Средний танк «Чи-ха»





Во второй половине 30-х годов в Японии пересмотрели требования к средним танкам и приступили к разработке более маневренных образцов. В 1936 году были сформулированы тактико-технические требования к новому среднему танку. При меньших размерах, большей скорости и лучшей бронезащите, чем «2589», он должен был нести тот же комплекс вооружения—57-мм орудие и два пулемета. В соответствии с этими требованиями изготовили два прототипа: 15-тонный «Чи-ха» («средний третий») фирмы «Мицубиси Дзюкогё КК» и 9,8-тонный «Чи-ни» («средний четвертый») арсенала в Осака... О средствах защиты, оружии и другую интересную информацию ищем в соответствующих разделах.




Японский средний танк «Чи-ха»


В Начало

История создания

25 ноября 1936 года императорская Япония и нацистская Германия заключили «антикоминтерновский пакт». Год спустя к соглашению присоединилась фашистская Италия. Коалиция оси «Рим-Берлин-Токио» приступила к разделу сфер влияния. Япония, давно мечтавшая о власти над «Великой Восточной Азией» и уже успевшая захватить Маньчжурию, оказалась наиболее готовой к широкомасштабным действиям и в 1937 году начала свою «большую войну» в Китае. И не случайно, что в том же году в Стране восходящего солнца был создан танк, которому прочили роль основного ударного средства японских сухопутных войск.

Средний танк "Чи-ха"Японское танкостроение начиналось со средних танков. В 1927 году арсенал в Осака («Осака Рикугун Зохейшо») построил опытный двухбашенный танк №1 и однобашенный № 2, который позже получил название «Тип 87». В 1929 году на основе английского «Виккерс МкС» и «Тип 87» был разработан средний танк «2589», ставший первым японским серийным танком и основной машиной танковых войск до конца 30-х годов. Впрочем, к моменту принятия на вооружение «2589» уже оказался устаревшей конструкцией, с недостаточными для среднего танка бронезащитой и подвижностью, чего не смогли исправить модернизации.

Во второй половине 30-х годов в Японии пересмотрели требования к средним танкам и приступили к разработке более маневренных образцов. В 1936 году были сформулированы тактико-технические требования к новому среднему танку. При меньших размерах, большей скорости и лучшей бронезащите, чем «2589», он должен был нести тот же комплекс вооружения-57-мм орудие и два пулемета. В соответствии с этими требованиями изготовили два прототипа: 15-тонный «Чи-ха» («средний третий») фирмы «Мицубиси Дзюкогё КК» и 9,8-тонный «Чи-ни» («средний четвертый») арсенала в Осака.

Последний имел экипаж три человека-командир (он же-наводчик и заряжающий) размещался в смещенной влево башне, в корпусе впереди слева сидел механик-водитель, справа-пулеметчик. Ходовая часть включала, применительно к одному борту, восемь опорных катков малого диаметра и три поддерживающих ролика. Подвеска опорных катков представляла собой как бы удвоенную подвеску легкого танка «Тип 2595», да и сам танк был скорее легким-по крайней мере, по массе он не выходил за эти рамки. Уровень защищенности повышался значительным наклоном большинства броневых листов.

Средний танк «Тил 94»—предшественник «Чи-ха».

Средний танк «Тил 94»—предшественник «Чи-ха».

Двигатель мощностью 135 л.с. позволял развивать скорость до 30 км/ч, а для преодоления широких рвов сзади имелся «хвост»-наследие «2589».

Вариант «Мицубиси» отличался несколько большей подвижностью, а также числом членов экипажа-4 человека. Схема ходовой части была выбрана не сразу. Первые проработки предполагали семь или восемь опорных катков (сплошных сдвоенных и одинарных спицованных) и четыре поддерживающих ролика на борт. Одинарные опорные катки блокировались по два в шахматном порядке и подвешивались на коленчатых рычагах, сдвоенные крепились на таких же рычагах индивидуально. Упругими элементами служили три наклонно установленные винтовые цилиндрические пружины, упиравшиеся в верхние концы коленчатых рычагов. Следующий вариант подвески включал шесть сдвоенных спицованных опорных катков, сблокированных по два в три балансирные тележки и три поддерживающих ролика на борт. Каждая тележка подрессоривалась горизонтальной винтовой пружиной по «схеме Хара». Для прототипа, представленного на окончательные испытания, была выбрана смешанная схема подвески, как бы с очетающая в себе черты описанных выше. Кроме того, в процессе работы над прототипом менялись форма рубки механика-водителя, командирской башенки, надгусеничных полок, установка сигнальных приборов, крепление ЗИП и другие элементы.

В 1936-1937 годах было выпущено по два опытных образца танков «Чи-ни» и «Чи-ха», прошедших испытания. Поскольку японский генеральный штаб сухопутных войск предпочитал танки поменьше массой и подешевле в производстве, главным претендентом для принятия на вооружение считался «Чи-ни». Однако с началом «большой войны» с Китаем выбор пал на лучше бронированный и более маневренный «Чи-ха».

Опытный средний танк «Чи-ни» во дворе Осакского арсенала.

Опытный средний танк «Чи-ни» во дворе Осакского арсенала.

Он и был принят на вооружение под обозначением «Тип 2597», и в 1937 году началось его производство, субподрядчиками при этом выступали фирмы «Хитачи Сейсакушо» и «Нихон Сейкушо», а также арсенал в Сагами («Сагами Рикугун Зохейшо»). 

Специальная командирская модель танка «Чи-ки» («Щи-ки») для полкового звена, принятая на вооружение одновременно с линейными «Чи-ха», имела несколько улучшенные параметры радиостанции, навигационные приборы, дополнительные сигнальные устройства, увеличенную башню без пушечной установки с измененной командирской башенкой, большой поручневой антенной и еще одним люком в крыше позади башенки. Для компенсации снятого 57-мм орудия в корпусе «Чи-ки» вместо лобового пулемета устанавливалась 37-мм пушка в рамке. Соответственно изменилась и лобовая часть корпуса. На некоторых образцах таким же образом устанавливали и 57-мм орудие. Позже в башне танка появилась пушечная установка или ее имитация. Для увеличения дальности радиосвязи использовалась горизонтальная антенна, натянутая на двух стержнях в кормовой части корпуса.

"Чи-ха"

"Чи-ха"

«Шинхото Чи-ха»

Столкновения с советскими войсками у р. Халхин-Гол убедили японцев, что танковая пушка должна иметь, преимущественно противотанковые свойства. И уже в 1939 году был построен опытный танк «98» («Чи-хо» - «средний пятый») с увеличенной башней по типу советских БТ-5 и несколько измененной ходовой частью. Последняя включала по пять или шесть опорных катков на борт, но в отличие от «Чи-ха», передний и задний катки были связаны с центральными горизонтальными винтовыми пружинами. Кроме того, танк вновь попытались снабдить «хвостом» для преодоления рвов.

«Шинхото Чи-ха» в экспозиции музея на Абердинском полигоне в США.

«Шинхото  Чи-ха» в экспозиции музея на Абердинском полигоне в США. Вырезы в бортовых броневых листах корпуса и башни, сделанные во время испытаний танка в  40  -  х годах, заварены стальными листами. Защитные сетки глушителей также  заменены на стальные листы. Танк покрыт  псевдояпонской камуфляжной окраской.  Обращает на себя внимание подлинный японский пулемет в кормовом листе башни.

