддерживали пу­шечно-­пулеметным огнем пехоту и по­лицейских, разрушали баррикады, сооруженные боевиками. Впрочем побе­да, одержанная регулярной армией в Крумлове, уже не имела принципиального значения 30 сентября в Мюнхе­не было подписано соглашение, по которому Судетская область отходила германии. Прецедент был создан, и Венгрия, в свою очередь, потребовала передачи ей тех районов Чехословакии, где компактно проживало венгерское население. Переговоры, проходившие в октябре 1938-­гo в городке Комарно, ни­ каких результатов не дали. Начались столкновения с венгерскими частями.

Так, 5 октября границу перешел целый батальон венгерской пехоты. К этому моменту 3­-я мобильная дивизия, дис­лоцировавшаяся в Словакии, была уси­лена батальоном легких танков из 2­-й мобильной дивизии и противотанковы­ми подразделениями. Во второй поло­вине октября дивизии передали еще один танковый батальон, доведя таким образом число танковых рот в этом соединении до семи.

Танки LT vz.35 3­-й мобильной диви­зии участвовали в отражении венгерской атаки в районе городка Фелединек, обратив в бегство батальон гонведов (название военнослужащих венгерской армии -­Гонведшега). После присоеди­нения Южной Словакии к Венгрии в декабре 1938 года танковые батальоны, как и другие подразделения, вернулись в свои гарнизоны.

Танки LT vz.35 перед отправкой в Германию. 26 марта 1939 года.

Танки LT vz.35 перед отправкой в Германию. 26 марта 1939 года.

Примерно в тот же период начались беспорядки в Подкарпатской Руси (поз­же этот район отошел Советскому Союзу и стал Закарпатской областью УССР). На эту территорию также претендовала Венгрия, и там имелось немало боевиков венгерской террористической организации. И с ними пришлось воевать частям чехо­словацкой армии, в том числе с участием танкеток и танков LТ vz.35. Особенно тя­желые бои проходили в районе городов Мукачево и Ужгорода в октябре 1938 года.

Кроме венгерских, в Подкарпатской Руси действовали польские и украинские националистические организации. К чис­лу последних относилась «Карпатска Сiч», выступавшая за отделение этой области от Чехословакии. С ее боевика­ми чехословацкие войска сражались, например, 14 марта 1939 года на улицах города Хуст. В этой и других стычках как с сичевиками, так и с поддерживающи­ми их венгерскими войсками, а также с подразделениями польской армии, атаковавшими чехословацкую границу с севера (каждый стремился урвать кусок от «чехословацкого пирога»), принима­ли участие бронеавтомобили и танки, в том числе и LТ vz.35.

Эта почти бесконечная череда боев за территориальную целостность Чехо­словакии завершилась 14 марта 1939 года, когда Словакия объявила о своей независимости и отделении от Чехии. Днем позже на территорию последней вступили немецкие войска. Как незави­симое государство Чехословакия пере­стала существовать.

Германия

Первые машины с немецкими солдата­ми появились в Миловицах рано утром 15 марта 1939 гoдa. В течение месяца для отправки в германию подготовили 244 конфискованных чехословацких танка LТ vz.35.

Такая быстрота была не случайной, немцам машина понравилась. Учитывая, что основным у Вермахта в то время являлся легкий танк Pz.II, считавшийся промежуточ­ной и чуть ли не учебной моделью, а более мощные PZ.III и PZ.IV выпускались промыш­ленностью в мизерных количествах, это вполне объяснимо. LT vz.35 значительно превосходил немецкие легкие (и даже средние Pz.lll) танки по вооружению, не уступая им в маневренности и броневой защи­те. В Панцерваффе танк получил обозна­чение Pz.Kpfw.35(t), или проще Pz.35(t): с буквы «t» начинается немецкое слово tschechisch чешский. Эта буква стави­лась в скобках после обозначений всех образцов чехословацкого вооружения и боевой техники, принятых на вооружение Вермахта.

Несколько танков LТ vz.35 отправили для испытаний на Куммерсдорфский полигон, несколько абсолютно неисправ­ных списали, остальные поступили на вооружение 11-­гo танковогo полка (11.Panzeг Гegiment) в Падерборне и в 65-­й танковый батальон (65 Panzeг Abteilung) в Зеннелагене.

