Киевское окружение. Часть 1




Киевское окружение. Начало. О военной технике, средствах защиты и другую интересную информацию ищем в соответствующих разделах.




Киевское окружение. Часть 1


В Начало

Увертюра.
Отражение штурма КиУР. В ночь на 7 августа на направление главного удара наступавших на Киев немецких войск была переброшена 5-я воздушно-десантная бригада полковника А. И. Родимцева. Проведенная бригадой контратака позволила на какое-то время стабилизировать положение. Но все это были лишь полумеры. Десантники не имели боевого опыта и тяжелого оружия, и противопоставить немецкой пехоте они могли только высокий боевой дух. Катастрофического развития ситуации под Киевом советскому командованию удалось избежать только вводом в бой свежесформированных дивизий. В состав войск 37-й армии передавались 284-я стрелковая дивизия полковника Г. П. Панкова и 295-я стрелковая дивизия полковника И. Д. Андрюкова. Уже вечером 8 августа, в день ввода в бой бригады А. И. Родимцева, было выгружено два эшелона 284-й стрелковой дивизии. Прибытие 284-й дивизии позволило 11 августа провести результативную контратаку в районе Мышеловки. 12-14 августа были освобождены Тарасовка, Новоселки, Чабаны и Пирогово. При этом были деблокированы ДОТы КиУРа, которые в течение почти недели вели бой в окружении. К 16 августа положение было полностью восстановлено, и обстановка под Киевом стабилизировалась.

Схема контрнаступления советских войск на окраинах Киева 11-12 августа 1941 года.

Планы сторон.
Основным руководящим документом, с которым командование Юго-Западного направления вступило в сражение за Киев, была директива Ставки ВГК № 001084 от 19 августа 1941 г. В ней давалась следующая оценка обстановки:

"1. Противник сосредоточил превосходные (так в документе, правильнее - "превосходящие".) силы на Украине, имея целью овладеть Киевом и Одессой, занять всю Правобережную Украину и нанести отдельные поражения нашим войскам. 
Упорно обороняющиеся наши части заставили противника понести тяжелые потери под Киевом, Каневом, Черкассами и Одессой. Киев и Одессу, а также Днепропетровск и Херсон противник взять не мог. Создавая из Правобережной Украины плацдарм для дальнейшего наступления , противник, по-видимому, поведет его:

  • в обход Киева с севера и юга с целью овладения Киевом и выхода в район Чернигов - Конотоп - Пирятин - Черкассы;
  • в направлении Кременчуг, Полтава, Харьков;
  • с фронта Кременчуг, Николаев на восток для захвата Донбасса и Северного Кавказа;
  • на Крым и Одессу".

Если судить по этому документу, то советское командование предполагало охват Киева с севера и юга, но со сравнительно небольшим замахом "клещей". Основные действия немцев согласно этому документу расценивались Ставкой как направленные на решение задачи разгрома экономики СССР. 
 

Задачей Юго-Западного фронта было:

 "Обороняясь за р. Днепр по восточному его берегу от Лоева до Переволочной, во что бы то ни стало удержать за собой Киев и прочно прикрыть направления на Чернигов, Конотоп и Харьков. При занятии новой оборонительной линии выделить в резерв фронта не менее 8 стрелковых дивизий".

Задачей Южного фронта было:

 "Обороняясь по восточному берегу р. Днепр от Переволочной до устья и на тет-де-понах у Днепропетровска, Херсона, Берислава, не допустить противника на восточный берег р. Днепр и прочно прикрыть Днепропетровск, Запорожье и Херсон. Во фронтовом резерве иметь не менее пяти стрелковых дивизий".

Если советское командование уверенно приняло решение удерживать в полосе Юго-Западного и Южного фронтов рубеж Днепра, то руководство Третьего рейха все еще колебалось относительно тех задач, которые нужно решить до наступления холодов. 18 августа командование сухопутными войсками представило на рассмотрение А. Гитлера свои предложения о дальнейшем ведении операций.

