СМПЛ типа «Biber»









Немецкая сверхмалая подводная лодка типа "Biber". О холодном и стрелковом оружии, средствах защиты и другую интересную информацию ищем в соответствующих разделах.




Немецкая сверхмалая подводная лодка типа «Biber»


В Начало

История создания

Среди прочих субмарин данного класса, созданных и запущенных в серийное производство в Третьем Рейхе, СМПЛ типа «Бибер» (Biber, в переводе с немецкого «Бобр») имеет наиболее интересную, даже можно сказать увлекательную историю. Во-первых, идея создания «погружающегося штурмового средства и заслуга его внедрения на практике принадлежала одному человеку - корветен-капитану Хансу Бартельсу (Наns Bartels), что достаточно необычно для германского флота с его сильно забюрократизированной системой. Как отметил вице-дмирал Хейе, новая сверхмалая субмарина стала «результатом осуществления идеи, рожденной в голове фронтового солдата». А во-вторых, на ход ее проектирования существенное влияние оказала обычная военная случайность – захват немцами 22 ноября 1943 года у Бергена пары британских сверхмалых подлодок типа «Уэлмаю» (Welman). Последние имели длину корпуса, без минного заряда 5,13 м, массу 2075 кг, дальность плавания 30 миль при скорости хода 3 узла и полностью электрическую двигательную установку, и ряд ее конструктивных элементов был использован немецкими инженерами.

Ханс Бартельс - достаточно примечательная фигура в Кригсмарине. Так, в 1940 году во время вторжения немецких войск в Норвегию он захватил норвежский миноносец и целый дивизион торпедных катеров, за что получил Рыцарский крест. Но на этом его оригинальность не исчерпала себя: он в одиночку выполнил проектирование тральщика и затем организовал постройку 12 таких кораблей, после чего предложил командованию ВМС Германии ... оплатить все работы по ним. Когда же тогдашний командующий Кригсмарине гросс-адмирал Эрих Редер отказался, Бартельс привел один из тральщиков в Берлин, ошвартовал его в канале напротив здания штаба ВМС и предложил Редеру лично проинспектировать корабль. Но Гросс-адмирал не оценил инициативу подчиненного и подтверждая правило «инициатива в армии - наказуема», приказал отправить Бартельса на эсминец Z-34 для того, чтобы «приобщиться к настоящей суровой службе военного моряка». И только в начале 1944 года корветен-капитана по настоянию вице-адмирала Хейе перевели в соединение «К». Как оказалось - совсем не зря.

21 ноября 1943 года четыре СМПЛ типа «Уэлман» по приказу командующего британскими ВМС на Оркнейских и Шетландских островах адмирала сэра Лайонела Уэллса предприняли атаку немецкого плавучего дока и судов в норвежском Бергене (операция «Барбара»). 22 ноября одна из подлодок, W46, попала в противолодочную сеть и была вынуждена всплыть. Тут-то ее и заметил немецкий сторожевой катер, экипаж которого захватил мини-субмарину и взял ее водителя в плен. Остальные три подлодки, попав под огонь сил береговой обороны, были брошены экипажами и затоплены. Вскоре корветен-капитан Бартельс подробно ознакомился с захваченной субмариной и ее бортовым оборудованием, а 4 февраля того же года он в сопровождении капитан-лейтенанта Опладена прибыл к руководству завода «Флендерверке» (Flепdеrwегkе), что в немецком городе Любек, для переговоров на предмет возможности осуществления там постройки мини-субмарины нового типа. Во время второго визита, 9 февраля, был подписан контракт, а спустя еще две недели, 23 февраля, был готов предварительный проект. И уже 15 марта 1944 года предприятие изготовило прототип новой подлодки, получивший имя «Адам» (Adam) или, как ее еще называли, «Лодка Бунта» (Bunte-Boot, в честь тогдашнего директора завода г-на Бунта).

СМПЛ «Адам»­ прототип «Бибера» Постройка лодки на заводе «Флендерверке» в Любеке.

«Адам» отличался от последующих серийных подлодок типа «Бибер»: он имел водоизмещение 3 т, максимальную длину 7 м, ширину корпуса и осадку - по 0,96 м, продолжительность плавания в надводном положении при скорости 7 узлов составляла 13 часов - за это время подлодка преодолевала 91 милю, а в подводном положении - 2,5 часа при скорости хода 6 узлов. Глубина погружения мини-субмарины составляла 25 м.

Испытания нового корабля проводились на реке Траве, причем Бартельс практически все опытные погружения выполнял самостоятельно. Первое пробное погружение должно было состояться 18 марта: корветен-капитан лично сел в лодку, но при первой же попытке погрузиться в субмарину набралось много воды, и Бартельс не смог самостоятельно всплыть. Пришлось поднимать «чудо-оружие» с помощью крана, после чего - переделывать его.

29 мая «Адама» испытали в присутствии главнокомандующего германских ВМС, испытания прошли весьма успешно и «сверхмалютку», после некоторой доработки, сдали в серийное производство , присвоив ей название «Бибер» . После приемо-сдаточных испытаний «Адама» Кригсмарине заказали заводу первую серийную партию в количестве 24 субмарин - со сроком поставки 31 мая 1944 года. Подряды были также размещены на предприятии «Флендерверке» И итальянском заводе «Ансальдо-Верке», а позже контракты на изготовление корпусных конструкций были заключены с немецкой судоверфью «Клокнер-Хумбольт-Дейц» в городе Ульм и с другими предприятиями. В итоге постройка СМПЛ типа «Бибер» велась секционным методом: три секции изготавливались на разных предприятиях и затем их уже стыковали вместе. Основным сборщиком «биберов» стала судоверфь в г. Киль, причем, несмотря на сильные бомбардировки портовых и судостроительных сооружений города союзниками, серьезного урона серийной постройке «биберов» нанесено не было. Американским и британским летчикам удалось уничтожить лишь небольшую часть комплектующих. Для транспортировки же собранных «биберов» к местам базирования на заводе в Галле (Halle), земля Саксония-Анхальт, изготавливались специальные автомобили-трейлеры.

СМПЛ типа « Бибер» относится к однокорпусному типу, ее корпус изготавливался из типовой судовой стали толщиной 3 мм, что обеспечивало расчетную предельную глубину погружения не менее 18-20 м (некоторым подводникам удавалось успешно погружаться на глубины до 30,5 м). Примерно посередине субмарины находилась имевшая коническую форму боевая рубка, высота которой, считая от ватерлинии, составляла 52 см, а также - с носа в корму - герметичный оптический нактоуз с чувствительными элементами магнитного компаса (труба из бронзового сплава имела длину 75 см и возвышалась над рубкой на 45 см), полутораметровый перископ и воздухозаборная труба « шнорхеля» (устройство для работы двигателя под водой), которая вначале выходила за пределы рубки на 30 см, но затем была удлинена и выступала уже на один метр. Труба с чувствительными элементами компаса, перископ и труба «шнорхеля» были скреплены металлическими скобами. Непосредственно за рубкой находился клапан системы отвода из двигательного отсека продуктов сгорания горючего.

Рубка подлодки изготавливалась из алюминиевого сплава и привинчивалась болтами к сделанному в корпусе субмарины вырезу овальной формы. Фактически в боевом положении голова водителя находилась постоянно внутри рубки, в которой для наблюдения за окружающей обстановкой были сооружены шесть иллюминаторов прямоугольной формы, сделанных из бронестекла (один - по носу, один - по корме, и по два иллюминатора на каждый борт). Крышка рубочного люка имела круглую форму, крепилась к комингсу при помощи шарнирного устройства и задраивалась изнутри. Еще один иллюминатор был сделан на самом люке - с тем, чтобы подводник мог наблюдать за воздушной обстановкой.

Для подъема «Бибера» из воды или, наоборот, спуска подлодки на воду на верхней части корпуса в носу и корме были приварены два больших прочных рыма. Другие два рыма имелись на носу и на корме подлодки: они использовались, соответственно, для буксирования субмарины к месту операции специально назначенным для этого кораблем и для буксирования самим «Бибером» каких-либо предметов, например, плавучих мин. Предпринимались даже попытки буксировать «биберы» при помощи катеров-брандеров типа «Линзе» или торпедных катеров, но идея себя не оправдала: двигатель «Линзе» оказался не достаточно мощным для этого, а при буксировке «шнелльботом» создавалась слишком сильная волна, которая заливала «бибер» и бросала его из стороны в сторону. В результате вывод СМПЛ в район операции возложили на и так загруженные до предела минно-тральные корабли речных флотилий Кригсмарине.

Особенно сильно офицеры минно-тральных сил бывали недовольны, когда для этой «тупой» работы им приказывали выделять самые современные высокоманевренные тральщики, оснащенные крыльчатыми движителями. Последние также известны под названием движитель Войт-Шнейдера и представляют собой движительно-рулевое устройство с крыльчатым движителем с циклоидальным движением лопастей, которое создает упор, направление которого может изменяться в пределах 0-360 градусов вправо/влево при изменении углов установки лопастей. Такая конструкция позволяет изменять упор практически мгновенно, обеспечивая крайне высокую маневренность корабля или судна. Движитель изобретен в 1926 году австрийским специалистом Эрнестом Шнейдером и в 1927-1928 годах применено на опытовом судне компанией « Войт» (Voith). Сегодня широко применяется на паромах, буксирах и в подруливающих устройствах кораблей и судов.

Корпус «Бибера» имел обтекаемую форму и был усилен за счет четырех прочных переборок, деливших лодку на пять отсеков, и нескольких плоских ребер жесткости с расстоянием между ними около 25 см.