Танки были несколько доработаны в соответствии со стандартами германской армии. Первым делом немцы установи­ли на них свои радиостанции Fu 2 или Fu 5, работавшие в телефонном режи­ме, а также заменили достаточно прими­тивную внутреннюю лампочную сигнали­зацию танковым переговорным устрой­ством. За счет сокращения боекомплек­та до 72 артвыстрелов и 1800 патронов ввели пятого члена экипажа ­- заряжа­ющего. Внесли изменения и в электрооборудование: магнето Scintilla замени­ли на «бошевское», установили светомаскировочную фару Notek, габаритные и конвойные фонари, принятые в Bep­махте. В кормовой части танка, на нaд­гyсеничных полках и крыше МТО, разме­стили канистры с топливом. Часть машин переоборудовали в командирские, получившие обозначение Pz.Bef.Wg.35(t).

Танки командиров рот получили вторую радиостанцию (Fu 7) со штыревой антенной, для размещения которой пришлось ликвидировать установку курсового пу­лемета. Его амбразуру заглушили круглой броневой накладкой. Танки командиров батальонов и машины штаба полка получили дополнительную радиостанцию Fu 8 с рамочной антенной, смонти­рованной в кормовой части корпуса. На этих танках из башенного вооружения сохранился только пулемет. Пушка демонтировалась и заменялась деревянным макетом; естественно, без казенной части. Все командирские танки оснаща­лись гирокомпасом. Bceгo в этот вариант немцы переоборудовали около 20 линейных танков Рz.З5(t).

В течение весны 1939 года велась интенсивная подготовка немецких экипажей, осваивавших танки Pz.35(t), поступавшие как с бывших чехословацких складов, так и с предприятий, на которых они проходи­ ли ремонт и переоборудование. К концу лета 11-й танковый полк и 65-й танковый батальон были полностью укомплектованы материальной частью, включая штабные подразделения и резерв. 65-й батальон вошел в состав 11-гo танкового полка в качестве его третьего батальона, а сам полк в состав 1-­й легкой дивизии Вермахта (1.Leichte Division). Накануне Польской кампании в этом соединении имелось 112 танков Рz.З5(t) и восемь Pz.Bef.Wg.35(t), а также 65 PZ.II и 41 PZ.IV. 1-я легкая и 1З-я моторизованная дивизии образовали 14-й корпус 10-й полевой армии группы армий «Юг». Следует отметить, что, по сравнению со всем германским танковым парком, чешских машин было немного, но они составляли едва ли не треть от числа танков, вооруженных пушками калибра от 37 мм и выше. 

Немецкие экипажи осваивают Чехословацкую технику

Немецкие экипажи осваивают Чехословацкую технику.

1 сентября 1939 года танки Pz.35(t) 1-гo батальона 11-гo танкового полка поддерживали атаку 4­-гo кавалерийского полка на позиции польской пехоты в районе Велюни. Активные действия 1-й легкой дивизии вкупе с ударами пикирующих бомбардировщиков позволили довольно быстро сломить сопротивление поляков. Уже через сутки подразделения 1-й легкой дивизии атаковали предмостные укрепления на правом берегу р. Варта. В ходе этих боев польская противотанковая артиллерия подбила один танк Рz.З5(t). После наведения понтонного моста через Варту на другой берег были переброшены 65-й танковый батальон и 1-й батальон 4-гo кавалерийского полка. При этом немецкие части понесли серьезные потери от огня польской тяжелой артиллерии. 

6 сентября из состава 1-й легкой дивизии выделили боевую группу «Фон Равенштайн» (по-видимому, названная по имени командира это часто практиковалось в Вермахте) для преследования польских войск, отходивших из района Ченстоховы к Висле. Днем 8 сентября подразделения 1-й легкой дивизии вошли в Радом. В предместьях города танкам Рz.З5(t) пришлось выдержать бой с танкетками и бронеавтомобилями из 3З-го танкового дивизиона Виленской бригады кавалерии. 65­й танковый батальон вел тяжелые бои с разрозненными польскими подразделениями в лесах под Радомом. Особенно большую опасность для танков представляли хорошо замаскированные польские противотанковые орудия. Их огнем в этих боях было подбито и повреждено несколько немецких танков.