А в 1940 году появилась модификация серийного «Тип 97»-танк «Тип 97 кай» или «Шинхото Чи-ха», то есть «средний третий, с новой артиллерийской башней». Он был вооружен 47-мм пушкой. При длине ствола 48 калибров ее 1,4-кг снаряд имел начальную скорость 825 м/с и на расстоянии 500 м пробивал по нормали 50-мм броню. Прицельная дальность пушки составляла 810 м. В боекомплект (120 выстрелов) входили бронебойные и бронебойно-осколочные снаряды. Установка пушки прикрывалась 30-мм щитом, прикрепленным к лобовой части башни болтами и имевшим наклон 10° к вертикали. Пулеметы (боекомплект 4035 патронов) размещались так же, как и на «Чи-ха».

Конструкцию башни в целом заимствовали от «Чи-ха». Она собиралась из передней и задней половин, соединенных клепкой, и имела командирскую башенку со смотровыми щелями и двустворчатым люком. В корме башни справа от пулемета находился прямоугольный люк для загрузки боекомплекта и демонтажа орудия, в крыше слева-люк наводчика с двустворчатой крышкой. Небольшой лючок был и в правом борту башни. Перископический прибор наблюдения перенесли на крышу башни и разместили впереди командирской башенки, а вертлюг зенитной установки-перед люком наводчика, что позволило вести огонь по воздушным целям в большем секторе. Имелись лючки и для стрельбы из личного оружия.

Большинство новых танков представляли собой простую переделку уже выпущенных «Чи-ха». У вновь произведенных «Шинхото Чи-ха» была несколько изменена система вентиляции моторного отделения, установлены бронированные кожухи глушителей, на корме корпуса крепился ящик ЗИП. Командир имел светозвуковую связь с механиком-води тел ем: 12 кнопкам на пульте командира соответствовали 12 светящихся транспарантов и зуммер на панели водителя. 

"Шанхото Чи-ха"

"Шанхото Чи-ха"

На танке опробовали различные установки дымовых гранатометов (мортирок). В первом варианте на кормовой части башни слева крепилась рамка, на которую укладывали 4 мортирки. Более удачной оказалась установка мортирок на крыше башни над маской орудия-теперь танк мог прикрыть себя дымовой завесой непосредственно при движении к противнику.

С 1938 по 1944 год было выпущено 1220 машин «Чи-ха» и «Шинхото Чи-ха».

«Тип 1» («Чи-хе»)

В 1940 году появилась новая модификация-«Тип 1» («Чи-хе» или «Ци-хе»-«средний шестой»). Корпус его, наконец, выполнили сварным. Лобовые листы были спрямлены, исчезли выступавшая вперед рубка механика-водителя и его верхний люк, толщину лобовой брони увеличили вдвое, установили трехместную башню больших размеров с развитой кормовой нишей. Башня имела стандартную командирскую башенку, лючки в бортах и кормовой люк. Масса танка возросла почти на 1,5 т, но, за счет установки 240-сильного дизеля, маневренность машины не ухудшилась. Трансмиссия, органы управления и ходовая часть заметных изменений не претерпели.

«Чи-хе» вооружался 47-мм пушкой «Тип 1» с длиной ствола 48 калибров (2120 мм), разработанной на основе противотанковой пушки «Тип 1». У последней были перекомпонованы противооткатные устройства и спусковой механизм, горизонтальный полуавтоматический клиновой затвор заменили вертикальным.

Орудие имело скрепленный ствол с 16 нарезами, курковый ударный механизм, взводимый при отпирании затвора. Противооткатные устройства, включавшие гидравлический тормоз отката и пружинный накатник, защищались коробчатым бронекожухом. Маска пушки состояла из двух коробчатых частей и допускала качание орудия плечевым упором в горизонтальной плоскости без поворота башни. Угол возвышения +17°, склонения-11 °, угол поворота по горизонту ±7,5°. В боекомплект входили бронебойно-осколочный (1,52 кг) и осколочно-фугасный (1,4 кг) снаряды. Бронебойно-осколочный снаряд с начальной скоростью 826 м/с пробивал по нормали 68-мм броню на дальности 500 м и 41-мм-на 1000 м. Пушкой «Тип 1» вооружались и «Шинхото Чи-ха».

Фирма «Мицубиси» и арсенал в Сагами начали выпуск «Чи-хе», не прекращая производство «Шинхото Чиха», и с 1941 по 1945 год выпустили 600 машин этого типа.

На базе «Шинхото Чи-ха» и «Чи-хе» изготавливались командирские танки «Ка-со»: 47-мм пушка заменялась макетом, что позволяло разместить дополнительно радиостанцию и в то же время внешне не выделять командирскую машину. «Ка-со» вводились в подразделения, вооруженные «Шинхото Чи-ха».

В 1942 году на основе «Чи-хе» был построен 16,7-тонный артиллерийский средний танк «Тип 2» («Хо-и»-«артиллерийский первый») с 75-мм короткоствольным орудием «Тип 99». Танк предназначался для непосредственной артиллерийской поддержки линейных танков и пехоты во время атаки (аналог немецких штурмовых танков). Орудие с длиной ствола в 23 калибра устанавливалось в высокой клепанно-сварной башне с толщиной брони 20-35 мм. Начальная скорость осколочно -фугасного снаряда массой 6,575 кг составляла 445 м/с. Противооткатные приспособления монтировались над стволом.

Высота танка увеличилась до 2,58 м, запас хода снизился до 100 км. Выпуск «Тип 2» велся вяло и оказался незначительным-33 машины, поскольку к началу его серийного производства уже появились более дешевые САУ.

«Тип 3» («Чи-ну»)

В 1944 году на вооружение сухопутных войск Японии поступил следующий танк семейства «Чи-ха» серии «Тип 3» или «Чи-ну» («средний десятый»), выполненный на базе «Чи-хе» и вооруженный 75-мм пушкой «Тип 3» в увеличенной башне. Пушка была разработана на основе полевой «Тип 90» системы «Шнейдер», выпускавшейся арсеналом в Осака. Длина ее ствола составляла 2850 мм (38 калибров), масса снаряда-6,6 кг, начальная скорость-680 м/с. Бронебойный снаряд пробивал 90-мм броню на расстоянии 100 м и 65-мм-на расстоянии 1000 м.

Так и не вступившие в бой «Чи-ну», предназначавшиеся для обороны Японии. 1945 год.

Так и не вступившие в бой «Чи-ну», предназначавшиеся для обороны Японии. 1945 год.

Сварная шестиугольная башня устанавливалась на шариковой опоре. Ее кормовая ниша служила для укладки выстрелов боекомплекта. Башня перекрывала крышу отделения управления, поэтому имевшийся в крыше корпуса люк пулеметчика заваривали.

Это был наиболее мощный из серийно выпускавшихся японских танков, вполне соответствовавший требованиям своего времени. Однако нехватка сырья, материалов и комплектующих узлов и агрегатов ограничила его выпуск в период с середины 1943-го по 1945 год всего 60 машинами. «Чи-ну» вместе со многими «Чи-хе» поступили в 4-ю танковую дивизию, предназначенную для обороны метрополии, и участия в боевых действиях не принимали-до боев на Японских островах дело не дошло.

Танки «Тип 4» и «Тип 5»

Созданный к концу войны «Тип 4» («Чи-то»-«средний седьмой») с 75-мм пушкой и 75-мм лобовой броней так и не пошел в серийное производство. Он представлял собой развитие «Чину» и в то же время попытку создания принципиально нового среднего танка, отвечающего требованиям времени. Пушка «Тип 4» была разработана на основе зенитной «Тип 88» и при длине ствола 44 калибра придавала 6,6-кг снаряду начальную скорость 720 м/с. Противооткатные устройства монтировались над стволом.