Неудавшаяся попытка 1-й танковой группы и 6-й армии немцев овладеть Киевским укрепленным районом в июле – августе 1941 года

Исходными тезисами, на которых строился план ОКХ, были следующие: 
"Группировка сил вражеской армии позволяет сделать вывод, что в настоящее время после разгрома ее сил перед фронтом группы армий "Юг" и в условиях намечающегося успеха войск группы армий "Север" основная масса живой силы противника находится перед фронтом группы армий "Центр". Судя по этому, русские, по всей видимости, рассматривают наступление группы армий "Центр" в направлении Москвы как главную угрозу. Они используют все силы и средства (сосредоточение войск, оборонительные работы), чтобы наверняка остановить это наступление. Нельзя предполагать, что противник существенно ослабит свои силы перед фронтом группы армий "Центр" в пользу создания новых группировок перед фронтом группы армий "Юг" или "Север". Скорее возможна другая вероятность, что он попытается ввиду недостатка сил, который постепенно становится все более ощутимым, отвести назад далеко выступающие вперед фланговые группировки и вновь создать сплошной оборонительный фронт на возможно короткой линии. Об этом свидетельствует попытка отвода войск под Гомелем. Пока еще невозможно определить, отведет ли он вслед за этим на восток за Днепр также и 5-ю Красную армию".

Мы видим, что отвод советских войск с рубежа Днепра представлялся более чем желательным событием. 

Основным фактором, значение которого подчеркивалось особо, было время:
"Для продолжения операций группы армий "Центр", учитывая метеорологические условия, мы располагаем лишь сентябрем и октябрем". 
Также предполагалось, что группы армий "Юг" и "Север" смогут своими силами без посторонней помощи выполнить поставленные перед ними задачи.
Задачи эти предусматривали ведение в полосе группы армий "Юг" действий сковывающего характера силами пехотных соединений:
"Группа армий "Юг" планирует начать 23 августа силами 6-й армии наступление против 5-й Красной армии. В случае если 5-я Красная армия к этому моменту будет занимать свое нынешнее положение и не отойдет, то можно рассчитывать, что части 6-й армии, поворачивающие на восток, к началу сентября выйдут к Днепру севернее Киева. Таким образом, в первых числах сентября (предположительно 5-9) на фронте 17-й армии будет форсирован Днепр, если не удастся захватить плацдармы раньше. Тем самым активизируются действия группы армий "Юг" восточнее Днепра. Таким образом, наступление группы армий "Центр" в целом совпадет по времени с наступлением группы армий "Юг". Этот факт дает ту выгоду, что действующие перед группой армий "Юг" и "Север" вражеские силы окажутся скованными и будет затруднена переброска войск противника против внутреннего фланга той или другой группы армий".
Однако Гитлер не согласился с предложенным ОКХ вариантом. Основным руководящим документом для германской армии стал приказ А. Гитлера от 21.8.1941 г., о котором Ф. Гальдер сказал: "Эта директива имеет решающее значение для всей Восточной кампании". Суть директивы состояла в следующем:

  1. Важнейшей задачей до наступления зимы является не захват Москвы, а захват Крыма, промышленных и угольных районов на реке Донец и блокирование путей подвоза русскими нефти с Кавказа. На севере такой задачей является окружение Ленинграда и соединение с финскими войсками.
  2. На редкость благоприятная оперативная обстановка, сложившаяся в результате выхода наших войск на линию Гомель, Почеп, должна быть незамедлительно использована для проведения операции смежными флангами групп армий "Юг" и "Центр" по сходящимся направлениям. Целью этой операции должно являться не только вытеснение за Днепр 5-й русской армии частным наступлением 6-й армии, но и полное уничтожение противника, прежде чем его войска сумеют отойти на рубеж Десна - Конотоп - Сула. Тем самым войскам группы армий "Юг" будет обеспечена возможность выйти в район восточнее среднего течения Днепра и своим левым флангом совместно с войсками, действующими в центре, продолжать наступление в направлении Ростов, Харьков.
  3. От группы армий "Центр" требуется, чтобы она, не считаясь с планами последующих операций, бросила на проведение вышеупомянутой операции такое количество сил, которое обеспечило бы выполнение задачи по уничтожению 5-й русской армии и в то же время позволяло группе армий отражать атаки противника на центральном направлении на таком рубеже, оборона которого потребовала бы минимального расхода сил.
  4. Захват Крымского полуострова имеет первостепенное значение для обеспечения подвоза нефти из Румынии. Всеми средствами, вплоть до ввода в бой моторизованных соединений, необходимо стремиться к быстрому форсированию Днепра и наступлению наших войск на Крым, прежде чем противнику удастся подтянуть свежие силы".