14 сентября 1-ю легкую дивизию включили в состав 15-гo легкого корпуса и перебросили в район тяжелых боев на реке Бзура к западу и юго-западу от Варшавы. Уже 16 сентября передовые подразделения 1-й легкой дивизии перерезали шоссе Варшава Модлин. Именно в этом районе произошел наиболее любопытный эпизод в ходе боевых действий этого соединения в период Польской кампании. 18 сентября на перекрестке лесных дорог попало в засаду боевое охранение 1-й роты 65-гo танкового батальона. 

Польские противотанковые пушки и танкетка TKS, вооруженная 20-мм орудием, из состава 71-гo танкового дивизиона Великопольской бригады кавалерии уничтожили три танка Pz.35(t), в том числе и танк командира роты. По-видимому, это были самые крупные потери 1-й легкой дивизии в одном бою.

Bceгo же в ходе польского похода дивизия потеряла убитыми 22 офицера, 37 унтер-офицеров и 165 рядовых. Было подбито 11 танков Pz.35(t), из которых восемь отремонтировали.

По окончании боевых действий части 1-й легкой дивизии вернулись к месту постоянной дислокации. Здесь уже с 18 октября на ее основе началось развертывание 6-й танковой дивизии. В январе 1940 года 6-ю танковую перебросили в район Бонна, а спустя месяц в - Вастервальд. Весной 1940 года прошли дивизионные учения. В апреле дивизию передислоцировали в Майен. К этому времени в 11-м танковом полку насчитывалось 118 Pz.35(t) и 10 Рz.Веf.Wg.З5(t). Все машины прошли ремонт на предприятиях фирмы ­Skoda и были полностью укомплектованы и боеготовы.

Во время Французской кампании 6­-я танковая дивизия входила в состав 41-гo танкового корпуса. 12 мая она пере­секла границу Франции. После прорыва линии Мажино при поддержке артиллерии и авиации форсировала р. Мез, а на следующий день, 16 мая, р. Уаза у Гюнза. Здесь и произошло первое столкно­вение с французскими танками. З7­-мм пушки Рz.З5(t) могли достаточно эффективно бороться с легкими танками Renault и Hotchkiss (R35/З9/40 и НЗ5/З9), но против средних и тяжелых машин S35, D2 и B1 они были бессильны. Тут в дело вступали артиллерия и авиация. В ходе наступления в Бельгии и Франции 6-я танковая дивизия прошла 350 км. В двадцатых числах мая 6­я танковая дивизия вела бои в основном с английскими вой­сками. Разбив 36­-ю английскую пехотную бригаду, немецкие танки атаковали штаб Британских экспедиционных сил (BEF).

26 мая 6-­ю танковую, в свою очередь, контратаковала 145-­я английская пехот­ная бригада, В этот день Рz.З5(t) вновь столкнулись во встречном бою с англий­скими танками.

В конце мая дивизию перебросили на юг и включили в состав танковой группы генерала Гудериана, а 30 мая вывели в резерв на восемь дней для пополне­ния и отдыха. К этому времени 6­-я танковая дивизия уничтожила около 60 танков, пять бронеавтомобилей, десять opy­дий, 11 противотанковых пушек, восемь артиллерийских тягачей, 34 легковых и 2ЗЗ грузовых автомобиля.

10 июня дивизия вновь вступила в бой, форсировав Эну в районе г.Ретель, а затем воевала в Шампани. 15 мая танки 6-­й дивизии переправились через кa­нал Марна-­Рейн. 21 июня во взаимодей­ствии с подразделениями 1­-й танковой дивизии они захватили укрепления в районе Эпинали. На этом участие 6-­й танковой дивизии во Французской кампании завершилось. За время боев было под­бито 15 танков Рz.З5(t), 12 из которых впоследствии отремонтировали на заво­де Skoda.

После окончания боевых действий дивизию перебросил и в германию, на полигон в Арис. К июню 1941 года в 6­-й танковой дивизии насчитывалось 149 танков Pz.35(t) и 11 Pz.Bef.Wg,35(t). Она находилась в составе соединений так называемой первой линии, то есть наиболее укомплектованных и боеспособных.

Первые километры по советской земле – танк Pz.35(t) 6-й танковой дивизии Вермахта движется по территории Литовской ССР. 1941 год.

Первые километры по советской земле – танк Pz.35(t) 6-й танковой дивизии Вермахта
движется по территории Литовской ССР. 1941 год.