Танк имел сварные корпус и башню. Последняя была увеличенным вариантом башни «Чи-ну», но без кормового люка. В правом ее борту сзади монтировалась пулеметная установка-очевидно, из желания сохранить кормовой пулемет даже при занятой боекомплектом нише. В кормовой части корпуса устанавливался 400-сильный дизель. Ходовую часть удлинили на один о порный каток и, соответственно, изменили подвеску: четыре передних катка подвешивались по обычной «схеме Хара», три задних-по той же схеме, но с индивидуальной подвеской одного катка. Траки гусениц были уширены и в них выполнены специальные отверстия-цевки. Уширение гусениц потребовало сделать сдвоенными все поддерживающие ролики. «Чи-то» имел радиостанцию со штыревой антенной, устанавливаемой на левом борту корпуса.

Построено было только 5 опытных машин-две в 1942-м и три в 1943 году. Характерно, что одновременно с опытными танками в это время японцы создавали и САУ на их шасси.

В двух опытных экземплярах изготовили и «Тип 5» («Чи-ри»-«средний девятый») с 75-м пушкой в башне и 37-мм-в лобовом листе корпуса слева. 75-мм пушка аналогична установленной на «Чи-то», а 37-мм «Тип 1» имела длину ствола 46 калибров и придавала снаряду массой 0,7 кг начальную скорость 800 м/с. Установка в рамке допускала качание пушки в горизонтальной и вертикальной плоскостях. На втором прототипе танка вместо 37-мм пушки устанавливался 7,7-мм пулемет.

Сварной корпус танка имел наклонное расположение бронелистов и бортовые ниши по всей длине надгусеничных полок. Новую форму корпуса, вероятно,позаимствовали у немецкого танка Pz.V «Пантера», сведения о котором Германия передала японским специалистам в 1944 году. Высокая сварная башня «Чи-ри» имела в плане восьмиугольную форму, развитую кормовую нишу, подвесной полик. От пулеметных установок в башне отказались. Видимо, из-за отсутствия собственных мощных двигателей (дизель повышенной мощности «Тип 4» так и не был доведен к концу войны) на «Чи-ри» установили германский V-образный карбюраторный мотор BMW. Планировалось, впрочем, производство дизельного варианта машины.

Ходовая часть включала на борт восемь опорных катков и состояла из двух обычных подвесок «типа Хара», установленных последовательно.

Учитывая, что в Японии уже серийно выпускались и более мощные пушки (например, 88-мм «Тип 99»), пригодные для переделки в танковую, вооружение «Чи-ри» могло оказаться еще более сильным. Но на это уже не оставалось ни средств, ни времени.

Следует отметить, что средние танки оказали влияние и на развитие легких. В 1944 году фирма «Хино Джидоша» выпустила опытный 10-тонный легкий танк «Ке- хо» («малый пятый»). Он был скомпонован и вооружен по типу среднего «Чи-хе»: с 47-мм пушкой «Тип 1» в двухместной башне, с таким же размещением экипажа, аналогичной конструкцией ходовой части и сварным корпусом.

Описание конструкции "Чи-Ха"

Компоновка «Чи-ха» выполнялась по схеме с передним расположением трансмиссии. Отделение управления совмещалось с боевым. Основное вооружение устанавливали в двухместной башне. Размеры боевого отделения были увеличены за счет бортовых ниш, нависших над гусеницами, однако в целом внутренний забронированный объем машины оказался сильно «ужат»-в расчете на преимущественно низкорослый экипаж. В корпусе впереди справа в выступающей рубке размещался механик-водитель, слева-пулеметчик; в башне справа от пушки-командир, слева-наводчик.

Корпус и башня танка собирались из катаных броневых листов на каркасе из подкладных полос и уголков с помощью круглых заклепок и болтов с шестигранной пулестойкой головкой. Защиту лобовой части корпуса несколько увеличивал наклон двускатного верхнего лобового листа в 80° к вертикали, нижнего-62°. Наклон лобового листа боевого отделения был значительно меньше-10°, бортовых листов-40°. В откидываемом вверх щитке окна рубки и ее выгнутых скулах имелись горизонтальные смотровые щели. Над местами пулеметчика и механика-водителя в крыше корпуса находились люки, крышки которых снабжались замками с Т-образной поворотной рукояткой.

Конической формы башня имела небольшую кормовую нишу. Механизм поворота-механический. На крыше башни монтировалась командирская башенка (купол) со смотровыми щелями, слева от нее двустворчатый люк заряжающего. Края крыши башенки загибались вниз, прикрывая вентиляционные отверстия. В башенке имелся круглый двустворчатый люк, его крышка состояла из двух укрепленных на петлях частей-подковообразной правой и вкладывающейся внутрь нее овальной левой. В последней устанавливался перископический прибор наблюдения с бронеколпаком. Тут же на ходилось отверстие для сигнализации флажками.

Вооружение. 57-мм орудие «Тип 97» имело ствол-моноблок длиной 1057 мм (18,5 калибра). Масса ствола с казенником-62,5 кг, общая масса орудия 133 кг. Гидравлический тормоз отката и пружинный накатник располагались под стволом. Длина отката-280 мм. Вертикальный клиновой затвор открывался вручную или автоматически. Ударник взводился при отпирании. Спусковой механизм управлялся спусковым рычагом, смонтированным вместе с пистолетной рукояткой и спусковой скобой с левой стороны казенника.

Сзади снизу казенника крепился плечевой упор с кожаной подушкой. Скорострельность могла достигать 20 выстр/мин.

В башне орудие устанавливалось в двойной рамке с коробчатой маской. Вертикальные и горизонтальные цапфы орудия и рамок допускали его качание как в вертикальной (от -9° до +21 °), так и в горизонтальной плоскости (в пределах ±5°). В маске имелось отверстие для телескопического прицела, которое могло прикрываться бронезаслонкой.

Боекомплект составляли 80 выстрелов осколочно-фугасными и 40 бронебойными снарядами. Масса осколочно-фугасного снаряда-2,7 кг, начальная скорость-420 м/с; бронебойного-1,7 кг и 820 м/с. 

Шаровая установка пулемета в лобовом листе башни "Шинхото "Чи-ха".

Шаровая установка пулемета в лобовом листе башни "Шинхото "Чи-ха".
Неудачная ими тация пулемета вварена в шаровое яблоко "специалистами" танкового музея в Кубинке.

Танковый пулемет «Тип 97» был разработан одновременно с ручным пехотным на основе чешского ZB-26. Один та кой пулемет в шаровой опоре крепился в корме башни слева, второй-слева в лобовом листе корпуса. Строго говоря, установка пулеметов в японских танках не была шаровой в принятом у нас понимании. Жестко надетая на пулемет втулка могла поворачиваться вокруг вертикальной и горизонтальной оси, а выступавшая снаружи полусфера играла роль подвижного щита. Прицельное отверстие в нем могло закрываться задвижкой. Снаружи вся установка закрывалась накладным щитком, крепившимся к бронелисту болтами. Выступающая часть ствола защищалась коробчатым бронекожухом длиной 420 мм.

Боекомплект пулеметов составлял 3825 патронов в магазинах-2475 с обыкновенной пулей и 1350 с бронебойной. Укладка для магазинов находилась на стенках корпуса под башней.