В первом отсеке «Бибера» располагалась лишь носовая цистерна главного балласта, во втором отсеке находился центральный пост управления с местом водителя (в сидячем положении подводник головой практически упирался в люк боевой рубки, служивший единственным входом в подлодку). Здесь же, частично вокруг водителя, частично над и под ним, были сосредоточены все рычаги и приборы управления субмариной, а также баллоны со сжатым воздухом для продувки ЦГБ, кислородный баллон с дыхательным аппаратом, три группы аккумуляторных батарей, топливная цистерна и бензопроводы. Сам двигатель располагался между второй и третьей прочными переборками - в третьем отсеке, а электромотор для подводного хода и валопровод находились в четвертом отсеке, тогда как за четвертой переборкой - в пятом отсеке - находилась кормовая цистерна главного балласта.

В быстро подготовленном инициативной группой наставлении указывалось: «Погружающаяся лодка типа «Бибер» является наступательно-оборонительным средством. Благодаря ей один человек имеет возможность незаметно подойти вплотную к противнику и выпустить по нему две торпеды. Для своей личной защиты и сохранения материальной части водитель может скрыться от противника погружением на глубину». Вот так - просто и незатейливо.

Постройка СМПЛ типа «Бибер» осуществлялась секционным способом: вначале выполнялось изготовление трех секций подлодки, а затем они состыковывались на участке конечной сборки. Носовая секция включала только первый отсек с носовой цистерной главного балласта. В средней секции находились место водителя, приборы управления, три группы аккумуляторных батарей и часть оборудования двигательного отсека. Другая часть двигательного отсека, в котором находились бензиновый двигатель и электромотор, входила в состав третьей, кормовой, секции, в которой также были размещены кормовая цистерна главного балласта и винторулевая группа. При этом следует отметить такой существенный недостаток, как практическая невозможность выполнить текущий ремонт двигательной установки без выполнения отстыковки кормовой секции.

СМПЛ типа «Бибер»

Кроме того, в подводном положении через места стыковки секций часто фильтровалась вода, поэтому водители «биберов», согласно инструкции, должны были после выхода из базы совершить двухчасовое пробное погружение и только после этого, если фильтрация не возникала, продолжать плавание. Как вспоминал бывший водитель СМПЛ типа «Бибер» Хайнц Хубелер, он клал свой корабль на грунт и читал книгу до тех пор, пока не срабатывал будильник, который он брал с собой специально для этой цели и ставил всегда на два часа.

Перископ у «Бибера» был выполнен стационарным и постоянно ориентированным по курсу подлодки. Водители данных СМПЛ, однако, редко им пользовались, поскольку удержание субмарины на перископной глубине, по причине отсутствия уравнительной цистерны, являлось весьма сложной задачей. Так что подводники обычно наблюдали за окружающей обстановкой только при помощи иллюминаторов в боевой рубке.

Отличительной особенностью данной сверхмалой подлодки стало полное отсутствие уравнительной, дифферентной и заместительной цистерн - на корабле имелись только носовая и кормовая цистерна главного балласта, продувка которых осуществлялась сжатым воздухом, хранившимся в пяти стальных баллонах под давлением 200 бар (воздух из них же использовался и для пуска торпед).

Перед выходом в море на подлодку необходимо было принять твердый балласт, а управление подлодкой по глубине выполнялось либо при помощи динамических сил, либо путем частичного заполнения/осушения цистерн главного балласта. Кстати, на британской СМПЛ типа « Уэлман», уравнительной цистерны тоже не было - ее заменяла особая система с перемещающимся грузом.

В итоге получилось, что субмарина, легко управлявшаяся в надводном положении, превращалась в плохо управляемое стальное «корыто» под водой. Так, например, в одном из отчетов британского Адмиралтейства по вопросам противолодочной борьбы указывалось: «В ходе проведенных тестовых погружений выяснилось, что подлодка быстро набирает дифферент 40 градусов на нос или корму, что обеспечивается за счет характерных свойств цистерн главного балласта и топливной цистерны». Поэтому большинство водителей «биберов», предпочитали выполнять торпедные атаки все же в надводном положении, что дополнительно демаскировало субмарину.

Место водителя на СМПЛ типа «Бибер».
По центру видно комбинированное устройство управления рулями
по курсу и глубине (двойной штурвал). Слева внизу - указатель угла перекладки руля по курсу,
а внизу справа - указатель для горизонтальных рулей. Над ними расположены, слева направо,
датчики:давления топлива,давления в кислородных баллонах, уровня зарядки
аккумуляторов, а также датчики давления в системе воздуха низкого и высокого давления.
 В левом верхнем углу расположен глубиномер IWM.

В качестве основного двигателя - для надводного хода и для подводного хода под «шнорхелем» - использовался шестицилиндровый бензиновый двигатель модели «Отто» объемом 2,5 литра, взятый с легкого грузовика «Опель-Блиц». Для подводного хода, особенно в режиме «подкрадывания», использовался 13-сильный электромотор, питаемый от трех групп аккумуляторов типа 13 Т2106: две - по 26 элементов и одна из двух батарей по 13 элементов. В качестве движителя на субмарине использовался гребной винт диаметром 47 см. Вертикальный руль и кормовые горизонтальные рули выполнялись из дерева и приводились в движение при помощи посаженных на одну ось двух колес-штурвалов.

Вопрос использования бензинового двигателя в такой относительно небольшой подводной лодке вызвал множественные нарекания и опасения со стороны руководства Главного управления кораблестроения и лично командира соединения «К» вице-адмирала Х. Хейе. Однако доктор Бунте и, самое главное, представители командования группы ВМС «Север» и командования флота Кригсмарине развеяли все сомнения, отметив также, что бензиновые двигатели дешевы и просты в производстве, вследствие чего могут поставляться в достаточно большом количестве. Кроме того, они менее шумны в работе, чем дизельные двигатели. Да и дизеля таких малых массы и размеров немецкая промышленность предложить тогда не могла. Впрочем, в 1944 году и в крупных дизелях уже стал ощущаться недостаток.

Главной же проблемой бензинового двигателя «Отто» являлось наличие ядовитого выхлопа, причем в весьма больших количествах. В замкнутом пространстве небольшой подлодки это представляло большую проблему, которую надо было решать, поскольку после 45 минут работы двигателя при закрытом рубочном люке концентрация угарного газа внутри корабля, даже несмотря на наличие специальной «выхлопной трубы» (она шла из двигательного отсека и выходила наружу сразу за рубкой), становилась уже близкой к критической. Водитель «Бибера» мог в любую минуту просто «отключиться». При этом сделать переборку между центральным постом и двигательным отсеком полностью изолированной - без клапана - было невозможно, поскольку в подводном положении двигатель получал воздух через шахту «шнорхеля», которая выходила именно в центральный пост (водителю тоже нужен был воздух). Поэтому в переборке был установлен обратный клапан, через который воздух «затекал» В отсек к двигателю, но, как оказалось, одновременно пропускал и ядовитые газы в отсек к водителю. Да и клапан на «выхлопной» трубе часто давал сбои. Иногда открыть его перед пуском двигателя забывал и сам подводник.

К примеру, когда 29 декабря 1944 года экипаж британского тральщика « Рэди» (HMS Ready), типа «Элжерин», захватил неповрежденную СМПЛ типа «Бибер» (тактический номер 90), то взору моряков предстала печальная картина: «атмосфера внутри корабля была просто ужасающей - смесь кислорода, продуктов сгорания бензина и утечки аккумуляторных батарей» (Admjralty, MonthJy anti-Submarine Report, March 1945, р. 17). Это и стало причиной гибели немецкого подводника - он просто задохнулся на своем боевом посту. Даже несмотря на то, что водители «биберов» имели в своем распоряжении дыхательный аппарат, рассчитанный примерно на 36 часов работы (в книге Э. Росслера указано, впрочем, что баллоны с кислородом были рассчитаны на 20 часов).

Учитывая такие проблемы, в наставление по эксплуатации СМПЛ типа «Бибер» был внесен абзац следующего содержания: «В подводном положении водитель может безопасно дышать в изолированном от моторного отсека газонепроницаемой перегородкой центральном посту около 45 минут. После этого происходит перенасыщение воздуха углекислым газом, в результате которого водитель сначала засыпает, а затем его организм подвергается более тяжелому отравлению. Поэтому для вывода углекислого газа водитель должен, надев на лицо маску дыхательного аппарата, производить выдох через шланг, ведущий в оксилитовый патрон. Всего таких патронов у водителя три, каждый из них рассчитан на 7,5 часов. Подаваемого определенными дозами кислорода хватает на 20 часов подводного плавания».

Техперсонал одного из дивизионов соединения «К»
осуществляет подготовку СМПЛ типа «Бибер» к установке торпед,
размещенных на специальной транспортной тележке.

Вооружение «Бибера» состояло из двух модифицированных электрических торпед типа G7e (TIIlc), которые имели почти нулевую плавучесть и подвешивались при помощи двух бугелей на рельсовые направляющие со стопорами по бортам субмарины, где для этого в корпусе были сделаны специальные ниши: торпеда утапливалась в корпус подлодки и зажималась между рельсовой направляющей и расположенным над ней качающимся обухом. Над направляющей располагалось пневматическое устройство, которое использовал ось для пуска торпеды: после подачи воздуха поршень цилиндра отходил назад и освобождал стопор, после чего приводился в движение спусковой рычаг торпеды и она, с запущенным двигателем, сходила с рельса.