К началу операции «Барбаросса» 6­-я танковая дивизия входила в состав 4­-й танковой группы генерала Э.Гепнера, а последняя, в свою очередь, в состав группы армий «Север». 22 июня танки 6­-й танковой пересекли советскую границу в районе Тильзита (ныне г. Советск Калининградской области) и начали раз­вивать наступление в направлении ли­товского г. Расейняй. Дивизия наступала двумя боевыми группами «Раус» и «3екедорф», которые 23 июня сумели переправиться через р. Дубисса и занять два плацдарма на ее левом берегу.

23 июня в 11:30 части 2-­й танковой диви­зии 3-­гo механизированного корпуса Красной Армии атаковали плацдарм группы «3екедорф», ликвидировали его и переправились через Дубиссу. Пона­чалу нашей дивизии сопутствовал успех. Разгромив подразделения 114-­гo моторизованного полка немцев, советские танкисты заняли Расейняй, но вскоре были из него выбиты. В течение 23 июня город четыре раза переходил из рук в руки.

Следует особо отметить, какое впечат­ление на немецких танкистов из 6­-й ди­визии произвели действия тяжелых танков КВ:

«Русские неожиданно контратаковали южный плацдарм в направлении Расейняя. Они смяли 6-­й мотоциклетный батальон, захватили мост и двинулись в направлении города. Чтобы остановить основные силы противни­ка, были введены в действие 114­-й моторизованный полк, два артиллерийских дивизиона и 100 танков 6-­й танковой дивизии. Однако они встретились с батальо­ном тяжелых танков неизвестного ранее типа. Эти танки прошли сквозь пехоту и ворвались на артиллерийские позиции. Снаряды немецких орудий отскакивали от толстой брони танков противника.

100 немецких танков не смогли выдержать бой с 20 дредноутами противника и понесли потери. Чешские танки Pz,35(t) были раздавлены вражес­кими монстрами. Такая же судьба постиг­ла батарею 150­-мм гаубиц, которая вела огонь до последней минуты. Несмотря на многочисленные попадания даже с расстояния 200 м гаубицы не смогли повре­дить ни одного танка. Ситуация была критической. Только 88­-мм зенитки смогли подбить несколько KB­-1 и заставить остальных отступить в лес».

На следующий день бои возобнови­лись с новой силой. В донесении штаба 4-­й танковой группы от 24 июня говори­лось:

«Атаки тяжелых танков и пехоты противника вынудили правый фланг 41-гo танкового корпуса перейти к обороне».

Однако успех 2-­й советской танковой дивизии оказался кратковременным. Она действовала в отрыве от основных сил и вскоре была окружена. 25 июня против нее, помимо 6­-й танковой дивизии, немецкое командование ввело в бои части 1-­й танковой, З6-­й моторизованной и 269-­й пехотной дивизий. В ночь с 25 на 26 июня и всю первую половину дня остатки частей 2­й танковой прорывались через фронт немецкого окружения. Удалось это немногим, большинство погиб­ло или попало в плен.

Pz.35(t) на марше.

Pz.35(t) на марше. На втором плане - брошенны экипажем советский средний танк Т-28.
Июнь 1941 года.

Что же касается 6­-й немецкой танковой дивизии, то она совместно с други­ми соединениями 4­-й танковой группы наступала на Псков и Остров. В июле-августе вела тяжелые бои под Лугой и на дальних подступах к Ленинграду.

К этому времени в результате высокой интенсивности боевых действий из строя только по техническим причинам вышло до 25% танков дивизии. 

17 сентября 1941 года 6-­ю танковую дивизию передали в состав З­-й танковой группы генерала Гота, наступавшей на Москву. Совершив марш по маршруту Луга-Старая Русса-Великие Луки, дивизия присоединилась к войскам З­-й танковой группы. Впрочем, есть основания усомниться в достоверности этой информации вряд ли чешские танки смогли бы выдержать столь протяженный марш, да еще по российским дорогам. На этот счет есть другие сведения, приводимые в чешских источниках в по­следнее время. Согласно им 6­-я танковая дивизия была переброшена в полосу наступления группы армий «Центр» по железной дороге, что представляется куда более вероятным.

Танк Рz.З5(t) на дальних подступах к Пскову. 1941 год.Танк Рz.З5(t)  на дальних подступах к Пскову. 1941 год.