Позади командирской башенки крепился вертлюг для зенитной стрельбы из пулемета, которую командир мог вести, почти не высовываясь из люка, но в очень ограниченном секторе. В башне и корпусе имелись отверстия с броневыми заслонками для стрельбы из личного оружия экипажа.

Двигатель и трансмиссия. Двухтактный V-образный дизельный двигатель «Тип 97» воздушного охлаждения устанавливался в корме вдоль оси корпуса, носком коленчатого вала вперед. Диаметр цилиндра составлял 120 мм, длина хода поршня-160 мм, степень сжатия-17,8. Система питания воздухом включала масляный воздухоочиститель, система смазки-шестеренчатый насос и масляный бак на 40 л. Для пуска двигателя имелись два электростартера мощностью по 6 л.с. каждый. Топливные баки на 120 и 115 л располагались вдоль бортов. Расход топлива-около 3,5 л/ч. Выхлопные трубы выводились назад с обоих бортов и снабжались глушителями, причем выводы труб спереди защищались изогнутыми щитками. Доступ к двигателю обеспечивал люк-жалюзи в крыше корпуса. В бортах моторного отделения также имелись жалюзи, прикрываемые в боевой обстановке бронекрышка ми. На марше их поднимали и фиксировали в горизонтальном положении. 

Кормовая часть «Шинхото Чи-ха». У этой машины, хорошо сохранились защитные сетки глушителей.

Кормовая часть «Шинхото Чи-ха». У этой машины, хорошо  сохранились защитные сетки глушителей.

Четырехскоростная коробка передач со скользящими шестернями и понижающей передачей обеспечивала 8 передач переднего и 2 заднего хода. Она устанавливалась в передней части корпуса.

Крутящий момент от двигателя передавался карданным валом, проходящим через боевое отделение.

Главный фрикцион-многодисковый, с алюминиевым картером. Двухступенчатый планетарный механизм поворота обеспечивал танку неплохую управляемость. Бортовые передачи помещались в выступающих картерах, крепившихся к корпусу заклепками. Доступ к механизмам поворота и бортовым передачам осуществлялся через два люка в верхнем лобовом листе.

Ходовая часть. Применительно к одному борту включала шесть сдвоенных сплошных обрезиненных опорных катков диаметром 534 мм и три поддерживающих ролика. Еще до создания «Чи-ха» на малом танке «2594» и легком «2595» («Ха-го») была отработана подвеска, разработанная в 1933 году одним из известнейших японских танкостроителей майором (впоследствии-генерал-майором) Томио Хара.

«Схема Хара» представляла собой четыре опорных катка, сблокированных по два на качающихся балансирах (коромыслах). Упругими элементами служили две горизонтальные винтовые цилиндрические пружины, заключенные в трубы, приклепанные к бортам корпуса. Балансиры были связаны с коленчатыми рычагами, оси которых крепились к корпусу, рычаги шарнирно соединялись с тягами, идущими к пружинам.

Тяги снабжались винтовыми регулирующими втулками. «Схема Хара» при относительной массивности сочетала компактность с большим ходом балансиров и использовалась на большинстве японских серийных танков 30-40-х годов. На «Чи-ха» подвеску по этой схеме имели четыре центральных опорных катка на борт. Их дополняли передний и задний катки с независимой подвеской-через коленчатые рычаги они соединялись с наклонными спиральными пружинами, открыто закрепленными на борту. Амортизаторов в подвеске не было.

Ведущее колесо-переднего расположения. Крепление штампованного необрезиненного направляющего колеса включало винтовой механизм регулирования натяжения гусениц с храповым фиксирующим устройством.

Поддерживающие ролики-обрезиненные, крайние были сдвоенными.

Мелкозвенчатая гусеница цевочного зацепления составлялась из 96 металлических скелетообразных траков. Трак шириной 330 мм снабжался центральным гребнем и развитым грунтозацепом. Вынос направляющих и ведущих колес за обводы корпуса увеличивал длину опорной поверхности гусениц.

Электрооборудование. Бортовая сеть напряжением 24 В включала генератор мощностью 500 Вт, регулятор напряжения, четыре аккумуляторные батареи емкостью 180 А/ч. Посередине лобового листа корпуса крепилась фара, на которую для светомаскировки на марше мог надеваться козырек-раструб. Фара и габаритные фонари монтировались также на кормовом листе корпуса.

Средства связи. Радиостанциями оснащались только командирские машины. Их можно было легко узнать по большой поручневой антенне на башне. Дополнительная радиостанция с увеличенной дальностью связи, если она имелась на танке, работала на две штыревые антенны, размещенные в корме корпуса, либо на горизонтальную антенну в виде проволоки, натянутой по диагонали на двух высоких стержнях, укрепленных на корпусе впереди слева и позади справа.

Боевое применение

В боях на Халхин-Голе весной-летом 1939 года «Чи-ха» не использовались, но именно после поражения, понесенного там от советских войск, реализация программы строительства средних танков получила новый импульс, а три роты 4-го танкового полка, имевшие тогда на вооружении легкие «Ха-го», вскоре были перевооружены на средние «Чи-ха».

Колонна танков "Чи-ха" перед маршем.

Колонна танков "Чи-ха" перед маршем.

7 декабря 1941-го японцы приступили к вторжению на Филиппины и в Малайю. 10 декабря началась высадка передовых частей 14-й армии генерала Хомма на о. Лусон, а 22-24 декабря высадились главные силы армии. На Филиппинах японские танки впервые столкнулись с американскими-с ноября 1941 года на Лусоне дислоцировалась танковая группа из 180 МЗ «Стюарт» и 50 75-мм САУ Т12. Японцы высадили здесь подразделения 4-го и 7-го танковых полков и несколько танковых рот. Танки доставлялись к берегу на десантных баржах и сразу сходили с них на берег. С первых столкновений 22 и 31 декабря 1941 года до последнего боя 7 апреля 1942-го основную роль здесь играли легкие «Ха-го», хотя средние «Чи-ха» также участвовали в боевых действиях. Обычно танки возглавляли атаки пехоты, иногда совершали быстрые броски к объектам, уже захваченным парашютистами для окончательного слома сопротивления противника.

Подразделения 7-го танкового полка захватили несколько легких «стюартов». Трофеями японцев стали и САУТ12 (на шасси полугусеничных бронетранспортеров), которые в 1944-1945 годах они использовали на Филиппинах против американцев. Отход американо-филиппинской группы войск к укреплениям на полуострове Батаан свел действия японцев к штурму полуострова и острова-крепости Коррехидор. В боях на Батаане «Чи-ха» действовали уже активнее, иногда применяя дымовые гранатометы. После захвата Батаана был сформирован десантный отряд для высадки на Коррехидор. Предыдущие бои показали малую эффективность 57-мм орудий «Чи-ха» в танковых боях с высокоподвижными, маневренными «стюартами», к тому же способными вести огонь с больших дистанций. Поэтому в состав отряда кроме роты «Чи-ха» включили два «Шинхото Чиха», доставленных ранее на Батаан и введенных в состав 7-го танкового полка.

Любопытно отметить, что командир этой танковой роты майор Мацуока действовал на трофейном «Стюарте». Высадка 5 мая 1942 года на Коррехидор стала боевым дебютом «Шинхото Чи-ха».

«Шанхото Чи-ха», захваченный американцами на одном из островов Тихого океана.

