Киевское окружение. Часть 6. Заключительная




Продолжение темы о первых днях войны и крупнейшем окружении под Киевом.О военной технике, средствах защиты и другую интересную информацию ищем в соответствующих разделах.




Киевское окружение. Часть 6. Заключительная


В Начало

Потери. 
В сражении под Киевом войска Юго-Западного фронта понесли большие потери, о которых можно судить при сопоставлении боевого и численного состава Юго-Западного фронта на 1.9 с составом на 26.9 при учете, конечно, того, что вышло из окружения около 21 000 человек.
На 1 сентября 1941 г. в армиях имелось:

  • 21-я армия: 11 стрелковых дивизий, три кавалерийские дивизии;
  • 5-я армия: 10 стрелковых дивизий, две воздушно-десантные бригады, одна противотанковая артиллерийская бригада;
  • 37-я армия: 10 стрелковых дивизий;
  • 26-я армия: 7 стрелковых дивизий.

 

Всего в составе фронта находилось 38 стрелковых дивизий, 3 кавалерийские дивизии, восемь корпусных управлений, четыре армейских управления, 2 артиллерийские бригады, 29 артиллерийских полков, 2 отдельных артиллерийских дивизиона, 12 отдельных зенитно-артиллерийских дивизионов.

Личный состав, попавший в окружение, исчислялся в 452 720 человек (без ж.-д. войск).

Артиллерийский парк окруженных частей составляли 1194 полевых орудия (без 21-й армии) и 316 зенитных орудий (опять же без 21-й армии).
Следует отметить, что обычно называемая цифра в 665 тыс. пленных складывается из нескольких операций группы армий "Юг", а не только собственно окружения войск Юго-Западного фронта в сентябре 1941 г. В немецкой терминологии сражение называлось "битвой в бассейне Десны и Днепра".
Распределение по операциям показано в таблице 

Распределение пленных и захваченного вооружения между операциями групп армий "Центр" и "Юг" в бассейне Днепра и Десны

Группа армий "Юг"  Пленные  Танки  Орудия  ПТ  Пушки 
"Котел" восточнее Киева 11-26 сентября 1941 г.
1-я танковая группа 227 719 92 784 115
6-я армия 212 335 74 697 131
Борьба за Кременчугский плацдарм 31 августа - 11 сентября 1941 г.
17-я армия 13 400 148 51 1
XI корпус (в "котле" 11-26.09) 28 405 131 54 -
Плацдарм у Горностайполя(Окуниново) 4-10 сентября 1941 г.
6-я армия 11 106 6 69 20
Всего по ГА "Юг" 492 885 451 1655 267
Группа армий "Центр"
Сражение в районе Гомеля 132 985 301 1121 120
2-я армия и 2-я танковая группа 39 342 72 242 31
Всего по ГА "Центр" 172 324 373 1363 151

Всего

665 212 824 3018 418

Хорошо видно, что вклад 2-й танковой группы в киевский "котел" довольно скромный в расчете на число захваченных пленных. Основную работу сделали 6-я армия и 1-я танковая группа.

Деблокировочные действия. 
15 сентября главкому Юго-Западного направления было известно о том, что в районе Лебедин - Ахтырка началась выгрузка 100-й стрелковой дивизии и двух танковых бригад. В районе Зеньковка в этот день находился 2-й кавалерийский корпус (две кавалерийские дивизии). Полное сосредоточение этой группы войск могло быть к 19-20 сентября.

Следует заметить, что над деблокирующими действиями командования Юго-Западного направления довлела идея первоначального использования указанных резервов. Когда кавалеристы П. А. Белова и 100-я дивизия И. Н. Руссиянова получали приказ на переброску в полосу Юго-Западного фронта, их предполагалось использовать против прорвавшихся к Ромнам частей 3-й танковой дивизии.
Однако обстоятельства изменились, и командование было поставлено перед необходимостью менять спланированные заранее ходы. 
С оперативной точки зрения контрудар и деблокировочные действия имеют между собой существенное различие. 

Контрудар может и не иметь в виду организацию выручки выходящих из окружения, а деблокировочные действия только и организуются ради вывода или выхода из окружения. Для деблокады достаточно раздробить фронт окружения противника, образовать в нем небольшой коридор, чтобы вывести как можно быстрее окруженные войска; контрудар такую специфику действий не предусматривает.

Соответственно, и точки нанесения удара с целью деблокировать окруженных или предотвратить окружение различны.