Было намечено ударами по флангам окружить и разгромить войска Юго-Западного фронта. На оперативном уровне операция являла собой классические "канны" со сковывающей группировкой в центре и двумя ударными кулаками на флангах. Через всю директиву проглядывает полемика А. Гитлера с вариантом ОКХ. Говоря о необходимости уничтожения 5-й армии, А. Гитлер фактически сомневается в возможностях группы армий "Юг" "без посторонней помощи" решить задачу эффективного сковывания правого крыла Юго-Западного фронта. Поэтому вместо частной операции армии Рейхенау против правого крыла войск Юго-Западного фронта предполагалось предпринять наступление главных сил 2-й танковой группы, 2-й армии (из группы "Центр") в направлении с севера на юг. Ось наступления пролегала через Конотоп на Ромны, с дальнейшим развитием наступления через Чернигов, Нежин на Пирятин и через Чернигов на Киев. Точно так же ставилась под сомнение возможность  "без посторонней помощи" сделать что-либо существенное силами 17-й армии.

Против левого крыла войск Юго-Западного фронта намечалось провести наступление главных сил 1-й танковой группы с юга на север в основном направлении через Кременчуг - Миргород на Ромны с развитием наступления от Кременчуга на Пирятин и от Кременчуга вдоль северного (левого) берега Днепра на Киев. Внешний фронт окружения должен был быть образован продвижением пехотных соединений 17-й армии от Кременчуга на Полтаву и Красноград. Особенностью спланированной немецким командованием операции была разница в сроках начала наступления северной и южной ударных группировок. Северная должна была начать наступление на 5-10 суток раньше южной. Это было обусловлено необходимостью рокировать подвижные соединения 1-й танковой группы с правого крыла группы армий "Юг". Проще говоря, танковые дивизии Эвальда фон Клейста еще предстояло перебросить с днепропетровского плацдарма и других углов фронта, в которые они были загнаны в августе месяце. Одновременно против войск Южного фронта немцы намечали осуществить наступательную операцию с Каховского (Бериславского) плацдарма главными силами 11-й немецкой армии, XXXXIX горно-егерского корпуса 17-й армии и соединений румынской армии. Основными операционными направлениями были: Каховка - Мелитополь и Каховка - крымские перешейки. Причины выбора этих направлений вполне очевидны (см. вышеприведенную директиву А. Гитлера). Правда, командование группы армий "Юг" проигнорировало слова фюрера о подвижных соединениях и содействовать 11-й армии должен был только горно-егерский корпус Кюблера. В 20-х числах августа о принятых, как выражался Гальдер, "в стратосфере" решениях были поставлены в  известность непосредственные исполнители разработанных планов.