«Шанхото Чи-ха», захваченный американцами на одном из островов Тихого океана.

Японская 25-я армия генерал-лейтенанта Ямасита, вторгшаяся в Малайю и имевшая 211 танков в составе 1, 6 и 14-го танковых полков, быстро продвигалась к о. Сингапур. Наступление на остров с севера, то есть со стороны суши, британцы считали невозможным, тем более с использованием танков. Японцы думали иначе.

Пересеченная, покрытая джунглями местность действительно сильно затрудняла действия машин, двигаться им приходилось в основном колоннами по редким дорогам. В этих условиях танки использовали еще и как транспортное средство для перевозки имущества. В качестве маскировки экипажи применяли «юбки» из пальмовых листьев или другой растительности, укрепляя их на корпусах и башнях.

Потери танков были незначительны, чему немало способствовал недостаток противотанковых средств у противника и господство японской авиации в воздухе.

Операция началась 7 декабря, а уже 11-го 1-й танковый полк успешно атаковал линию обороны Джитра. По свидетельству англичан, появление японских средних танков 6-го танкового полка 7 января 1942 года у Куала-Лумпуру в Силаногре «внесло неописуемое смятение». Японские танки форсировали реку и не только прорвали британскую оборону, но и захватили богатые трофеи, включая исправные бронеавтомобили и легкие БТР. Для поддержки частей, переправившихся 9 февраля на Сингапур, японцы провели танки через Джохорский пролив по железнодорожной дамбе. 15 февраля Сингапур был захвачен японскими войсками, и танки сыграли в этом большую роль.

В боях в Бирме (21 января-20 мая 1942 года) 15-я японская армия генерала Ида использовала танки 1, 2 и 14-го танковых полков. 29 апреля они перерезали Бирманскую дорогу, а 30 апреля вступили в г. Лашио-важный узел коммуникаций. В Бирме японские танкисты участвовали в боях со «стюартами» британского 7-го гусарского полка. Кроме того, здесь действовали и Т-26 китайской 200-й механизированной дивизии, но в танковых боях с японцами они не участвовали.

"Чи-ха" 1-й отдельной танковой роты, подбитый на о. Гуадалканал в октябре 1942 года.

"Чи-ха" 1-й отдельной танковой роты, подбитый на о. Гуадалканал в октябре 1942 года.
Большинство боевых машин этого подразделения стали жертвами огня 37-мм  американских противотанковых пушек.

После высадки 7 августа 1942 года 1-й дивизии морской пехоты США на о. Гуадалканал (в группе Соломоновых островов) и продвижения ее в глубь острова японцы 16 октября высадили на остров десант Сумимоши, усиленный 1-й отдельной танковой ротой, которая была укомплектована ветеранами 4-й роты 2-го танкового полка. После ряда местных стычек 26 октября японцы попытались форсировать реку Матеника и атаковать позиции американской морской пехоты на противоположном берегу. Из 12 «Чи-ха», пытавшихся перейти реку вброд, большинство было потеряно от огня 37-мм противотанковых пушек. Собственно на этом танковые бои и закончились. Перебросить подкрепления из Рабаула японцы не успели и 1-7 февраля 1943 года скрытно эвакуировались с Гуадалканала.

Подбитый «Чи-ха». Обращает на себя внимание характерная форма крышки башенного люка.

Подбитый «Чи-ха».  Обращает на себя внимание характерная форма крышки башенного люка.

1943 год стал переломным-как Германия в Европе, так и Япония в Азии и на Тихом океане вынуждена была перейти к стратегической обороне. Японские гарнизоны на Марианских островах, входивших во внутренний пояс обороны Страны восходящего солнца и имевших стратегическое значение, были усилены подразделениями 9-го танкового полка полковника Хидеки Гото: 1-я и 2-я роты (29 танков «Ха-го» и «Чи-ха») находились на о. Гуам, 3, 5 и 6-я-на о.Сайпан. Кроме того, на последнем дислоцировались «Ха-го» отдельной танковой роты десантного отряда, а на Гуаме-24-й отдельной танков ой роты (9 танков).

Имелись здесь и плавающие «Ка-ми», а в системе ПТО использовались 47-мм пушки «Тип 1». 15 июня 1944 года на Сайпан высадился американский десант в составе 2-й и 4-й дивизии морской пехоты с плавающими танками, 16 июня-27-я пехотная дивизия. Японцы использовали свои танки для контратак совместно с пехотой, но понесли тяжелые потери от огня пехотных противотанковых средств и танков М4 «Шерман». 16 июня вице-адмирал Нагумо отдал приказ о проведении очередной контратаки. Под командой полковника Гото на остров вместе со 136-м пехотным полком направили 44 танка: «Ха-го», «Чи-ха», «Шинхото Чи-ха» из состава 9-го танкового полка и «Ка-ми» из десантной танковой роты. Танки скрытно высадились в тылу у закрепившейся на западном берегу американской морской пехоты, но на галечных пляжах Гарапан произвели много шума своими гусеницами. Морские пехотинцы успели вызвать взвод «шерманов» и несколько самоходных противотанковых установок МЗ. 11 танков японцы потеряли уже на пляже. Тем не менее в 2 часа утра 17 июня 40 японских танков с пехотой на броне (редкий для японцев тактический прием) пошли в атаку. Им пришлось двигаться по открытой местности. Часть танков достигла позиций морской пехоты, но при свете осветительных снарядов, выпущенных с кораблей, американцы подбили несколько танков огнем реактивных гранатометов «Базука» и 37-мм противотанковых пушек. 

Остальные, пытаясь обойти подбитые машины, застряли на топких местах и слабом грунте и оказались неподвижными мишенями. После контратаки американской морской пехоты с танками и САУ у японцев осталось только 12 танков-по 6 «Чи-ха» и «Ха-го». Часть из них погибла 24 июня в неравном бою с «шерманами» (роты «С» 2-го танкового батальона морской пехоты), остальные-чуть позже в столкновениях с М5А1 «Стюарт» армейских подразделений (по другим данным-от огня 37-мм противотанковых пушек). Сайпан был захвачен американцами только к 9 июля и стоил обеим сторонам тяжелых потерь.

Когда 21 июня 3-я дивизия морской пехоты и 77-я пехотная дивизия США высадились на Гуам, японские силы на острове включали 38 танков «Ха-го» и «Чи-ха», сосредоточенных у западного берега, куда и высаживались американцы. В первых столкновениях участвовали только «Ха-го», хотя «Чиха» принесли бы больше пользы-легкие танки быстро оказались подбиты. 11 «Чи-ха» 2-й роты 9-го полка, находившейся к началу высадки в составе 48- й отдельной смешанной бригады у Аганы, оттянули к Тараге на северном берегу. Их использовали для поддержки пехоты в ночных атаках. Удачную атаку провели, например, пять «Чи-ха» в ночь с 8 на 9 августа на позиции морских пехотинцев, чьи «базуки» оказались выведены из строя из-за дождя. Но уже на следующий день американские «шерманы» атаковали японский опорный пункт, подбили два танка и захватили семь-те либо были неисправны , либо не имели горючего.

10 августа сопротивление на Гуаме японцы прекратили. Сайпан и Гуам стали местом наиболее интенсивного применения японских танков на Тихоокеанском ТВД.

16 июня на Сайпане они провели и свою последнюю массированную атаку. Бои здесь продемонстрировали и полное несоответствие «Чи-ха» требованиям времени-эти танки легко подбивались огнем американских «базук», танковых и противотанковых пушек, были случаи поражения этих машин огнем крупнокалиберных пулеметов и винтовочными гранатами.