Но С. К. Тимошенко по неясным причинам не стал менять первоначальный план контрудара, задуманного еще до того, как дивизии двух танковых групп встретились под Лохвицей. Этими обстоятельствами и объясняется его решение организовать к 20-21 сентября именно наступление (контрудар) в районе Ромны силами 2-го кавалерийского корпуса, двух танковых бригад и 100-й стрелковой дивизии, а не деблокировку окруженных.

Главком Юго-Западного направления решил организовать конно-механизированную группу в составе 2-го кавалерийского корпуса, 100-й стрелковой дивизии, 1-й и 129-й танковых бригад. Командиром группы был назначен генерал-майор П. А. Белов. Ближайшей задачей конно-механизированной группы было овладение Ромнами.

C. K. Тимошенко предполагал, видимо, что овладение этим пунктом откроет путь отхода окруженным войскам. 
Корпус П. А. Белова должен был начать наступление уже 16-17 сентября, не ожидая подхода танковых бригад и стрелковой дивизии. 16-го числа этот 2-й кавалерийский корпус уже был на подступах к Ромнам, 17 сентября он начал наступать, но оборонявшиеся немецкие части 3-й танковой дивизии упорно сопротивлялись. Обороне в Ромнах благоприятствовали условия местности, немцы имели возможность опереться на рубеж слияния рек Сула и ее притока, реки Б. Ромен.

Наконец, 18 сентября в бой включилась 129-я танковая бригада, но наступление успеха опять не имело. 20 сентября подоспела 1-я танковая бригада, но наступление также не имело успеха.

Г. Гудериан в своих мемуарах описывал этот эпизод следующим образом:

С 18 сентября сложилась критическая обстановка в районе Ромны. Рано утром на восточном фланге был слышен шум боя, который в течение последующего времени все более усиливался. Свежие силы противника - 9-я кавалерийская дивизия и еще одна дивизия совместно с танками - наступали с востока на Ромны тремя колоннами, подойдя к городу на расстояние 800 м.
С высокой башни тюрьмы, расположенной на окраине города, я имел возможность хорошо наблюдать, как противник наступал, 24-му танковому корпусу было поручено отразить наступление противника. Для выполнения этой задачи корпус имел в своем распоряжении два батальона 10-й мотодивизии и несколько зенитных батарей. Из-за превосходства авиации противника наша воздушная разведка находилась в тяжелом состоянии. Подполковник фон Барсевиш, лично вылетевший на разведку, с трудом ускользнул от русских истребителей. Затем последовал налет авиации противника на Ромны. В конце концов нам все же удалось удержать в своих руках город Ромны и передовой командный пункт.

Дивизия И. Н. Руссиянова выгрузилась и после 100-километрового марша вступила в бой.
С 21 сентября конно-механизированная группа, получившая наконец в свой состав стрелковую дивизию, возобновила упорные атаки в районе Ромны, чередуя оборону с наступлением, хотя атаки эти не имели уже никакой перспективы.

Что могло вообще дать овладение Ромнами? Узел путей в Ромнах нам был не нужен, потому что к Ромнам никто из наших войск не отходил. Мостов и переправ здесь также не было. Оковывание наших сил в районе Ромны было выгодно только для противника, так как отвлекало эти силы от других районов, где могли быть осуществлены деблокировочные действия с реальными шансами на успех.

Наиболее удобным районом для деблокировочных действий могла быть полоса местности на линииРомны - Гадячмежду реками Суда и Хорол.
2-й кавалерийский корпус с двумя свежими танковыми бригадами (100 танков) в этой полосе смог бы причинить немцам больше неприятностей, нежели в позиционных боях под Ромнами. Если бы в этой же полосе смогли участвовать еще две танковые бригады 5-го кавалерийского корпуса, то, очевидно, были бы созданы благоприятные условия для выхода из окружения более значительной группы войск ЮЗФ, нежели та, которая вышла.

Но понимание этого пришло слишком поздно. С. K. Тимошенко наконец организовал новый удар в направлении на Лохвицу только 23 сентября. 
2-й кавалерийский корпус должен был выделить для этого 5-ю кавалерийскую дивизию с 1-й танковой бригадой.
Не завершились успехом и деблокировочные действия 5-го кавалерийского корпуса Ф. В. Камкова. Корпус, взятый главкомом С. К. Тимошенко под личное руководство, выдвигался в период 15-19 сентября на фронт Гадяч - Рашивка. Но выйдя на этот фронт, он ограничился обороной своего расположения; против него действовала на внешнем фронте окружения (протяжением около 100 км) 16-я моторизованная дивизия, а с юга на левый фланг сильно нажимала 101-я легкопехотная дивизия немцев.