Как видно, механизм торпедной стрельбы на СМПЛ типа «Бибер» был весьма прост, что было равно как хорошо в бою (не вызывало затруднений при торпедной атаке), так и опасно в мирное время (за недолгую эксплуатацию «биберов» произошло две катастрофы, в которых было потеряно множество этих мини-подлодок, а также судов, были человеческие жертвы).

Альтернативным вариантом вооружения для СМПЛ типа «Бибер» было минное оружие: подлодка могла брать две мины типа МАD (Magnet-Akustisch-Druck; по друтим данным - типа GS), снабженных комбинированным взрывателем (магнитный/акустический/гидродинамический). Мина имела длину 5-5,5 м, диаметр 53,46 см и была предназначена для подрыва надводных кораблей водоизмещением от 6000 т и выше. При обнаружении цели «умный» взрыватель задействовал один или несколько каналов. При этом, поскольку мины были тяжелее торпед, для компенсации отрицательной плавучести на ее концах были смонтированы полусферические емкости с воздухом, так что мина даже имела немного положительную плавучесть. Последнее часто имело весьма неприятные последствия - после отделения от лодки-носителя мина всплывала на поверхность, где она некоторое время и «красовалась» (около трех минут), пока не набирала воды и не погружалась вновь. Но еще более негативно освобождение от мины отражал ось на самом «Бибере»: мина была смещена назад и вызывала относительно сильный дифферент на корму, вследствие чего водитель был вынужден увеличивать балласт в носу подлодки. Однако после отделения мины субмарина тут же получала резкий дифферент на нос, едва не выбрасывая «хвост» над поверхностью воды.

Поэтому требовалось высокое искусство и сноровка водителя, чтобы «Бибер» не скакал под водой, словно жеребец. Да и вообще, по воспоминаниям бывших подводников, вождение и боевое применение «Бибера» было не таким уж легким, как казалось на первый взгляд. Например, для того, чтобы перейти из надводного в подводное положение, его водитель должен был быстро («нырок» часто выполнялся после обнаружения « Бибера» противником) и последовательно выпустить воздух сначала из носовой, потом - из кормовой цистерн главного балласта, затем переложить горизонтальный руль, выключить бензиновый двигатель и включить электромотор, закрыть клапан выхлопной трубы, находящийся за его спиной, и клапан на шахте «шнорхеля», а в случае необходимости атаковать противника - еще и выпустить торпеду. Причем делать все это надо было практически одновременно, в течение нескольких секунд.

Моряки с британского тральщика «Рэди» берут на буксир обнаруженную СМПЛ типа «Бибер»
(тактический номер 90), в которой был найден мертвый водитель

После начала серийной постройки «биберов» в составе соединения «К» под командованием Х. Бартельса был образован дивизион СМПЛ нового типа, в который «потекли» добровольцы - молодые офицеры флота, техники, инженеры, был даже один врач. Причем вначале это было больше не боевое, а испытательное подразделение, первоочередной задачей которого стало определение возможности длительного пребывания водителя в новой СМПЛ, а также выявление полных тактико-технические элементов субмарины, особенностей ее эксплуатации и боевого применения.

Опытная эксплуатация новых мини-подлодок была чрезвычайно жесткой. Так, например, для определения точного времени, которое водитель подлодки сможет находиться в ней, испытатель в надводном положении закрывал клапаны подачи свежего воздуха и отвода выхлопных газов, а затем в течение двух минут впускал все выхлопные газы в центральный пост, выключал бензиновый мотор и, не проветривая отсеки, в течение 20 минут вел корабль на электромоторе, находясь в отравленном воздухе.

«По истечении 20 минут у водителя N началось головокружение, появились ощущение слабости и шум в ушах, которые вынудили его немедленно проветрить отсек. N из последних сил толкнул башенный люк и стал глубоко вдыхать ворвавшийся внутрь свежий морской воздух. После того как первые признаки отравления стали проходить, он внезапно почувствовал, особенно после того, как немного поел, сильную головную боль, которая не поддавалась действию никаких болеутоляющих средств. Спустя 5 ч асов началась сильная рвота. Внушающее опасение состояние продолжалось свыше 21 часов и начало постепенно улучшаться лишь под действием атропина и в результате воздержания от приема пищи», - приводил выдержки из соответствующего отчета автор книги «Немецкие морские диверсанты во второй мировой войне» Хайнрих Берендонк (литературный псевдоним - Кайюс Беккер).

Результат гидравлических испытаний СМПЛ типа «Бибер».

Повышение физической выносливости подводников в соединении «К» достигалось разными способами. Так, например, перед выходом в море каждый водитель получал большую порцию шоколада и кофе. Предпринимались также попытки повышения физической выносливости водителей «биберов», а затем - и «зеехундов» - при помощи специальных средств, таких как, например, таблетки Д-IХ. Последние, как считалось, обеспечат «регулируемое отодвигание границы усталости, повышение сосредоточенности и критической способности , усиление субъективного ощущения мышечной бодрости, ослабление мочеиспускания и кишечной деятельности». Но достигались такие «чудо-качества» за счет наркосодержащих веществ, что вызвало нарекание со стороны многих подводников.

Хайнрих Берендонк в упоминавшемся труде указывал, что целая серия встречных испытаний, проведенных военнослужащими «биберовских» дивизионов соединения «К», продемонстрировала: очень хорошее возбуждающее действие «оказывает шоколад «Кола» и другие препараты из ореха кола (благодаря содержащемуся в них пурину и кофеину) и что водителям « Биберов» при сильном переутомлении рекомендуется принимать небольшую дозу первитина. Но самым главным требованием перед выходом на задание является «крепкий спокойный сон не менее 10 часов, который не следует нарушать никакими психическими возбуждениями».

Общий заказ на СМПЛ типа «Бибер» составил на 1944 год 324 единицы (по данным Э. Росслера - 325 ед.). График передачи подлодок заказчику выглядит следующим образом: май - 3, июнь - 6, июль - 19, август - 50, сентябрь - 117, октябрь - 73 и ноябрь - 56. После этого «биберы» не выпускались, а все силы и средства были брошены на новые СМПЛ типа «3еехунд». Стоимость одной подлодки составляла 29 тысяч рейхсмарок.

Проанализировав опыт эксплуатации СМПЛ типа «Бибер» и учтя такие недостатки, как бензиновый двигатель, инженеры «Флендерверке» В инициативном порядке выполнили предэскизное проектирование двух новых моделей: «Бибер» II и «Бибер» III. Первая представляла собой двухместную сверхмалую подводную лодку - предполагалось, что подводники будут меняться, управляя кораблем по очереди. Это позволило бы увеличить автономность СМПЛ и снизить физическую и психологическую нагрузку на экипаж. Но этот плюс нивелировал другие достоинства «Бибера», заключавшиеся в малом водоизмещении и размерах.

Вторая модель - «Бибер» III - уже была более совершенной субмариной, спроектированной осенью 1944 года и оснащенной двигателем замкнутого цикла. Данная подлодка имела надводное водоизмещение без торпед 10,34 т и максимальную длину 1 1,82 м. Проектирование «Бибера» с двигателем замкнутого цикла осуществлялось конструкторским бюро судоверфи совместно с Инженерным отделом судостроения, расположенным в том же Любеке. Характерными особенностями новой субмарины, отличающими ее от сверхмалых подлодок других типов, были: обводы кормовой оконечности, тип винторулевой группы и расположение торпед. Если у большинства СМПЛ корма заканчивалась одиночным вертикальным рулем , а гребной винт находился в насадке, то у «Бибера» III корма имела форму ножа, верхняя сторона которого шла практически горизонтально, а гребной винт не имел насадки и вместе с гребным валом крепился снизу к корпусу подлодки при помощи У- образной стойки. Управление по курсу осуществлялось при помощи двойного коробчатого руля , а по глубине - рулями глубины, установленными немного ниже. Носовая оконечность имела несколько приподнятую форму бака, субмарина имела два киля, что обеспечивало ей лучшую устойчивость при покладке на грунт. Вооружение СМПЛ типа «Бибер» III состояло из двух электрических торпед, которые крепились по бортам подлодки на уровне главной оси корпуса.

14 ноября 1944 года Гамбургский опытно-исследовательский институт судостроения (Hambuгgisclle Schiffbau Yersuchsanstadt GmBH или HSYA) получил от руководства расположенного в северо-германском городе Эккернферде Испытательного центра торпедного оружия (ТУА или ТогреdоvеrsuсhsалstаJt) запрос на проведение буксировочных испытаний модели субмарины нового типа. Испытания показали, что на малых скоростях хода форма носовой оконечности способствует образованию сильной боковой волны, которая ограничивает обзор водителю субмарины. Однако после установки в носовой части волноотбойного устройства инженерам удалось добиться значительного уменьшения волны. На испытаниях было также установлено, что двойной вертикальный руль коробчатого типа и большие горизонтальные рули вызывают увеличение сопротивления в подводном положении при скорости хода 8 узлов не более чем на 8%, что было признано вполне удовлетворительным. Испытания показали конструкторам и необходимость несколько сместить в корму расположение торпед, поскольку в случае размещения их ближе к центру подлодки при достижении в надводном положении скорости хода 7,5 узлов субмарина самопроизвольно начинала погружение.