На Филиппины в распоряжение 14-й армии (14-го фронта) средние танки «Чи-ха» и «Шинхото Чи-ха» прибыли из Маньчжурии в январе 1944 года в составе частей 2-й танковой дивизии. Вскоре 11-й танковый полк был усилен «Шинхото Чи-ха», переименован в 27-й отдельный танковый полк и направлен на Окинаву. Таким образом, на о. Лусон остались три танковых полка (в каждом по одной роте легких и одной-две роты средних танков)-всего 220 танков, включая «Шинхото Чи-ха», а также САУ «Хо-ни» и «Хо-ро».

Еще один «Чи-ха», подбитый на Сайпане. Обращает на себя внимание откидная рамка с сеткой на корме корпуса, предназначавшаяся для перевозки пехотинцев.

Еще один «Чи-ха», подбитый на Сайпане.
Обращает на себя внимание откидная рамка  с сеткой на корме корпуса, предназначавшаяся для перевозки пехотинцев.

На о. Лейте имелись легкие «Ха-го» и несколько устаревших средних «Тип 94» 7-й отдельной танковой роты. Этим силам предстояло встретиться более чем с 500 американскими танками и САУ. 

20 октября 1944 года четыре пехотные дивизии 6-й американской армии высадились на о. Лейте, а к 28 декабря бои там уже закончились. Средние «Тип 94» были потеряны при попытке отбить взлетные полосы.

Здесь стоит отметить, что борьба за тихоокеанские острова являлась не столько попыткой взять контроль над ключевыми точками морских коммуникаций, сколь ко захватить аэродромы. После того как японские танки на о. Лейте не смогли провести ни одной более-менее удачной контратаки и оказались в большинстве своем подбиты, генерал Ямасита решил использовать их на Лусоне в качестве стационарных огневых точек, распределив по опорным пунктам пехотных подразделений и поставив задачу задержать продвижение американских частей. Танки окапывали и тщательно маскировали, для них готовили по нескольку запасных позиций. Для маскировки экипажи натягивали на корпус и башню проволочные сетки, на которые крепили ветки, листья, траву. Защищенность лобовой части башни увеличивалась за счет навешивания запасных траков, что в принципе было нехарактерно для японских танкистов. Подготовленные таким образом машины служили ядром опорных пунктов, отличавшихся друг от друга размерами и силами. Так, пункт у Урданета имел 9 боевых единиц, отряд Шигеми у Сан-Мануэль-45 (7-й танковый полк, в основном «Шинхото Чи-ха»), отряд Ида у Му-ноз-52 (6-й танковый полк).

Высадка 1-го и 14-го корпусов 6-й американской армии на Лусон началась 9 января 1945 года. 17 января произошел танковый бой у Линман-гансен-«шерманы» роты «С» 716-го американского танкового батальона подбили 4 «Шинхото Чи-ха» 7-го танкового полка японцев. 24 января та же американская танковая рота атаковала отряд Шигеми у Сан-Мануэль при поддержке 105-мм самоходных гаубиц М7.

Ранним утром 28 января 30 оставшихся в строю машин этого отряда в сопровождении пехоты пошли в контратаку, но в большинстве своем были подбиты огнем танков и САУ, причем сами американцы потеряли лишь три «шермана» и одну М7. 30 января прорывающаяся из окружения колонна из 8 «Чи-ха» и 30 автомобилей была расстреляна у Умунган.

Отряд Ида также вел бои в окружении с 1 февраля. Попытку прорыва пресек огонь американской артиллерии и легких танков-«стюартов». Все японские танки оказались подбиты. 10-му танковому полку также не повезло-29 января его колонна попала под огонь самоходных установок М10 637-го американского противотанкового батальона, подбивших четыре «Шинхото Чи-ха». К 5 мая американцы уничтожили на Филиппинах 203 «Чи-ха» и «Шинхото Чи-ха», 19«Ха-го», 2 «Хо-ро». 2-я танковая дивизия выполнила приказ, задержав продвижение американцев в глубь острова, но заплатила за это слишком большую цену-она просто перестала существовать.

После захвата Филиппин центр внимания американского командования переместился на острова Формоза, Окинава и Иводзима, которые могли служить авиационными базами для непосредственного нападения на японские острова. 19 февраля 1945 года 5-й десантный американский корпус при поддержке 200 плавающих танков начал высадку на о.Иводзима. Здесь дислоцировался 27-й японский танковый полк, имевший 28 танков-в основном «Чи-ха» и «Шинхото Чиха». Командовавший ими подполковник Ниши намеревался использовать «Шинхото Чи-ха» в качестве кочующих противотанковых орудий, что в целом соответствовало обстановке и возможностям танков. Однако чаще они применялись на окопанных стационарных позициях. Не имея возможности отойти, эти танки вскоре поражались огнем артиллерии или «базук» 1-й отдельной танковой роты, американской морской пехоты. Впрочем, по крайней мере один опорный пункт, в котором находились три «Шинхото Чи-ха», оказал очень упорное сопротивление. Не случайно бои на маленьком острове шли до 26 марта. Вслед за этим американцы 1 апреля высадили четыре дивизии 3-го десантного и 24-го корпусов на западный берег Окинавы. Десантные силы включали более 800 танков и САУ, а также большое количество плавающих танков и БТР. Японская же 32-я армия располагала здесь только подразделениями уже упомянутого выше 27-го танкового полка, размещенными в северной части острова-всего 13 «Ха-го» и 14 «Шинхото Чи-ха». 

Практически все эти машины были потеряны при попытке контратаки 5 мая. Бои на Окинаве шли до 21 июня, но в самых ожесточенных схватках танки участия уже не принимали.

После поражения 2-й танковой дивизии на Филиппинах японское командование не стало рисковать оставшимися частями и перебрасывать дополнительно танки на Окинаву (да и сама возможность этого в силу полного господства американцев на море была более чем сомнительна), хотя остров и считался этнически японской территорией. Так закончились боевые действия японских танковых сил на Тихом океане. 

Танки «Чи-ха» 34-го танкового полка, захваченные в Маньчжурии Красной Армией. 1945 год.

Танки «Чи-ха» 34-го танкового полка, захваченные в Маньчжурии Красной Армией.  1945 год.

На континенте боевые действия развернулись в Бирме и Китае. В Бирме после нескольких «пробных» операций в 1943 году союзники в начале следующего года перешли в наступление. К началу боев с британско-индийскими и американо-китайскими войсками танковые силы японцев составлял только 14-й танковый полк. Причем его 4-я рота была вооружена трофейными «стюартами», но после боев с британскими танками роту усилили «Шинхото Чи-ха». В таком составе это подразделение участвовало в боях с американцами у Мьитькина в первые дни августа 1944 года. В марте 1945-го последние японские танки в Бирме были потеряны в столкновениях с «шерманами» на дороге Мьитькина-Мандалай. К 6 мая союзники полностью отвоевали Бирму.

В Китае базировалась 3-я японская танковая дивизия, включавшая 5-ю (8-й и 12-й полки) и 6-ю (13-й и вновь сформированный 17-й полк) танковые бригады. В 1942-1943 годах японцы использовали танки эпизодически в противопартизанских операциях, в частных наступлениях на 8-ю Народно-освободительную армию Китая в Пограничном районе, против гоминьдановских войск в районе Ичана. 8-й полк в 1942 году был переброшен на о. Новая Британия.