Наступательные бои конно-механизированной группы П. А. Белова в районе Ромны продолжались непрерывно вплоть до 23 сентября. 24 сентября 5-я кавалерийская дивизия пыталась повернуть фронт наступления на юг в направлении Лохвицы, но там она встретилась с авангардом 9-й немецкой танковой дивизии и вынуждена была остановиться.

Наша 1-я танковая бригада в этот день приводила себя в порядок. Одновременно со стороны Ромны противник атаковал 100-ю стрелковую дивизию и 9-ю кавалерийскую дивизию, которая стала отходить на восток. 

25 сентября уже немцы наступали восточнее Ромны и оттеснили к 26.9 2-й кавалерийский корпус на восток на рубежОльшана - Липовая Долина. 

Так закончились деблокировочные действия наших войск. К сожалению, как действия командования Юго-Западного фронта по прорыву изнутри кольца, так и действия Юго-Западного направления по прорыву внешнего фронта окружения извне нельзя охарактеризовать с лучшей стороны.
М. П. Кирпонос проявил в организации прорыва пассивность и фактически отказался от ударов по внутреннему фронту окружения.
С. К. Тимошенко вместо деблокировочных действий предпринял контрудар по Ромнам, замысел которого сложился задолго до окружения войск Юго-Западного фронта и уже не соответствующий обстановке. 

Восстановление фронта. 
После окружения противником основных сил Юго- Западного фронта в распоряжении советского командования для прикрытия белгородского и харьковского направлений имелись войска 40-й и 38-й армий, оказавшихся вне кольца окружения, 2-го и 5-го кавалерийских корпусов и около пяти авиадивизий. 

40-я армия в составе отряда Чеснова, 293-й стрелковой дивизии, 3-го воздушно-десантного корпуса, 227-й стрелковой дивизии, остатков 10-й танковой дивизии с 15 по 29.9 удерживала свои позиции по р. Сейм.

С целью образования внешнего фронта окружения 20 сентября немцы атаковали центр построения войск 40-й армии, нанося удар силами 17-й танковой дивизии и мотополка "Великая Германия" от Путивля на Бурынь. Фронт на стыке 3-го воздушно-десантного корпуса и 293-й стрелковой дивизии оказался прорванным, и войска армии начали отходить на рубеж Веселое - Ворожба - Белополье - Терны, закрепившись к 26 сентября на этом рубеже. 
В районе Сумы в состав армии начала прибывать и разгружаться 1-я мотострелковая дивизия.

38-я армия в период с 15 по 20.9 после того, как с левого фланга армии убыл 5-й кавалерийский корпус, осталась в составе четырех стрелковых дивизий и потому не могла противостоять напору почти семи пехотных дивизий 17-й немецкой армии и стала отходить, сосредоточивая свои силы для прикрытия района Полтавы.

Но так как отход армии проходил в полосе местности, резко поделенной рекой Ворскла на две равные части, естественно, силы армии дробились этой рекой тоже пополам. Командарм 38-й, видимо, затруднялся, направить ли прибывающие из Резерва Главкома 226-ю и 169-ю стрелковые дивизии (из состава 6-й армии Южного фронта) на правый берег р. Ворскла для обороны г. Полтавы или оставить их на левом берегу, так как противник угрожал своим движением на Красноград обойти левый фланг армии.

226-я стрелковая дивизия не успела занять Полтаву, так как противник захватил ее 19 сентября с ходу. В течение 19-20 сентября в районе Полтавы происходили упорные бои. Наши войска стремились выбить немецкие части из Полтавы, но успеха не имели.

20 сентября силами 295-й пехотной дивизии был захвачен Красноград, в котором в этот день, кроме гражданского ополчения, наших войск не было.
38-я армия оставила район Полтавы и стала отходить дальше на восток, выделив часть своих сил для ведения боев в районе Краснограда.
Поскольку немецкое командование стремилось как можно быстрее высвободить подвижные соединения для наступления на московском направлении, образовавшаяся брешь на южном фланге советско- германского фронта не была использована для дальнейшего продвижения на восток. Это позволило советской стороне восстановить фронт.
К исходу 26.9 войска Юго-Западного фронта занимали следующее положение:

  • 40-я армия (отряд Чеснова, 3-й воздушно-десантный корпус, 293-я и 227-я стрелковые дивизии, 1-я мотострелковая дивизия) - занимала оборону на фронте Теткино - Ворожба - Ольшана;
  • 21-я армия (100-я стрелковая дивизия, 2-й кавалерийский корпус, 1-я и 129-я танковые бригады, остатки 297-й стрелковой дивизии, 5-й кавалерийский корпус, 212-я стрелковая дивизия, 3-я и 142-я танковые бригады) - вела оборонительные бои на фронте Ольшана - Гадяч - Шишаки - Диканька;
  • 38-я армия (34-я кавалерийская дивизия, 132-я танковая бригада, 300-я, 226-я, 169-я, 199-я, 304-я стрелковые дивизии, 76-я, 47-я горно- стрелковые дивизии) - вела оборонительные бои на фронте Гавронцы - H. Кочубеевка - Карловка - Красноград , имея против себя части 100-й, 57-й, 9-й, 68-й, 295-й и 297-й пехотных дивизий.