К большому разочарованию разработчиков, командование Кригсмарине не дало ход дальнейшим работам по теме «Бибер» III, поскольку посчитало невозможным организовать в сжатые сроки серийную постройку СМПЛ с новой двигательной установкой замкнутого цикла, в то время как потребность в опытовой подлодке с такой энергоустановкой была удовлетворена за счет постройки СМПЛ типа «3еехунд» с подобным двигателем. Два проекта одновременно немецкая промышленность того времени уже не могла потянуть.

Тогда разработчиков поддержало командование соединения «К» и работы были продолжены. Коллектив конструкторов заказал находившемуся в городе Штутгарт Научно-исследовательскому институту транспортного машиностроения (FКFS) разработку и сборку двигателя замкнутого цикла, который по своим массо-габаритным характеристикам и рабочим параметрам подошел бы для СМПЛ типа «Бибер» III. Таким двигателем стал четырехцилиндровый дизель марки ОМ4/65 фирмы «Даймлер-Бенц», имевший максимальную выходную мощность 65 л.с. при 2200 оборотах в минуту. Причем при разработке его варианта с замкнутым циклом работы использовался опыт, полученный при создании двигателя аналогичного типа для « 3еехунда», а сам двигатель должен был иметь возможность использования разных передач - для работы на разных скоростных режимах: первая передача 1:2,5 - для продолжительного экономического хода, вторая передача 1:4,5 - для малого хода в режиме подкрадывания, и отдельная передача - для реверсирования (смена передач - при помощи гидравлического механизма).

В качестве источников электроэнергии предлагалось использовать два автомобильных осветительных генератора, питаемых от дизельного двигателя, и три 12-вольтовых аккумулятора от легкового автомобиля. Учитывая, что на субмарине размещались топливные цистерны повышенной емкости , ее дальность плавания в надводном положении ходом 6 узлов возрастала до 1500 миль, а продолжительность плавания - до 250 часов. Кроме того, 430 литров жидкого кислорода, хранившихся в носовой части подлодки, могли бы обеспечить ей дальность подводного плавания на двигателе замкнутого цикла около 100 миль (скоростью 5 узлов). Без торпед же максимальная скорость подводного хода достигала 7,75 уз., скорость экономического подводного хода - 5 уз., а скорость в малошумном режиме подкрадывания - 2 уз. Интересно, что на «Бибере» III немецкие инженеры уже попытались на практике применить наработки в области уменьшения уровня собственных шумов подлодки - машинный отсек было намечено покрыть изнутри слоем пробкового материала толщиной 30-40 мм.

Сборка прототипа двигателя началась в декабре 1944 года, а его стендовые испытания - в январе 1945 года. В ходе испытания на длительность работы в обычном режиме двигатель показал выходную мощность 58 л.с. при 1800 об/мин, а в режиме замкнутого цикла - при имитации условий нахождения корабля на 30-метровой глубине - мощность составила 45 л.с. при потреблении топлива 300-350 г на лошадиную силу в час. К концу марта 1945 года прототип прошел все испытания и был готов к установке в корпус подлодки. Но перед этим разработчикам было необходимо провести еще одно испытание - внутри замкнутого цилиндра, имитирующего условия подводной лодки, однако положение на фронтах, где германские войска безудержно откатывались к Берлину, а союзники подходили к Штутгарту, не позволило завершить эти работы. Да они, по большому счету, уже были совершенно ни к чему. Тем не менее, двигатель и сопутствующие системы были частично демонтированы и отправлены на грузовиках - в сопровождении инженеров и техников - в Любек, но и там про водить испытания было уже нельзя и двигатель так и сгрузили, в разобранном виде. Перед капитуляцией Германии данное оборудование было спрятано в различных местах, но после завершения войны специальная поисковая группа британских оккупационных сил нашла их и вывезла в военный лагерь около немецкого города Кроншаген, пригороде Киля. Дальнейшая судьба оборудования не известна.

Участие в боевых действиях СМПЛ типа "Бибер"

Первое подразделение из сверхмалых подводных лодок типа «Бибер» было сформировано достаточно быстро и уже 29-30 августа 1944 года их направили на боевую операцию против союзного флота. В общей сложности из «биберов» сформировали 8 дивизионов, с 261-го по 268-й, а подготовка водителей для этих мини-подлодок осуществлялась вначале в небольшой школе в военном лагере «Блаукоппель» (в окрестностях Любека), а с августа 1944 года - в 200-м учебном отряде, который был передислоцирован из «Блаукоппеля» в Плен. Руководил школой и учебным отрядом на протяжении всей их истории корветен-капитан Бартельс. За это время его «команда» выросла с 30 военнослужащих и двух «биберов» до почти 300 бойцов и 40-50 мини-подлодок. Впрочем, изначальные планы все же не были реализованы полностью Бартельс и Хейе намечали сформировать 10 дивизионов с «биберами», каждая из которых должна была включать 30 мини-подлодок и до 200 военнослужащих.

СМПЛ типа «Бибер» с тактическим номером «55».
Рубочный люк находится в открытом положении.
Обратите внимание - труба отвода продуктов сгорания топлива еще короткая

Первым местом базирования «биберов» стал Турне, старейший город Бельгии, расположенный на реке Шельда в 85 км к юго-западу от Брюсселя. Именно туда 21 августа из Германии прибыли 25 мини-подлодок. Но затем их было решено перебросить поближе к противнику, чтобы выйти на коммуникации союзников в районе залива Сены. Вот как описан марш 2бl-го дивизиона «биберов» к Ла-Маншу в книге уже упоминавшегося историка Кригсмарине Хайнриха Берендонка (сохранен стиль оригинала):

«После 20 августа 1944 года немецкого фронта на территории Франции больше не существовало ... Войска германского вермахта повсюду откатывались назад. Смерть в облике сотен истребителей и бомбардировщиков союзников носилась в воздухе и собирала богатую жатву на забитых путях отхода немецкой армии. Кругом царил хаос. Сотни тысяч людей бежали на север и восток.

Лишь одна немецкая моторизованная колонна шла против потока и, не обращая внимания на общее отступление и воздушные налеты, упорно пробивалась к побережью Ла-Манша. Хотя солдаты, сидевшие на тяжелых грузовиках и покрытых брезентом прицепах, носили серую защитную форму, они принадлежали к вмс. Время от времени, когда колонна встречала на своем пути непреодолимые препятствия, мешавшие ее дальнейшему продвижению, командир колонны предъявлял особое удостоверение следующего содержания:

«Корветен-капитан Ганс Бартельс является командиром отряда особого назначения вмс. Он выполняет мой непосредственный приказ. Задание его секретно, и никто не имеет права требовать у него отчета. По его просьбе все должны оказывать ему всемерную помощь для того, чтобы он мог достигнуть цели и выполнить задание.

Главнокомандующий ВМС гросс-адмирал Дёниц».

СМПЛ типа «Бибер» готовится к погружению

Пять дней (с 22 по 27 августа) пробивалась 26 1- я флотилия «К» из Бельгии к побережью Ла-Манша. Флотилия, получившая на вооружение новейшее штурмовое средство соединения «К» - одноместные погружающиеся лодки типа «Бибер», должна была принять участие в борьбе против флота вторжения союзников в бухте Сены. Так как Гавр, где должна была базироваться флотилия, был уже оставлен немцами (англо-американские союзники заняли Гавр уже 20 августа - прим. В.Щ.), она повернула на Фекан».

Однако первый «блин», как водится, и здесь едва не вышел комом. Даже погода была крайне неблагоприятной: ветер - 4-5 балла, волнение моря - 4 балла. Плюс ко всему портовые сооружения были разрушены, а союзная авиация постоянно бомбила город. В конце концов, из 22 запланированных к выходу в море «биберов» к 21 .30 - 22.30 вечера 30 августа оказались боеготовыми только 14.

Здесь надо отметить, что если Хайнрих Берендонк указывает на то, что в Фекан 261-й дивизион привел корветен-капитан Бартельс, то в книге Лоуренса Патерсона «Оружие отчаяния» «Weapons of Desperation») указано, что дивизионом тогда командовал капитан-лейтенант Вольтерс, а Бартельс остался в Любеке.

Но только двум «биберам» - лейтенанта Дозе и функмаата Бёша - удалось выйти в район назначения и обнаружить конвои противника. Но они с лихвой восполнили неудачу своих боевых товарищей, заявив о потоплении крупного десантного корабля и транспорта типа «Либерти». Однако, хотя все субмарины и вернулись в базу, на следующий день немцам пришлось их уничтожать самим - базу в Фекане, где дислоцировалось подразделение, пришлось срочно покидать, а возможности эвакуировать все подлодки не было. В итоге колонна 261-го дивизиона 31 августа ушла из города одной из последних, везя с собой всего восемь подлодок, которые к тому же в ходе ночного боя с прорвавшимися американскими танками были сильно повреждены. Их конечным пунктом назначения был определен город Мюнхен-Гладбах. Этот город расположен в земле Северный Рейн - Вестфалия и никоим образом не связанный с городом Мюнхен (в 1950 году он был переименован в Мёнхен Гладбах, а в 1960 году - в Мёнхен Гладбах, известен своей футбольной командой «Боруссия Мёнхенгладбах»). 

2 сентября в Фекан прибыла спецгруппа британских ВМС, охотившаяся за секретами соединения «К» И возглавляемая спецназовцем британской морской пехоты Патриком Дальцелем-Джобом . Там он узнал от местных жителей, что колонна с «биберами» вышла из города совсем недавно. Проследовав за ней, спецгруппа обнаружила на шоссе Амьен­Бопам (Amiens-Bapaume) один из трейлеров с мини-подлодкой «Бибер»: немцы бросили ее, поскольку она была сильно повреждена в результате авианалета. Дальцель-Джоб, проходивший обучение на водителя британской СМПЛ типа «Уэлман», тщательно обследовал вражескую субмарину и дал ей весьма высокую оценку. Затем «Бибер» доставили в Портсмут - для дальнейшего, более детального изучения.