В ходе осеннего наступления 1943 года в Китае части 3-й танковой дивизии применялись для захвата аэродромов, с которых в это время начались налеты бомбардировщиков В-29 на промышленные объекты Маньчжурии и о.Кюсю. В 1944 году 6-ю танковую бригаду вывели из состава дивизии и направили к монгольской границе, так что из собственно танковых частей 3-я дивизия сохранила лишь 12-й полк. В таком виде она была придана 12-й армии. После включения в ее состав еще двух мотопехотных полков дивизия превратилась скорее в механизированную или усиленную моторизованную, нежели танковую. Но именно в это время перед танковыми подразделениями начали ставить решительные задачи.

В апреле 1944-го началось наступление на гоминьдановские войска в направлении на Лоян, Синьань и вдоль железной дороги Ханькоу-Чанша-Хэнян-Кантон. Его задачей являлся захват магистрали, ведущей к корейскому побережью и в направлении на Ханой, последующий разгром китайских войск и соединение Северного, Центрального и Южного фронтов японских экспедиционных сил. В рамках этой «Операции № 1» действовала 12-я армия. 3-я танковая дивизия, следуя за пехотой вместе с 4-й кавалерийской бригадой, приняла участие в ряде боев. При этом танки, мотопехота и кавалерия вели маневренные действия, совершали охваты, дальние (до 60 км в сутки) обходные марши. При их активном участии 5 мая был захвачен Линьчжоу, 25 мая-Лойанг. К середине осени японцы заняли более 40 городов, включая Чанша, Хэнян, Гуйлинь, Шаочжоу, Наньин, аэродромы у Хэнян, Лючжоу, Гансяне. Этот успех во многом объяснялся слабостью ПТО противника. При штурме населенных пунктов танки использовались для обстрела ворот или проломов в стенах, окружавших большинство китайских городов, с дальности пулеметного огня. После входа пехоты в город часть танков действовала впереди нее, а другие направлялись в обход, чтобы отрезать противнику пути отхода. 3-я танковая дивизия и 4-я кавалерийская бригада приняли также участие в наступлении на американскую авиационную базу у р.Лаохахэ весной 1945 годах. В начавшейся 22 марта операции и захвате аэродромов 3-я танковая дивизия решала скорее вспомогательные задачи, но танкисты сыграли немаловажную роль в закреплении успеха и отражении китайских контратак (например , в апреле в Сычуани).

После этого 3-ю дивизию с остальными силами оттянули к северу, к Бэйпину (будущий Пекин). Интересно, что после капитуляции Японии 3-я танковая дивизия не была полностью разоружена-американцы и гоминьдановцы использовали ее для защиты Бэйпина от захвата Народно-освободительной армией, пока в ноябре 1945 года ее не сменила 109-я гоминьдановская дивизия.

Весьма характерно для тогдашней обстановки в Китае-разоружение японских войск здесь закончилось лишь в феврале 1946-го. К началу Маньчжурской наступательной операции советских войск 1945 года Квантунская армия под командованием генерала Ямада, насчитывавшая более 1 млн. человек, включала 1-ю и 9-ю отдельные танковые бригады, базировавшиеся соответственно в районах городов Шахэ (к югу от Мукдена) и Телин (к северо-западу от Мукдена), 35-й танковый полк вместе с 39-й пехотной дивизией размещался у г. Сыпингай. 9-я бригада служила танковым резервом Квантунской армии. Эти районы находились в полосе 3-го Западно-Маньчжурского фронта. Японские танковые силы были значительно ослаблены потерями в осеннем наступлении 1944 года в Китае и перебросками части подразделений и техники на Японские острова.

Всего Квантунская группировка вместе с 17-м Корейским фронтом к августу 1945 года имела 1215 танков.

Советские войска насчитывали 1,7 млн. человек и 5200 танков и САУ.

9 августа советские войска Забайкальского, 1-го Дальневосточного и часть сил 2-го Дальневосточного фронтов перешли в наступление. В боях с Красной Армией в августе-сентябре японские танки практически никак себя не проявили и были захвачены в основном в парках. Войскам Забайкальского и 1-го Дальневосточного фронтов, например, досталось, таким образом до 600 исправных японских танков.

«Чи-ха» и «Шинхото Чи-ха» 11-го танкового полка вместе с частями 91-й пехотной дивизии находились на островах Шумшу и Парамушир Курильской гряды, занятой войсками 5-го японского фронта. Они приняли участие в боях с советскими войсками 2-го Дальневосточного фронта, проводившими Курильскую десантную операцию. Кроме того, на Курилах японцы имели две отдельные танковые роты. Для противодействия советскому десанту (101-я стрелковая дивизия с батальоном морской пехоты) на о. Шумшу 18-20 августа 1945 года японцы дополнительно перебросили танки с о. Парамушир. Артиллерийскую поддержку советского десанта обеспечивали корабли Тихоокеанского флота. Об ожесточенности боев свидетельствуют останки «Шинхото Чи-ха», и поныне ржавеющие на острове. Шумшу и Парамушир были очищены от японцев 23 августа, а все Курильские острова-к 1 сентября. 2 сентября Япония капитулировала.

Несколько слов о танках, предназначавшихся для обороны Японских островов. Весной 1945 года Объединенная армия национальной обороны имела 2970 танков в составе двух дивизий, шести бригад и нескольких отдельных рот. 1-я и 4-я танковые дивизии составляли мобильный резерв, расквартированный к северу от Токио, Американо-английский десант на о. Кюсю планировался на ноябрь 1945 года, на Хонсю-на весну 1946-го. Он должен был включать три бронетанковые дивизии, а также значительное число отдельных танковых батальонов. Наверняка превосходство вновь было бы на стороне американцев, но находившиеся в метрополии японские танковые части, полностью укомплектованные и хорошо оснащенные, по-видимому, оказали бы более серьезное сопротивление, чем в других местах. Впрочем, это чистые предположения-капитуляция предотвратила эти бои. Японские танки в целости были сданы американским оккупационным войскам. После капитуляции Японии «Чи-ха» и «Шинхото Чи-ха» продолжили свою боевую службу-в ходе Третьей гражданской войны в Китае (1945-1949 годы).

Исправные машины, взятые у Квантунской армии, включая 350 «Чи-ха», советские войска передали Народно-освободительной армии. С другой стороны, значительное число японских танков, с содействия американцев, получили гоминьдановские войска Чан Кайши. Ограниченное количество боевых машин с обеих сторон обусловило их использование для непосредственной поддержки пехоты при атаке отдельных опорных пунктов. В Бэйпин (Пекин) 31 января 1949 год а и в Нанкин 23 апреля Народно-освободительная армия Китая вступала на японских танках-в том числе и на «Чи-ха».

В самой Японии сохранившиеся «Чиха» и «Чи-хе» оставались на вооружении до 60-х. Впрочем, в эти годы они играли скорее роль учебных машин, поскольку основу вооружения «корпуса безопасности», а затем «сил самообороны» Японии составляли тогда танки американского производства.

Оценка машины

Японские средние танки отличались малой массой, сравнительно легким бронированием, удовлетворительной подвижностью, что в целом соответствовало задачам «маневренного» танка. По массе «Чи-ха» и «Шинхото Чи-ха» находились у самой нижней границы класса средних танков (15 т), так что их можно назвать «легкими средними»-вспомним, что в конце войны появился легкий танк «Ке-хо» со схожими характеристиками. Вместе с тем обитаемый объем японских средних боевых машин был явно недостаточен.