Уже 4 октября танки Рz,З5(t) вступи­ ли в бой на московском направлении спустя три дня подразделения 6­-й танковой дивизии вошли в Вязьму, затем вместе с остальными соединениями 3­-й танковой группы они наступали на Калинин, стремясь охватить Москву с севера. 14 октября немецкие танки вышли к Волге. В рамках второго этапа наступления на Москву З-­я танковая группа наносила удар через Клин и Солнечногорск на Дмитров и Яхрому. Накануне наступления 15 ноября 11-й танковый полк 6-­й дивизии и 25-­й танковый полк 7-й дивизии немцы свели в танковую бригаду «Коль». Такое решение было продиктовано необходимостью создания мощного ударного кулака. Из-за больших потерь ни 11-й, ни 25­-й полки по отдельности такого кулака уже собой не пред­ставляли. Особенно тяжелые потери несла 6­-я танковая дивизия, причем по мере усиления морозов выход из строя чешских Рz.З5(t) стал особенно частым ­замерзала пневматическая система управления трансмиссией. 27 ноября подразделения 6­-й танковой дивизии вошли в Клин, а после наведения моста через канал Москва-Волга двинулись на Дмитров. Правда, движение это оставалось недолгим ­уже 29 ноября немцев отбросили обратно за канал, 5 декабря началось контрнаступление советских войск под Москвой. На север от столицы особенно тяжелые бои в эти дни велись против клинской группировки противника, основу которой составляли дивизии 3-­й танковой группы. Уже в первый день наступления советские лыжные батальоны, поддерживаемые танками, прорвали немецкий фронт на стыке 36-й и 14-­й моторизованных дивизий и в полдень 7 декабря появились перед штабом генерала Шааля (командира 46-­гo танкового корпуса), распола­гавшимся в семи километрах северо-восточнее Клина. Офицеры штаба, связные и писари схватились за оружие. Три бронемашины, несколько 20-мм самоходных зениток и две противотанковые пушки из группы сопровождения штаба корпуса стреляли безостановочно. Генерал Шааль сам залег за грузовиком и палил из карабина. Вечером с прорванного фронта прибыла потрепанная рота 14-­й моторизованной дивизии и заняла позиции у деревни Большое Щапово, где находился штаб. Впрочем, уже ночью его перенесли в Клин. К 9 декабря немецкому командованию стало ясно, что советские 1-­я ударная и З0-­я армии стремятся окружить З-ю танковую группу и все прочие немецкие войска, действовавшие на Клинском выступе. Спустя четыре дня Гитлер дал согласие на отвод войск, и немецкие части хлынули назад по единственной не перерезанной советскими войсками дороге через Клин.

Подразделение 6-й танковой дивизии на привале в Литовской деревне. Июнь 1941 года.Подразделение 6-й танковой дивизии на привале в Литовской деревне. Июнь 1941 года.

Вот как вспоминает об этом генерал Шааль в своих записках:

«Дисциплина начала рушиться. Все больше и больше солдат пробивалось на запад без оружия, ведя на веревке теленка или таща за собой санки с мешками картошки, ­они просто брели на запад без командиров. Солдат, погибавших в ходе бомбежек с воздуха, больше никто не хоронил.

Подразделения тыла, часто без офице­ров, заполоняли дороги, в то время как боевые части всех родов войск, включая зенитчиков, отчаянно держались до конца на передовой. Целые колонны тылового обеспечения за исключением тех, где имелось жесткое руководство, в страхе стремились в тыл. Части тыла охватил психоз, вероятно, потому, что они в прошлом привыкли лишь к посто­янным наступлениям и победам. Без еды, трясущиеся от холода, в полном смятении, солдаты шли на запад. Среди них попадались раненые, которых не смогли вовремя отправить в тыл. Экипа­жи самодвижущейся техники, не желая ждать на открытых местах, когда на дорогах рассосутся пробки, просто уходили в ближайшие села. Taкoгo трудного времени на долю танкового корпуса еще не выпадало».