Наибольшее неудовольствие приказ о повороте на юг вызвал у командующего 2-й танковой группой Гейнца Гудериана: "23 августа я был вызван в штаб группы армий "Центр" на совещание, в котором принимал участие начальник Генерального штаба сухопутных войск. Он сообщил нам, что Гитлер решил наступать в первую очередь не на Ленинград и не на Москву, а на Украину и Крым. Для нас было очевидно, что начальник Генерального штаба генерал-полковник Гальдер сам глубоко потрясен тем, что его план развития наступления на Москву потерпел крах. Мы долго совещались по вопросу о том, что можно было сделать, чтобы Гитлер все же изменил свое "окончательное решение". Мы все были глубоко уверены в том, что планируемое Гитлером наступление на Киев неизбежно приведет к зимней кампании со всеми ее трудностями, которую ОКХ хотело избежать, имея на это все основания"{33}. Гудериану было, конечно, легко рассуждать о продолжении наступления на Москву - растянутый фланг ударной группировки защищать пришлось бы не ему, а 2-й армии Вейхса. Более чем полумиллионная группировка Юго-Западного фронта на правом фланге битвы за Москву могла стать весомым фактором в пользу советской стороны. Командование РККА уже продемонстрировало свой наступательный, агрессивный характер и тем самым заставило противника потратить время на поворот на юг. Советское командование решило оборонять выступ, образовавшийся в результате успешного наступления группы армий "Центр". Обороняемый войсками Юго-Западного фронта рубеж Днепра и Десны выдавался вперед на запад, охваченный с севера 2-й армией [93] Вейхса и 2-й танковой группой Гудериана. С юга над войсками Юго-Западного фронта нависала пехота на кременчугском плацдарме. Сама по себе оборона выступов не является чем-либо крамольным. Немецкое командование успешно обороняло Демьянский выступ (который с остальными войсками группы армий "Север" соединял узкий Рамушевский коридор) зимой 1941-1942 гг. "Краеугольным камнем" Восточного фронта стал Ржевский выступ, вокруг которого почти год шли упорные бои. Советское командование в 1943 г. удержало Курский выступ. Одним словом, наличие выступа в сторону противника еще не является однозначным побудительным мотивом к отступлению.

Киевская позиция имела неоспоримые преимущества, благоприятствовавшие ее удержанию. Фронт обороны опирался на крупную водную преграду, позволявшую до предела растягивать обороняющие ее соединения. Узловым пунктом позиции являлся хорошо укрепленный город - Киев. Киевская цитадель также являлась своего рода магнитом, притягивавшим немецкие дивизии. Тем самым частично решалась одна из ключевых задач обороны - определение вероятных планов противника и точек сосредоточения его усилий. Растянув фронт по Днепру и приняв бой на укреплениях Киева, советское командование могло развернуть крупные силы на фланги для отражения ударов, стремящихся окружить и разгромить войска Юго-Западного фронта. Таким образом, перед нами вполне осознанное (опасность окружения прямым текстом прописана в директиве Ставки ВГК № 001084) решение принять бой и выиграть время. Политический аспект удержания Киева имел в этих условиях весомое, но все же вторичное значение. Время выигрывать требовалось для накопления резервов, создание паритета по одновременно находящимся на фронте соединениям. Когда немецкое командование столкнулось с второочередными  соединениями Красной армии, были достаточно точно расставлены все точки над "i". Ф. Гальдер уже 11 августа писал: "Общая обстановка все очевиднее и яснее показывает, что колосс-Россия, который сознательно готовился к войне, несмотря на все затруднения, свойственные странам с тоталитарным режимом, был нами недооценен. Это утверждение можно распространить на все хозяйственные и организационные стороны, на средства сообщения и, в особенности, на чисто военные возможности русских. К началу войны мы имели против себя около 200 дивизий противника. Теперь мы насчитываем уже 360 дивизий противника. Эти дивизии, конечно, не так вооружены и не так укомплектованы, как наши, а их командование в тактическом отношении значительно слабее нашего, но, как бы там ни было, эти дивизии есть. И даже если мы разобьем дюжину таких дивизий, русские сформируют новую дюжину".

В данном случае число 360 обозначает не общее число соединений на фронте, а количество номерков дивизий. Подобная ситуация заставляла задуматься о стратегии всей кампании. Первоначальная задача уничтожения РККА в больших и малых "котлах" значительно усложнялась. Теперь это надо было делать быстрее, чем на фронт поступали новые соединения. Альтернативой этому было перенацеливание вермахта на разрушение экономики, транспорта СССР. Симметричный ответ - формирование собственных второочередных соединений - немецким командованием однозначно отвергался, так как сохранялась надежда на выигрыш кампании до наступления холодов. За два месяца боев РККА добилась важного со стратегической точки зрения результата - смены стратегии "Барбароссы".