Примечательно, что командование Кригсмарине одно время вынашивало идею переброски при помощи «летающих лодок» Люфтваффе сверхмалых субмарин типа «Бибер» и человекоуправляемых торпед типа «Мардер» в район Норманнских островов расположеных в Ла-Манше, западнее Нормандии. Однако она так и осталась нереализованной по причине практически полного господства авиации противника, хотя мысль о десятке-другом «маленьких стальных акул», сидящих между островами Джерси и Гернси или шныряющих в Английском канале, заполненном, словно сельди в бочке, вражескими судами, без сомнения, грела душу немецких адмиралов. Таким образом, с середины декабря 1944 года и до конца войны «биберы» применялись преимущественно в эстуарии Шельды, который изобиловал множеством мелких и крупных островов, отмелей и бухточек, где мини-подлодки могли прятаться, поджидая подходящую для атаки цель. К тому же день ото дня росла интенсивность судоходства противника на маршрутах, конечной целью которых был Антверпен.

К началу ноября 1944 года для действий в эстуарии реки Шельда соединение «К» подготовило 261-й дивизион СМПЛ типа «Бибер» (30 подлодок, еще 59 субмарин были в пути по дороге из Дании). Причем для данных субмарин в Голландии была подготовлена новая база - в Пуртерсхафене, небольшой бухте в искусственном судоходном канале «Новый водный путь» (Nieuwe Waterweg) , прорытом к 1872 году от местечка к западу от Мааслёйса до побережья Северного моря к северу от Хук-ван-Холланда (в то же время штаб дивизиона остался в Poттepдaмe). Находящаяся здесь судоверфь была окружена с севера и востока бухтой Вильгемины, а с юга - каналом «Новый водный путь».

Часть подлодок была размещена в железобетонных укрытиях, подготовленных для торпедных катеров, а остальные стояли у берега на воде, укрытые маскировочными сетями. «Биберам» была поставлена задача нарушать судоходство союзников в эстуарии реки Шельда - наводить их на конвои предполагалось по данным станции радиоперехвата, размещенной в Зирикзе на острове Схаумен. Правда, моряки в Пуртерсхафене не стремились вспоминать о том, что это местечко уже наметили для себя в качестве цели британские ВВС: 3 февраля 1944 года «Ланкастеры» сбросили на порт и верфь несколько тяжелых авиабомб «Толлбой» и серьезно разрушили их инфраструктуру.

Главным недостатком операций в районе эстуария Шельды в зимнее время была чрезвычайно плохая погода, учитывая, что для более или менее эффективных действий «биберов» волнение моря и сила ветра были не более 3-4 баллов. Иначе водителю субмарины пришлось бы тратить все силы на борьбу с морской стихией. Кроме того, «стартовать» следовало с началом отлива, чтобы преодолеть расстояние до района Флиссингена (Западная Шельда), равное примерно 40 милям, с помощью довольно сильного здесь отливного течения, что позволяло сэкономить топливо и силы подводников. Конечно, отлив должен был начинаться в дневное время, чтобы на закате подлодка оказывалась в районе операции - действовать днем было бессмысленно, так как господство надводных сил и авиации противника там было безусловным.

«Биберам», базировавшимся в Poттepдaмe и Пуртерсхафене, были приданы три сторожевых катера и группа речных тральщиков из состава Рейнской флотилии Кригсмарине, в задачу которых входила буксировка мини-подлодок в район Хеллевутслёйса, где последние запускали двигатели и уходили в самостоятельное плавание.

Первая операция с участием СМПЛ типа «Бибер» была запланирована на 19 декабря 1944 года: находившиеся в Пуртерсхафене субмарины разбили на две группы , чтобы максимально снизить угрозу обнаружения их противником. Первая группа из 12 мини-подлодок (командир - лейтенант-инженер Блессманн) должна была отправиться на задание от Хеллевутслёйса, а вторая, из 16 субмарин, от Хук-ван-Холланда. Причем выход на операцию обеих групп должен был осуществляться одновременно. Все планы сорвал сильный туман - операцию пришлось отложить.

Только 20 декабря первая группа отправилась на буксирах из Пуртерсхафена к Хеллевутслёйсу, но по дороге они понесли уже первые потери - две субмарины затонули, набрав воды от сильной волны, поднятой буксировавшими их сторожевыми катерами. Молодых водителей - боатсмаата Ниентита и обер-боатсмаата Шмидта - удалось вовремя поднять из ледяной воды и они вошли в состав второй группы, получив новые корабли. Оставшиеся 10 субмарин дошли до Хеллевутслёйса, где их укрыли под масксетями , а водителей разместили в «частном секторе».

Инструктаж перед выходом на операцию проводил лично корветен-капитан Бартельс, прибывший туда из штаба, который сообщил водителям, что после выполнения задания им надлежит привести свои подлодки на один из занятых немецкими войсками островов и доложить Бартельсу в Амстердам о результатах (затем подлодки надлежало вернуть в Хук- ван-Холланд) . «Биберы» вооружались одной торпедой и одной миной, которую надлежало поставить в эстуарии Шельды на маршруте движения конвоев противника.

Первые потери группа понесла сразу же после выхода в море: один буксировщик и один «Бибер» подорвались на минах около банки Западный Шоуэн, другая субмарина была сильно повреждена миной там же и вернулась в базу. Мини-подлодка лейтенант-инженера Блессманна в южной части эстуария Шельды была обнаружена британским патрульным катером MLI465 и потоплена, еще одну потопили в другом районе. Одна столкнулась с буем и затонула, другую потопили в районе буя NF 15. Успеха добилась единственная подлодка - боатсмаат Шульце обнаружил и 23 декабря в 16 часов 25 минут в пяти милях на ост-зюйд-ост от Флиссингена потопил идущее в конвое грузовое судно «Алан А. Дейл» (МV Alan A.Dale) водоизмещением 4702 т, шедшее из Нью- Йорка в Антверпен через Галифакс и загруженное боеприпасами, снаряжением, автомобилями, продовольствием и почтой. Впрочем, Шульце не долго наслаждался победой - на обратном пути у него вышел из строя компас и он выбросил субмарину на отмель, как оказалось, на территории , занятой противником. На следующий день он сдался в плен.

Вторая группа покинула Пуртерсхафен в 16 часов 8 минут 21 декабря: три тральщика тащили три «бибера» каждый, а четвертый тральщик играл роль боевого охранения. У острова Вурне сильный шторм заставил восемь подлодок повернуть назад и только штурманнсмаат Шток продолжил плавание. Больше его никто не видел. Впрочем, из вернувшихся подлодок три были потеряны: СМПЛ обер-ефрейтера Прицклинга «хлебнула» воды и пошла ко дну; боатсмаат Хадеринг наскочил на мину около Хук-ван-Холланда, а подлодка боатсмаата Ресина потонула около Пуртерсхафена.

Водители «биберов» часто маскировали перископы своих подлодок под плавучие птичьи гнезда.
Балтика начало 1945 г.

На следующий день в 17.30 вторая группа «биберов» совершила повторную попытку выйти на задание: четыре тральщика вели на буксире по две подлодки, а пятый вел одну субмарину - резерв на случай, если понадобится заменить какую-нибудь подлодку, потопленную волной от своего тральщика. Но ИМ вновь не повезло. К югу от Хук-ван-Холланда, у острова Вурне, когда «биберы» еще находились на буксирах, конвой обнаружили и атаковали британские торпедные катера. После второй атаки, около 22 часов, тральщики бросили «биберы» и укрылись В Хук­ван-Холланде: тут же четыре «бибера» были потоплены, одна субмарина затонула, запутавшись в буксире, другая мини-подлодка не смогла сняться с буксира и тоже затонула, а оставшиеся две были брошены водителями по техническим причинам. Так что на задание отправились только пять подводных лодок, но ни одна из них не вернулась.

Обер-фенрихи Лантсдорфф и Танк, обер-ефрейтор Крамер пропали без вести, обер-Фенрих Карнмер и обер-боцман Шмидт погибли (тело последнего нашли 29 декабря около Дюнкерка).

Причем 23 декабря на задание ушли еще шесть «биберов» из 262-го дивизиона и пять подлодок из 261-го дивизиона: две вернулись назад из-за поломок, а оставшиеся девять пропали без вести - позже стало известно, что два водителя попали в плен. В последующие дни «биберы» раз за разом выходили в море, но каждый раз - безрезультатно и с большими потерями. Это был настоящий шок для командования соединения «К», а гросс-адмирал Карл Дёниц стал называть водителей «биберов» и «мольхов» не иначе как «воинами-самоубийцами» (Opferkampfer). Еще бы - к концу 1944 года дивизионы потеряли 31 «бибер», а смогли потопить только одно судно противника. Причем, судя по отчетам, только восемь подлодок можно отнести к боевым потерям, остальные стали жертвами случайностей и технических поломок.