Неплохо зарекомендовала себя 47-мм танковая пушка «Тип 1», позволявшая «Шинхото Чи-ха» и «Чи-хе» бороться с танками противника.

Японцы одними из первых применили установку лобовых пулеметов в корпусе боевых машин. Что касается размещения вооружения в башне, то не совсем понятно упорное пренебрежение спаренной установкой орудия и пулемета и использование менее удобного и эффективного варианта-размещения пулемета отдельно, в корме башни, тем более что огонь из него должен был вести наводчик. Попытка заменить пулемет «Тип 97» более подходящим «Тип 4» не удалась-разработка его затянулась до конца войны. Эффективность вооружения сильно снижало невысокое качество приборов прицеливания. Японские танки, кроме того, имели примитивные приборы наблюдения, плохо были оснащены средствами связи-радиостанции устанавливались только на командирских машинах, что осложняло действия даже мелких подразделений.

Обилие лючков облегчало обслуживание танка, а крепление передних и задних листов корпуса на болтах-ремонт, но все это снижало снарядостойкость корпуса. Сравнительно поздно перешли японцы и к сварным корпусам.

Широкое использование в боевых машинах двухтактных дизельных двигателей стало положительной чертой японского танкостроения. Отчасти из-за снижения пожароопасности машин, но главным образом потому, что позволило сгладить остроту постоянной нехватки бензина. Была создана серия двигателей «Тип 100» с едиными размерами цилиндро-поршневой группы. Двухтактные двигатели давали возможность при равных литраже и числе оборотов получить на 50-70% большую мощность, чем у более распространенных четырехтактных. Однако экономичность двухтактных дизелей оказалась меньше ожидаемой, а высокая тепловая нагруженность деталей снижала их долговечность. Удачным можно считать и выбор механизма поворота.

Ходовая часть «Чи-ха» обеспечивала хорошую проходимость, устойчивость и сравнительную плавность хода без буксования на слабых грунтах. Схема подвески давала большой динамический ход опорных катков и большую потенциальную энергию упругих элементов, отличалась хорошей ремонтопригодностью. Однако «схема Хара» имела и большой мертвый вес деталей. Отсутствие амортизаторов во многом сводило на нет достоинства подвески и компоновочной схемы с расположением башни в середине корпуса-прицельная стрельба из танка с ходу была практически невозможна, а с коротких остановок сильно затруднена из-за значительных продольных колебаний.

Наличие на вооружении танковых полков одновременно танков «Чи-ха» и «Шинхото Чи-ха» напоминало германскую концепцию двух средних танков - «боевого», вооруженного противотанковой пушкой, и «танка поддержки» с короткоствольным орудием большего калибра, хотя в Японии такая схема сложилась при других условиях.

Следует отметить также создание на шасси среднего танка семейства командирских, а затем и специальных машин и САУ. Номенклатура этого семейства вполне отвечала требованиям своего времени и составляла сбалансированную систему: машины командиров подразделений и частей, самоходные противотанковые пушки, самоходные орудия поддержки, артиллерийские танки в качестве штурмовых САУ, самоходные зенитные установки, инженерные и инженерно-штурмовые машины, мостовые танки, БРЭМ, но объем их производства оставлял желать лучшего. Серийные САУ выполнялись на готовом танковом шасси, орудие и расчет имели удовлетворительную защиту только спереди. Как и в Германии, в Японии с середины войны отмечался резкий рост интереса к самоходным противотанковым пушкам, однако произведено их было очень немного. Такие представители семейства, как ЗСУ, БРЭМ, мостоукладчик, машины разграждения, вообще не пошли дальше опытных образцов.

Переход от танка непосредственной поддержки пехоты к «маневренному» среднему танку был правильным и своевременным шагом, причем Япония сделала его одной из первых. Но небольшое количество танков и особенности Тихоокеанского театра военных действий вынуждали японцев применять их разрозненно и именно для непосредственной поддержки пехоты. В результате «Чи-ха» и его модификации фактически не использовались по прямому назначению, то есть в составе танковых частей и соединений. Впрочем, на островах и американцы применяли танки только как средство сопровождения пехоты или прокладывания ей пути через джунгли и заграждения-другая тактика была там просто неприемлема. При одинаковых задачах успех американских танков и САУ объясняется значительно большим их количеством и лучшими ТТХ. Что касается японцев, то обученность и упорство их пехоты играли куда более важную роль, чем действия слабых танковых подразделений.

Для полноты картины сравним танки семейства «Чи-ха» с американскими танками, поскольку именно с ними японские боевые машины встречались наиболее часто.

Следует отметить, что американские танки имели ту же компоновочную схему, что и японские, но были заметно выше-как из-за габаритов двигателей, так и из-за стремления обеспечить удобство работы членам экипажа. Легкий МЗ «Стюарт», созданный почти одно временно с «Шинхото Чи-ха», по бронированию практически не уступал ему, а противотанковые возможности 37-мм пушки были аналогичны 47-мм пушке японского танка. С введением стабилизатора в вертикальной плоскости точность стрельбы из «стюартов» стала выше. В результате легкие «стюарты» оказались достойными соперниками японским средним танкам, что п -своему признали и сами японцы-вспомним использование трофейных «стюартов» в ротах «Чи-ха». Важным преимуществом американцев было снабжение всех танков радиостанцией со штыревой антенной и ТПУ. Еще лучше были легкие М5А1 с несколько усиленным бронированием, автоматической гидромеханической трансмиссией и электрогидравлическим механизмом поворота башни, перископическими приборами наблюдения. По весу М5А1 сравнялся с о средним «Шинхото Чи-ха». Правда, к моменту его появления легкие танки уже не были основным противником японских танков.

Средний американский МЗ «Ли», применявшийся англичанами в Бирме, по сравнению с «Чи-ха» и «Шинхото Чи-ха» был лучше бронирован и обладал достаточно сильным вооружением. В дуэли с ним у японских средних танков (особенно у «Чи-ха») было немного шансов на успех-снаряд 75-мм пушки МЗ с 500 м пробивал 65-мм броню, с 1000 м -60 мм. Еще большим превосходством над японскими танками обладали «шерманы». По бронированию они намного превосходили «японцев». Механический привод поворота башни дублировался электрогидравлическим, а 75-мм или 76,2-мм пушка снабжалась электрогидравлическим стабилизатором в вертикальной плоскости, что существенно увеличивало их огневые возможности. К тому же «шерманы» были лучше оснащены приборами наблюдения и прицеливания, средствами внутренней и внешней связи. Введение в 1944 году командирской башенки с призменными смотровыми блоками, новых перископических приборов наблюдения, перископического и телескопического прицелов улучшенных параметров сделало преимущества «шерманов» в танковом бою бесспорными. С появлением на Тихоокеанском ТВД «шерманов» и 76,2-мм противотанковых САУ М10 «Чи-ха» перестали представлять серьезную угрозу американским танкам, «Шинхото Чи-ха» осталась роль самоходной противотанковой пушки и там, где их использовали подобным образом, это оказывалось результативным.

+25 -4 голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос

Партнеры
Наши друзья
На форуме обсуждают
Интересные материалы
Copyright © 2012 все права защищены, при копировании ссылка на ресурс обязательна
las-arms.ru © 2012
Для связи с администрацией сайта:
support@las-arms.ru
admin@las-arms.ru