Главные силы 1-й танковой группы заканчивали перегруппировки для наступления против Южного фронта.
Главные силы 6-й армии противника также еще не подошли, так как были заняты ликвидацией котлов окружения.
Главные силы 2-й танковой группы и XXXXVIII моторизованный корпус также перемещались в полосу Брянского фронта. 
Во 2-ю армию с целью дальнейшего использования в битве за Москву были переданы 98-я пехотная дивизия 12 сентября, 262-я пехотная дивизия 27 сентября (вошла в состав 2-й танковой группы). 25 сентября в состав войск группы армий "Центр" была возвращена 293-я пехотная дивизия, 27 сентября за ней последовали 45-я, 134-я пехотные дивизии.
Решение командующего войсками Юго-Западного фронта, как видно по его директиве N 28/оп от 27 сентября , заключалось в переходе всеми армиями к обороне:

Задача войск фронта - организовать прочную оборону и не допустить прорыва противника на восток.

Самое большое сражение в мировой истории - сражение на окружение завершилось. 

Итоги и уроки.
У читателей может возникнуть законный вопрос: "Может быть, приказ удерживать Киев был пустым упрямством И. В. Сталина, стремившегося как можно дольше не сдавать столицу Украины во имя политических целей?" 

На мой взгляд, это всего лишь один из шестидесятиических мифов периода разоблачения "культа личности". Одним из хрестоматийных примеров подобного рода является "Сталин управлял войсками по глобусу". Против версии об удержании Киева любой ценой говорит достаточно характерный эпизод последних дней существования Юго-Западного фронта.

В тот же день, когда В. И. Тупиков отправил свое "паническое донесение", командующий М. П. Кирпонос просил разрешение перенести свой командный пункт из Прилуки в Киев, намереваясь стягивать к Киеву все свои войска, чтобы организовать боевые действия в условиях окружения, опираясь на оборону в районе Киева.
Ответ начальника Генштаба по этому запросу гласил:

Без разрешения Главкома ЮЗН КП из Прилуки не переносить. В случае крайней необходимости КП переносить ближе к войскам....

С. К. Тимошенко также не дал санкцию на перенос командного пункта фронта в Киев. Если бы основной задачей было маниакальное удержание Киева, то предложение перенести штаб в Киев было бы наверняка поддержано Б. М. Шапошниковым и C. K. Тимошенко.

В Киеве и прилегающем к нему районе находились огромные запасы боеприпасов, горюче-смазочных материалов, продовольствия, фуража, и, следовательно, войска, отошедшие к Киеву, получали возможность, базируясь на эти запасы, оказать длительное сопротивление противнику.
Приказы удерживать Киев связаны только с одним - стремлением удержать пехотные дивизии 6-й армии на Днепре. Когда Киев был оставлен, эти пехотные дивизии сравнительно быстро переправились на восточный берег реки и приняли активное участие в рассечении и уничтожении остатков 37-й армии.

Оставление Киева несколькими днями раньше грозило открытием этого ящика Пандоры с густыми массами людей в униформе фельдграу. 
Предвижу возражение: "А как же предложение Г. К. Жукова оставить Киев, за которое он был отправлен из Генштаба руководить Резервным фронтом?" 
Не следует преувеличивать радикальности предложений Георгия Константиновича. Откроем "Воспоминания и размышления" и послушаем, что же было предложено 29 июля:

Я не ответил и продолжал: - Юго-Западный фронт уже сейчас необходимо целиком отвести за Днепр. За стыком Центрального и Юго-Западного фронтов сосредоточить резервы не менее пяти усиленных дивизий.
- А как же Киев? - в упор смотря на меня, спросил И. В. Сталин.

Я понимал, что означали два слова "сдать Киев" для всех советских людей и, конечно, для И. В. Сталина. Но я не мог поддаваться чувствам, а как начальник Генерального штаба обязан был предложить единственно возможное и правильное, по мнению Генштаба и на мой взгляд, стратегическое решение в сложившейся обстановке.
- Киев придется оставить, - твердо сказал я. Наступило тяжелое молчание...