Колонна Рz.З5(t) Восточный фронт, лето 1941 года

Колонна Рz.З5(t) Восточный фронт, лето 1941 года

Клин был потерян. Фронт З-й танковой группы выпрямился. Танковое острие, нацеленное на Москву с севера, расплющилось. Живая сила и остатки техники немецких дивизий, в том числе и несколько Рz.З5(t) 6-й танковой, отошли на 90 км и заняли позиции по р. Лама. В январе 1942-гo они воевали уже в районе Зубцова и Ржева в составе 9­-й полевой армии генерала Моделя, В этих боях 6­я танковая дивизия потеряла свои последние танки ее солдаты переква­лифицировались в пехотинцев и лыжни­ков. После того как фронт в этом районе стабилизировался, дивизию вывели в тыл, где и перевооружили боевыми машинами немецкого производства. На вооружении частей первой линии Pz.35(t) больше не состояли и исполь­зовались в полицейских и охранных ди­визиях на оккупированных территориях.

Легкие танки Рz.З5(t) подбитые в районе г. Зубцова, Тверской области. 1942 год.

Легкие танки Рz.З5(t) подбитые в районе г. Зубцова, Тверской области. 1942 год.

Следует отметить, что фирма Skoda, начиная с 1940 года, работала над улучшением конструкции своего танка. Так, в феврале 1940-гo проходила испытания машина с усиленной до 50 мм (за счет 25­-мм дополнительных бронелистов) лобовой броней. В 1941 году по заказу немецкого командования Skoda вела работы по созданию тропического вари­анта танка Pz.35(t) и машины, способной преодолевать водные преграды по дну.

Последним опытным образцом, создан­ным в рамках модернизации этого танка, стал Т-13 вариант Pz.35(t), у которого пневматическая система управления трансмиссией была заменена на механическую с гидросервоприводом.

Последние же два серийных танка Pz.35(t) собрали на заводе Skoda в 1943 гoдy из изготовленных ранее и хранив­шихся на заводе деталей. Один из них продали Румынии, а второй переоборудовали в тягач.

Все оставшиеся исправные танки Pz.35(t) были сосредоточены в Венском арсенале, откуда они отправлялись в различные полицейские и противопарти­занские части.

Оценка машины

До гражданской войны в Испании конструкторы всех стран при проектировании танков уделяли гораздо больше внимания их подвижности и вооружению, чем броневой защите. Это легко проиллюстрировать на при мере LТ vz.35. Машину снабдили подвеской, обеспечивавшей танку достаточно плавный ход, а также весьма совершенной системой управления, не требовавшей от механика-водителя больших физических усилий, а также вооружили 37-мм пушкой А-3 одним из самых мощных танковых орудий середины 1930-х годов. При этом максимальная толщина лобовой брони корпуса и башни не превышала 25 мм. Такая броня не обеспечивала защиты от огня как собственной пушки (достаточно распространенное минимальное требование к бронезащите), так и наиболее современных тогда противотанковых орудий. Логика более чем странная дать боевой машине возможность поражать почти все типы танков того периода, но оставить ее легкоуязвимой от ответного огня. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что почти все танки, созданные в конце 1920-х начале 1930-х годов имели аналогичную несбалансированность характеристик.

В качестве при мера можно рассмотреть советский легкий танк Т-26, созданный в рамках практически той же, что у LТ vz.35, концепции, и близкий к чехословацкому танку по своим тактико-техническим характеристикам. Такое сравнение тем более интересно, что эти машины, вероятно, встречались в боях летом и осенью 1941 года.

При всех внешних отличиях обе машины имели примерно одинаковую боевую массу и габаритные размеры. Несбалансированность характеристик у советского танка была даже больше, чем у чешского, поскольку Т-26 вооружался 45-мм пушкой, а защищался лобовой броней толщиной только 15 мм. Усилить же бронирование не представлялось возможным этого не позволяли ни силовая установка, ни ходовая часть. В результате к началу Второй мировой войны и та и другая машины безнадежно устарели. Все возраставшая мощь противотанковой артиллерии не оставила им шансов уцелеть на поле боя. Для LT vz.35, а точнее. для Pz.35(t) первый звонок прозвенел в Польше, когда выяснилось, что его броня легко пробивается 37-мм польскими пушками Bofoгs на всех дистанциях, последний под Москвой.

+18 0 голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос

Партнеры
Наши друзья
На форуме обсуждают
Интересные материалы
Copyright © 2012 все права защищены, при копировании ссылка на ресурс обязательна
las-arms.ru © 2012
Для связи с администрацией сайта:
support@las-arms.ru
admin@las-arms.ru