Хайнрих Берендонк писал по этому поводу: «В большинстве своем водители «биберов», одни раньше, другие позже, стали жертвами многочисленных врагов, к числу которых относились не только вражеские корабли и самолеты, но и коварные недруги, подстерегавшие водителей в самих «биберах»: истощение или ядовитыe газы. Время от времени немецкая служба радиоразведки перехватывала радиограммы противника с сообщениями о том, что какой-либо английский корвет или другой сторожевой корабль подобрали «Бибер» со спящим или мертвым водителем. В некоторых радиограммах сообщалось также о потоплении судов союзников в устье Шельды, и если в этот момент «биберы» находились на выполнении задания, то это было единственным подтверждением их успешных действий. Сами водители чаще всего пропадали без вести».

Тяжелые потери роттердамских «биберов» заставили командование соединения «К» провести передислокацию дивизионов. На Рождество резервный до той поры 266-й дивизион, находившийся в Гронингене, получил приказ перебазироваться в Роттердам, а другой дивизион, находившийся в городе Норден, должен был двинуться в Голландию, где ему надлежало стать резервом командующего соединением «К». Примерно в это же время в Эймейден двинулась первая группа новейших сверхмалых подводных лодок типа «Зеехунд», а шесть водителей 262-го дивизиона покинули Роттердам и направились в Хеллевутслёйс, где получили задание выйти к пол десятому утра 26 декабря к Флиссингену и атаковать конвой противника. Но на самом деле «биберам» пришлось вступить в схватку с боевыми кораблями Королевских ВМС Великобритании.

Первым в бой вступил «Бибер» матроса­ефрейтора Столпа, который 26 декабря примерно в полдесятого утра обнаружил судно водоизмещением 3-4 тысячи тонн и попытался с ним сблизиться для торпедной атаки. Однако вместо беззащитного транспорта на него из тумана неожиданно вынырнули три британских тральщика типа «Ярд» (Yard): BYМS-2213, BYМS-2141 и BYМS-222 1, которые выполняли задачу по тралению фарватера в районе буя NFI7. Идя очередным галсом, замыкающий тральщик обнаружил по правому борту перископ подводной лодки , а буквально тут же его заметил и командир головного тральщика BYMS-2213. Затем из воды показалась серая рубка мини-подлодки, после чего лейтенант резерва Королевских ВМС Великобритании Л. К. Харди быстро убрал трал и ринулся на таран. Бравому немецкому подводнику ничего не оставалось, как только сдаться в плен.

Первый акт драмы не успел закончиться, как тральщики BYМS- 2141 и BYMS-2221 обнаружили еще одну немецкую подлодку и сразу атаковали ее. Лейтенант Дж. Джобсон, из резерва ВМС, выключил электромагнитный трал и бросился в погоню. За ним последовал тральщик лейтенанта резерва Наппера. Вскоре первый таранил «Бибер» и обстрелял лодку из 20-мм пушки. Но немецкая субмарина не сдавалась, и тогда Джобсон завел на нее свой электромагнитный трал - при его выборке на поверхности неожиданно показалась попавшая в его двойное кольцо подлодка, тут же получившая новую «порцию» 20-мм снарядов. Вскоре «Бибер» скрылся под водой, а на поверхности появилось пятно горючего и масла.

Ближе к вечеру, в 19 часов 35 минут, акустик У. Филипс фрегата «Карзон» (HMS Curzon), принадлежащего к типу «Бакли» (данные корабли в количестве 46 единиц строились в 1942-1943 годах в США и по ленд-лизу передавались Королевским ВМС Великобритании), доложил о контакте с малой подводной целью - размером с половину буя, пересекшую курс корабля с правого борта. Фрегат в это время находился на противолодочном патрулировании - вместе с парой сторожевых кораблей сил береговой охраны (группа составляла «противолодочный патруль N916») . «Карзон» немедленно набрал скорость и атаковал противника серией из пяти глубинных бомб, но первая взорвалась слишком рано и временно ослепила акустическое оборудование фрегата. На устранение неисправности ушло 20 минут, но контакт был потерян. Продолжив патрулирование, «Карзон» вскоре вновь оказался на месте атаки и верхний вахтенный заметил на поверхности моря пятно топлива. Предположительно, фрегат потопил тогда один из «биберов».

СМПЛ типа «Бибер» с тактическим номером «90»,
обнаруженная и захваченная моторным катером с британского эсминца «Реди»

В тот же день фрегат «Риу» (HMS Riou, типа « Бакли» ) и эсминец «Хэмблдон» (HMS Hambledon, типа « Хант», первой серии), также находившиеся в противолодочном патруле, были атакованы неизвестной подлодкой, выпустившей с интервалом 30 минут две торпеды. Уклонившись от обеих торпед, корабли предприняли попытку обнаружить противника, но - безуспешно. Предположительно, что это была СМПЛ типа «Бибер».

Главным отправным пунктом для «биберов» до конца декабря 1944 года являлся Хеллевутслёйс: субмарины туда доставлял технический персонал , а подводники «грузились» в лодки уже в бассейне. 27 декабря, вдень, когда был запланирован последний в 1944 году выход «биберов» в море, в этом небольшом бассейне, расположенном за отделяющим его от моря шлюзом, произошла катастрофа. Самопроизвольно запустились две торпеды, которые сошли с направляющих и ударили по тральщику и по шлюзу, в результате чего 11 из 14 «биберов» были потоплены (лодки стояли с открытыми люками и поднявшаяся волна просто залила их), так же как и два буксира. Погибли шесть человек и трое пропали без вести. Позднее затопленные «биберы» были подняты, отремонтированы и отправлены на задание. Подробно этот случай описан в книге Хайнриха Берендонка (псевдоним Кайюс Беккер) «Свастика на море».

В итоге описанной катастрофы в море ушли только три подлодки , но успеха не добились: две пропали без вести, а СМПЛ «90» была найдена 29 декабря дрейфующей у Норт-Форленда, водитель находился внутри - он был мертв, при попытке отбуксировать «Бибер» в Дувр он затонул, но через 10 дней был поднят. После этого события главной отправной точкой стал Pоттердам, где водители «биберов» занимали места в мини-подлодках и по команде запускали двигатели. 3ачастую численность выходивших на задание групп достигала 20-30 кораблей.

«Сидя на спинках узких сидений, они почти до пояса высовывались через люки своих боевых рубок. Если вода в реке была спокойной и не было опасности, что волной захлестнет рубку, то водители преодолевали еще некоторое расстояние в этой легкомысленной «капитанской позе». Лишь приближаясь к открытому морю между островами Гуре и Вурне или у сигнального поста на молу Хук­ван-Холланд, водитель должен был срочно опуститься в свою тесную кабину и задраить люк над головой, потому что уже здесь их караулили вражеские истребители-бомбардиpoвщики от которых «биберов» могло спасти лишь мгновенное погружение», - пишет Хайнрих Берендонк.

Впрочем, достаточно часто водители мини-подлодок не успевали своевременно заметить самолеты противника и не могли уклониться от их атаки , вследствие чего операции регулярно срывались еще в непосредственной близости от Хук-ван-Холланда, спустя всего час или полтора после старта.

28 декабря 1944 года начальник оперативной группы «Голландия» капитан цурзее Вернер Мусенберг предложил приостановить на время эксплуатацию сверхмалых подлодок типа «Бибер», аргументировав это сложностями с доставкой их в районы передового базирования. Однако гросс-адмирал Карл Дёниц с этим не согласился и предложил Хейе и Мусенбергу более тесно координировать свои действия с командиром соединeния торпедных катеров, чтобы катера выходили в район эстуария реки Шельда и отвлекали на себя надводные корабли противника. В это время «биберы» могли бы более эффективно преодолевать оборону союзников и проникать в места наибольшего скопления его судов.

В конце 1944 года в Роттердаме осталось только 20 боеготовых СМПЛ типа «Бибер», операции которых были временно прекращены - до получения результатов первых боевых походов новейших СМПЛ типа «3еехунд». К началу нового года прибыло подкрепление: 15 «биберов» из 266-го дивизиона прибыли в Роттердам, а 30 «мольхов» из 413-го дивизиона - в Ассен с острова Гель­голанд. Но следующий выход на задание состоялся только в конце января - командование соединения «К» надеялось на блестящие результаты, которые должны были продемонстрировать новейшие сверхмалыe подводные лодки типа «3еехунд». Но последние свой первый экзамен, как известно, провалили. А тем временем союзные войска все глубже продвигались внутрь Рейха - было уже не до сантиментов, надо было использовать все, что было под рукой.

В ночь с 29 на 30 января 1945 года из Хеллевутслёйса вышли 15 «биберов»: один затонул вскоре после выхода, столкнувшись с большой льдиной; пять вернулись из-за технических поломок и повреждений от столкновения со льдом; пять пропали без вести или погибли, а одна на обратном выбросилась на берег ниже по течению от Хеллевутслёйса после 64 часов в море в поисках цели. Менее чем через неделю, 3 февраля, места базирования и складские комплексы дивизионов СМПЛ типов «Мольх» и «Бибер» подверглись массированному налету авиации противника, и операции с использованием этих подлодок были на некоторое время прекращены.

Всего в январе-феврале на боевые задания было направлено 29 «биберов» (15 и 14 соответственно), из которых 16 (10 и 6) были потеряны по тем или иным причинам, а противник потерь от действий стальных «бобров» не имел вовсе. В марте ситуация принципиально не изменилась.

«Бибер», захваченный «коммандос» З0-го штурмового отряда британской морской пехоты
на дороге Амьен - Бопам в сентябре 1944 г.