Отвод за Днепр означал, во-первых, отвод из Припятской области 5-й армии М. И. Потапова и 27-го стрелкового корпуса, во-вторых, оставление находившихся на правом берегу укреплений Киевского УРа и сдачу находившихся на правом берегу кварталов города с сохранением позиций в Дарнице. Но не более того.

Проблемы защиты от "канн" силами 1-й и 2-й танковых групп предложение Г. К. Жукова решить не могло. Города Бахмач, Ромны, Лохвица, через которые проходил путь танков Гудериана, лежат намного восточнее предложенной Г. К. Жуковым линии отвода войск. Для ликвидации угрозы окружения Юго-Западного фронта в том виде, в котором она материализовалась в сентябре месяце, нужно было отойти с рубежа Днепра за Сулу или Псел.

С оперативной точки зрения у предложения Г. К. Жукова есть как свои плюсы, так и свои существенные минусы.
Отвод армии М. И. Потапова и корпуса П. Д. Артёменко высвобождал силы для обороны северного фаса киевского выступа от наступления армии Вейхса. Но вместе с тем такой отход высвобождал и немецкие соединения, которые были вынуждены вести невыгодные в тактическом плане бои в Припятской области. Потеря политического лица со сдачей Киева совершенно не стоит тех преимуществ, которые дает сдача КиУРа и построение обороны строго по рубежу Днепра.

Дальнейшие предложения Г. К. Жукова, выдвинутые уже в качестве командующего Резервным фронтом, сводились к удержанию рубежа по реке Днепр и парированию угрозы окружения контрударом во фланг 2-й танковой группы. Этот вариант и был реализован на практике, более того, Г. К. Жуков принял в его осуществлении самое деятельное участие, сковав 43-й армией главные силы XXXXVI моторизованного корпуса немцев.
На что же рассчитывало советское командование, принимая решение об удержании Киева и рубежа Днепра в августе месяце? Уже с первых переговоров между начальником Генерального штаба Красной армии и командующим Юго-Западного фронта видно ледяное спокойствие Б. М. Шапошникова и достаточно нервная реакция на происходящее М. П. Кирпоноса. 

Прорыв дивизии Вальтера Моделя к Ромнам вызвал настоящую бурю эмоций. Сегодня, более чем 60 лет спустя, мы можем задать вопрос: "А что Ромны?" Если знать, что к Ромнам перебрасывается 100-я стрелковая дивизия, две танковые бригады и 2-й кавалерийский корпус, то вполне можно понять маршала Шапошникова, который достаточно спокойно отреагировал на прорыв немцев к городу. При условии того, что с Кременчугского плацдарма наступает только пехота, сдержать или существенно замедлить продвижение 3-й танковой дивизии XXIV моторизованного корпуса представляется вполне реальным. В худшем случае немцы могли бы выставить против указанных резервов две танковые и одну моторизованную дивизии, растянувшиеся на большом фронте к северу и югу от Ромны, да и к тому же ведущие борьбу на два фронта.

При таком раскладе предотвратить смыкание за спиной армий Юго-Западного фронта наступающей с Кременчугского плацдарма пехоты 17-й армии и подвижных частей Гудериана было вполне достижимой целью. 

Но 12 сентября выяснилось, что стратегия советского командования строилась на ложном тезисе об использовании подвижных соединений Эвальда фон Клейста против Южного фронта. Танковые и моторизованные соединения, доселе скованные в полосе Южного фронта, были с фантастической скоростью рокированы на Кременчугский плацдарм и без дня отдыха начали наступление на Хорол.
Против двух танковых групп Юго-Западный фронт устоять уже не мог.

Главным итогом сражения Юго-Западного фронта был выигрыш времени. Операция "Тайфун" началась в солнечные дни "бабьего лета", но буквально через два-три дня после ее начала пошли дожди и дороги превратились в "направления". Ведение наступления вдоль крупных магистралей делало действия немцев более предсказуемыми и тем самым облегчало задачу обороняющегося.

Рокировав резервы с Северо-Западного направления и с Дальнего Востока, советские войска под руководством Г. К. Жукова смогли сначала остановить продвижение немцев, а затем и повернуть его вспять.

+7 0 голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос

Партнеры
Наши друзья
На форуме обсуждают




Copyright © 2012 все права защищены, при копировании ссылка на ресурс обязательна
las-arms.ru © 2012
Для связи с администрацией сайта:
support@las-arms.ru
admin@las-arms.ru