6 марта « биберы» вновь «отличились»: в гавани Роттердама, где базировались эти мини-подлодки, опять произошел самопроизвольный пуск торпеды. Результатом стало потопление 14 субмарин и еще 9 были повреждены. В тот же день на задание вышли 11 подлодок, но ни одна не вернулась: одну захватили в плен около Брескенса (напротив Флиссингена), четыре были найдены покинутыми своими водителями на побережье около Норт-Бевелэнда, Кнокке, Домберг и 3еебрюгге; одну потопили корабельным артогнем 8 марта у 8есткапелле, а еще пять пропали без вести. Суммарные же потери за март составили 42 СМПЛ из 56 имевшихся в дивизионах и выходивщих в море. Боевых успехов они не добились.

8 ночь с 11 на 12 марта командование Кригсмарине решило провести крупномасштабную операцию по нарушению вражеского судоходства в эстуарии реки Шельда: в море были направлены 15 «биберов», 14 «мольхов», а также катера-брандеры типа «Линзе» и торпедные катера. Потери были вновь впечатляющими - 13 «биберов» и 9 «мольхов». Четыре «бибера» 11 -12 марта были потоплены британскими «Суордфишами» из состава 119-й авиаэскадрильи около острова Шоуэна, четыре были потоплены патрульными катерами около Весткапелле, четыре подлодки 12 марта записали на свой боевой счет артиллеристы батарей береговой обороны у Брескенса и Флиссингена, один был уничтожен «Спитфайером» 12 марта около Уолчерена, а еще один - потоплен британским фрегатом «Реталик» (HMS Retalick) типа «Бакли» в 3.25 13 марта.

Трофейный «бибер», брошенный своим экипажем, 1945 г.

В британском военно-морском архиве имеется следующая запись о боевых действиях фрегата в том эпизоде:

«В 2 часа 17 минут сверхмалая подводная лодка, тип «Бибер», была обнаружена на курсовом угле 90 градусов правого борта. Был дан полный ход и открыт огонь из «пом- пома». Субмарина прошла на малой дистанции по правому борту, по ней был дан залп из пяти глубинных бомб, взрыватели которых установили на 50 футов. В тот момент подводная лодка низко сидела в воде и в 2 часа 27 минут прошла в 10 футах от правого борта. Дан залп из пяти глубинных бомб, установленных на 50 футов. Бомба, выпущенная из бомбомета правого борта, - я лично это видел - упала прямо на субмарину. Тут же последовал взрыв. Нет сомнений, что подводная лодка еще до этого получила попадания и, вероятно, затонула».

23 марта поздно вечером Хеллевутслёйс покинули 16 мини-подлодок типа «Бибер», вооруженные торпедой и миной, имея задачу атаковать конвои и выставить мины в эстуарии реки Шельда. На этот раз выход был более счастливым - в базу вернулись семь «биберов». Судьба остальных сложилась по-разному:

- один был найден брошенным на острове Шоуэн,

- еще один - потоплен британским «Бофайтером» из состава 254-й авиаэскадрильи около Гуре: два «Бофайтера», модификаций R и G, находились на «антизеехундовском патруле» и в 9.40 25 марта обнаружил и всплывший на поверхность «Бибер», водитель которого находился на корпусе подлодки, стоял за рубкой . Летчики задумали захватить подлодку и попытались связаться с базой, узнать, нет ли поблизости какого-нибудь своего корабля. Два часа спустя после контакта диспетчер сообщил экипажам «бофайтеров» приказ атаковать и потопить «Бибер», что те и сделали: «Бофайтер» R выполнил две атаки, а « Бофайтер» G - совершил четыре захода на цель. Водитель мини-подлодки спрыгнул с нее и бросился вплавь к голландскому берегу, до которого было отнюдь не близко;

- четыре «бибера» потопил уже упоминавшийся британский фрегат « Реталик» (HMS Retalick) , причем одного подводника удалось взять в плен,

- оставшиеся две подлодки пропали без вести.

Итог за март 1945 года: из 56 выходов СМПЛ типов «Бибер» и «Мольх» погибли 42 подлодки. Враг потерь вновь не понес.

Брошенный и частично разобранный "Бибер", найденный союзниками в одном из голландских бункеров

В апреле месяце командование Кригсмарине привлекало СМПЛ типа «Бибер» к операциям четыре раза. Тогда как «зеехунды» вели борьбу на удаленных коммуникациях и в территориальных водах Британии, пытаясь заходить иногда даже в Темзу, «биберы» и «мольхи» сражались на ближнем фронте - пытались нарушать судоходство в эстуарии реки Шельда. 9 апреля пять «биберов», вооруженных миной и торпедой каждый, были выпущены на боевое задание в эстуарий Шельды, но две субмарины вернулись в течение двух суток по причине поломок, одна подлодка напоролась на мину и затем затонула, а три остальные пропал и без вести. Вероятно, они стали жертвой патрулировавших район «бофайтеров» 236-й авиаэскадрильии «суордфишей» из 119 - й эскадрильи.

В конце концов командование соединения «К» решило отныне возложить на «биберы» задачу осуществления минных постановок. Поэтому 11 апреля два «бибера» вышли каждый с двумя минами из Зирекзе, имея задачу выставить их у Сандкрика. Одна субмарина задачу выполнила, а вторая, вероятно, стала «жертвой» британского «Суордфиша» из 119-й авиаэскадрильи. 21 апреля на постановку мин в эстуарий Шельды были направлены шесть «биберов», из них четыре не вернулись обратно. А 26 апреля «биберы», базировавшиеся на территории Голландии, совершили свой последний выход на боевое задание: четыре субмарины отправились из Пуртерсхафена выставлять мины в эстуарии Шельды. Одна села на мель и, повредив корпус, вернулась обратно; около Хук-ван­Холланда американский штурмовик «Тандерболт» атаковал три остальных подлодки и две потопил, а оставшийся «Бибер» вернулся назад. В обшей сложности за апрель на задания отправлялись 24 подлодки, из которых 19 были потеряны. Вновь - без достижения каких-либо положительных результатов. Война в Нидерландах была для «биберов» закончена.

Но «биберы» еще оставались в Дании и Норвегии, общее руководство действиями которых, так же как и СМПЛ типов «Мольх» и «Хехт», осуществлял капитан цурзее Фриц Беем (Fritz Boehm). Именно норвежский дивизион сверхмалых подводных лодок типа «Бибер» предпринял попытку на падения на военно-морскую базу советского Северного флота в Ваенге (в 1951 году Ваенга получила статус города и была переименована в Североморск) и, по возможности, на внешний рейд Мурманского порта, где им надлежало потопить или повредить крупные суда и корабли, в том числе и переданный линкор «Ройял Соверен», переименованный в «Архангельск». Для этого предлагалось задействовать мини-подлодки 265-го дивизиона соединения «К», которые в количестве 30 единиц с 9 октября 1944 года базировались на норвежский Кристиансанн на берегу пролива Скагеррак, район Южная Норвегия. Передислокация дивизиона в Норвегию была вызвана серьезными опасениями Гитлера насчет попытки союзников высадиться в Норвегии. Следует отметить, однако, что назначенные для атаки Ваенги «биберы» были специально присланы из Германии, а старший в группе обер-лейтенант Фахе (Fahje) был предварительно назначен и командиром боевого отряда.

Операция, получившая кодовое наименование «Цезарь», была задумана где-то в середине 1944 года, только в начале ноября восемь субмарин из 265-го дивизиона «биберов» (командир дивизиона обер-лейтенант Плёгер) прибыли в северную Норвегию, в район береговой батареи Торнденс (около Харстада). Вместе со сверхмалыми подводными лодками туда перебазировали и плавбазу «Блэк Уотч». Им и предстояло выполнить одну из самых амбициозных операций. Но мини-подлодки необходимо было вначале доставить как можно ближе к цели, так как их собственного боевого радиуса не хватало. В качестве носителей решено было использовать подводные лодки - только так можно было доставить «сверхмалютки» В район назначения, не опасаясь авиации противника.

Немцы уже проводили опыты с такой буксировкой «лодка-лодка» на Балтике и они были признаны успешными.

1 января 1945 года гросс-адмирал Дёниц и контр- адмирал Вагнер прибыли на аудиенцию к Гитлеру в его ставку на западном фронте «Адлерхорст» (Adlerhoгst), расположенную в Зигенберге, около города Бад-Наухайм, где доложили Верховному главнокомандующему о разработанном плане операции по атаке советской базы в Кольском заливе и атаке линкора «Архангельск». Другими целями, которые немцы предполагали торпедировать, были находящийся в бухте, по данным разведки, конвойный авианосец, а также эсминцы и груженые транспорты.

Шесть « биберов» могли выпyстить по ним 12 торпед. Фюрер находился в приподнятом настроении - первые результаты наступательной операции в Арденнах вселяли надежду, так что идея атаковать еще и советский Флот показалась Гитлеру весьма привлекательной.

Начало операции было запланировано на вечер 5 января 1945 года, с тем, чтобы 8 января «биберы» вышли к району назначения - по расчетам, Луна тогда должна была находиться в благоприятной фазе и обеспечить в 3 часа ночи достаточную освещенность для хорошего обзора водителям. Для задания из состава 13-й флотилии подводных лодок в Нарвике были выделены три океанские подлодки серии VIIС: U-295, U-739 и U-716. В тот день субмарины покинули базу и направились в море: каждая подлодка несла по два «бибера» - один стоял перед рубкой, а второй - за ней. Для операции были отобраны самые опытные водители. Одновременно с нападением «биберов», примерно в 2-3 часа ночи, на Ваенгу должна была совершить отвлекающий налет немецкая бомбардировочная авиация.

По плану операции, за 12 часов до часа «Х», примерно в 40 милях от советской базы, в точке к северо-западу от Кильдина, подлодки-носители должны были спустить «биберы», а рандеву после выполнения задания было назначено на четыре часа спустя около Сеть-Наволока: «биберы» должны были лечь на грунт и ждать подхода «субмарин-маток», обозначая свое местонахождение ударами ключа по обшивке мини-субмарины (впрочем, в ходе учения перед операцией выяснилось, что акустики «больших» субмарин плохо улавливают шум от такого стука). Причем эвакуировать сами «биберы» немцы не намеревались - необходимо было лишь забрать их водителей, а сами мини-подлодки надлежало затопить. Резервной точкой встречи был определен район около полуострова Рыбачий, часом позже времени встречи у Сеть-Наволока. Если водителя не подбирали в этих точках, он должен был совершить на субмарине переход в Персфьорд (район норвежского города Вардё), затопить подлодку и пешком идти в Швецию.

Назначенный командиром ударной группы капитан-лейтенант Вольфганг Вёрдеман вспоминал позднее (цитируется по книге Х. Берендонка «Немецкие морские диверсанты во второй мировой войне»): «Научный центр соединения «К» изготовил и прислал нам рисунки с начертанием всей береговой линии, вдоль которой нам предстояло двигаться. На рисунках силуэт побережья и все ориентиры были изображены под таким же точно ракурсом, под каким их должен был видеть водитель «Бибера» из своей возвышавшейся на полметра над поверхностью воды боевой рубки, находясь на определенном расстоянии от берега. Водители «биберов» с утра до вечера заучивали маршруты и расстояния, названия и очертания ориентиров, гидрорежимы данного морского района, время восхода луны и ее положение в различные часы ночи, вид звездного неба в районе Мурманска, установленные часы и пути отхода. Аэрофотоснимки и другие письменные материалы дополняли сведения о районе предстоящих боевых действий».

Здесь следует также добавить, что, по данным зарубежных источников, «помощь» в подготовке водителей «биберов» к предстоящей операции оказали два советских матроса (указываются имена Алексей и Иван), захваченных в плен у мурманского побережья экипажем немецкой подлодки U-995: именно они якобы сообщили «Ценные и подробные сведения» о деталях противолодочной и противокатерной обороны в Кольском заливе.

Если оценивать разработанный командованием соединения «К» план операции, то с егодняшних позиций, отвлекаясь от особенностей того периода войны, можно сделать весьма простой и четкий вывод: операция по нападению на советскую военно-морскую базу с использованием шести СМПЛ типа «Бибер» являлась фактически очередной авантюрой Кригсмарине, актом агонии погибающего под ударами союзников «тысячелетнего» Рейха. Частично это подтверждается и немецкими историками, указывающими, что весь расчет на успешное решение поставленной перед дивизионом боевой задачи строился на том, что «в три часа ночи русские посты наблюдения окажутся не особенно бдительными» . Проще говоря, командование соединения «К» рассчитывало «на авось». Но в реальности ситуация оказалась еще хуже - субмарины даже и не дошли до места атаки, просто сломались по пути.

Вечером 5 января, как и планировалось, три субмарины VII-й серии с «биберами» на борту покинули базу и, сопровождаемые катерными тральщиками, направились в открытое море. В точке к северу от Тромсё боевое охранение покинуло подводников, которые ночью отлежались на грунте в одном из Фьордов (переход осуществлялся отрядом подлодок только в надводном положении), а затем продолжили путь, но - не долго. Через некоторое время водители двух «биберов» (водители находились в своих подлодках) почувствовали запах паров бензина - обследовав свое заведование, они обнаружили течь в бензопроводах, которая предположительно возникла вследствие сильной вибрации от корпусов лодок-носителей во время перехода. Подводники решили устранить поломки своими силами, но через некоторое время - у мыса Нордкап - неисправности обнаружились у двух других подлодок: протечки бензопроводов и Фильтрация забортной воды. Тогда было решено атаковать Ваенгy четырьмя «биберами», но вскоре из строя выходит еще один, а затем и еще один - четвертый по счету - корабль. Это уже был конец - и операции, и боевому применению СМПЛ типа «Бибер» на севере. Впрочем, «Архангельска» в это время на месте не было, да и транспортов там тогда «в большом количестве» не наблюдалось.

Оценивая план рассмотренной операции, британские и американские историки указывают на недостаточное изучение командованием соединения «К» опыта применения аналогичных боевых средств итальянским и японским флотами. Так, итальянцы выполняли транспортировку своих групповых носителей «Майале», помещая их в специальные защитные контейнеры, прикрепленные к корпусу субмарины-носителя, что позволяло избежать влияния на них вибрации корпуса подлодки-матки и повысить безопасность их перевозки, а также защитить от воздействия льда, волн и сильного ветра. Немцы же просто поставили «биберы» на легкий корпус подлодок, причем мини-субмарины, стоявшие за рубкой ПЛ, находились прямо над машинным отсеком подлодки-носителя, где стояли мощные и сильно вибрирующие дизельные двигатели.

Еще одна интересная, и столь же неудачная, операция с участием СМПЛ типа «Бибер» проводилась соединением «К» В январе 1945 года: дивизиону «бобров» надлежало взорвать автомобильный мост через реку Ваал около Неймегена (Nijmegen), который в сентябре 1944 года был захвачен 82-й воздушно-десантной дивизией ВС США. До этого немцы уже пытались подорвать этот и расположенный недалеко железнодорожный мосты силами боевых пловцов соединения «К», но безрезультатно - удалось уничтожить лишь второй. Первый же был всего лишь поврежден, зато американцы после этого установили выше по течению четыре мощных сетевых заграждения и усилили оборону моста.

В ночь с 12 на 13 января 1945 года началась новая операция. Вначале немцы пустили вниз по течению 240 мин - в четырех партиях, которые должны были уничтожить сетевые заграждения. Следующим актом должен был стать выход 20 «биберов», перископы которых подводники предложили замаскировать под плавучие птичьи гнезда. Задачей этих подлодок было выпустить по оставшимся заградительным сетям торпеды с прикрепленными к ним крюками. Последние должны были зацепиться за сети, а взрыв торпед окончательно бы их уничтожить или, минимум, проделать в них бреши. И только после этого в дело вступала последняя грyппа - четыре «бибера», каждый из которых нес по одному 600-фунтовому заряду ВВ. После подхода к мосту на минимальную дальность, водители «биберов» должны были освободить заряды и направить их вниз по течению, к объекту атаки. Причем каждый заряд был оснащен фотоэлектрическим устройством, которое при проходе моста из-за смены условий освещенности должно было сработать и подать сигнал на взрыватель. Так ночью одна из важнейших транспортных артерий союзников должна была самым эффектным образом прерваться. На деле вышло по-иному: после взрывов первых мин многочисленная охрана моста открыла ураганный огонь и в конечном итоге последняя партия «биберов» не смогла близко подойти к мосту и пустила заряды издалека - ни один из них до моста не дошел, все детонировали раньше, еще даже не дойдя до сетевых барьеров.

Тем временем стремительно наступающие со всех сторон войска союзников свели на нет все усилия бойцов и командиров соединения «К». Хотя, справедливости ради, надо сказать, что в его недрах один за другим рождались не просто дерзкие планы, а идеи, граничащие с военной «фантастикой». Так, например, командование диверсионно-штурмового соединения разработало план внедрения сверхмалой подводной лодки типа «Бибер» в зону Суэцкого канала с целью его «закупоривания» и полного прекращения судоходства по этой важной судоходной артерии.

«Летающая лодка» Bv 222 «Викинг» должна была перебросить СМПЛ типа «Бибер» в район Суэцкого канала

Главной проблемой была доставка мини-подлодки в район канала. После недолгого обсуждения было решено остановиться на авиационном варианте: для этого «Бибер» необходимо было загрузить в фюзеляж «летающей лодки» Вv 222 «Викинг», самой большой «летающей лодки» в мире, имевшей размах крыла 4б м. В благоприятную с точки зрения погодные условий ночь последняя должна была опуститься на воду в районе Большого Соленого озера, расположенного между северной и южной частями Суэцкого канала, открыть днище своего фюзеляжа и спустить «Бибер» на воду, которому затем надлежало затаиться в засаде - в одном из наиболее узких участков канала - ждать.

Первое же крупное судно немецкая субмарина должна была торпедировать, причем таким образом, чтобы оно, затонув, загородило собой фарватер Суэцкого канала. Что касается водителя «сверхмалютки», то после выполнения важного боевого задания он должен был покинуть «Бибер» и предпринять попытку вернуться домой по суше, что было бы намного сложнее, чем торпедирование судна в канале. Естественно, что с большой долей вероятности немецкий подводник оказался бы в плену. 

Таким образом, одноместная СМПЛ типа «Бибер» преимущественно использовалось немцами для выполнения лишь отдельных боевых заданий по минированию близлежащих объектов. Чаще всего - для постановки минных банок в использовавшемся противником судоходном канале между двумя голландскими островами. На море же и в проливной зоне Ла-Манша и Па-де-Кале «биберы» были вынуждены уступить место более совершенной сверхмалой подводной лодке - «3еехунду».

 

 

 

 

+65 -1 голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос

Партнеры
Наши друзья
На форуме обсуждают
Интересные материалы
Copyright © 2012 все права защищены, при копировании ссылка на ресурс обязательна
las-arms.ru © 2012
Для связи с администрацией сайта:
support@las-arms.ru
admin@las-arms.ru