Активными действиями на флангах советско-германского фронта, прежде всего на Украине,  удалось заставить немецкое командование укрепиться в своем желании временно перенести центр тяжести операций с московского направления на фланги фронта. В ближней перспективе это означало наступление периода тяжелых испытаний для Юго-Западного и Северо-Западного направлений. В дальней перспективе это давало надежду на срыв немецкого плана кампании. "Быстрый Гейнц" поворачивает на юг. Скрепя сердце командующий 2-й танковой группой начал наступление на юг. Состояние подчиненных ему войск он позднее обрисовал следующим образом: "Положение танковой группы на 25 августа было следующим. 24-й танковый корпус: 10-я мотодивизия прошла через Холмы и Авдеевку, 3-я танковая дивизия - через Костобобр и Новгород-Северский; 4-я танковая дивизия получила задачу очистить от противника западный берег р. Судость и, сменившись частями 47-го танкового корпуса, двигаться за 3-й танковой дивизией. 47-й танковый корпус: 17-я танковая дивизия получила задачу переправиться у Почепа на левый берег р. Судость и наступать в направлении на Трубчевск, после чего переправиться на левый берег Десны и наступать вдоль реки на юго-запад с задачей содействовать 24-му танковому корпусу при форсировании р. Десны. Все остальные силы корпуса только еще выступили в этот день из района Рославля".

Имея в авангарде 10-ю моторизованную, 3-ю и 4-ю танковые дивизии XXIV моторизованного армейского корпуса под командованием генерала танковых войск Г. фон Швеппенбурга, 2-я танковая группа успешно продвигалась в южном направлении. Прикрытие левого фланга наступления осуществлялось 17-й и 18-й танковыми дивизиями, 29-й мотодивизией XXXXVII моторизованного армейского корпуса генерала танковых войск Й. Лемельзена. Правый фланг прикрывала моторизованная дивизия СС "Райх". На острие наступления 2-й танковой группы находились советские 40-я и 21-я армии. 40-я армия построила оборону на фронте Глухов - Чеплеевка и далее по Десне. Согласно задаче, поставленной командующим фронтом, 40-я армия имела два направления для прикрытия: Кролевец - Ворожба и Кролевец - Конотоп.

В директиве № 00332 командующий Юго-Западным фронтом требовал от командарма 40-й "прочного прикрытия правого крыла фронта от ударов противника с севера". Таким образом, центр тяжести усилий 40-й армии сосредоточивался на прикрытии южного и в крайнем случае юго-западного направления, то есть направления на Ромны или на Прилуки. 21-я армия, которая уже подверглась удару с запада главных сил 2-й армии Вейхса, находилась в стадии отхода. Прикрытие фланга танковой группы предполагалось осуществлять коротким ударом по войскам 3-й армии в районе Трубчевска, с последующим сдерживающим сопротивлением. С оперативной точки зрения, начав наступление на юго-восток, 2-я танковая группа перешла в состояние, характерное для глубокого прорыва. Моторизованные  армейские корпуса группы оторвались от пехотных дивизий и растянулись на сравнительно широком фронте. Подчиненные Гудериану соединения были разбросаны в глубину и по фронту на огромном протяжении (около 200 километров).

Тем самым создалась обстановка, на которой строились контрудары 5-й и 26-й армий во второй половине июля 1941 г. и смоленское сражение в июле 1941 года. Появилась возможность атаковать растянутые на широком фронте подвижные соединения ударами пехоты и танков. Этим шансом не преминула воспользоваться советская сторона. "Мы должны разгромить Гудериана". Для парирования продвижения крупного механизированного объединения противника на юг советским командованием была применена стратегия "иглоукалывания" - нажима на фланг, ослабляющего прорыв противника вперед. Бесплодность попыток ловить непредсказуемо перемещающееся острие танкового клина была уже продемонстрирована в июне и июле 1941 г., где в роли ловцов выступали мехкорпуса. В августе-сентябре 1941 г. механизированных корпусов в Красной армии не было, и возможность перехвата танкового клина преимущественно стрелковыми соединениями была тем более призрачной. Советским командованием была разработана наступательная операция, которая впоследствии получила название Рославльско-Новозыбковской.

Задачи операции и армий Брянского фронта были определены директивой ВГК № 001428 от 30 августа 1941 г.: "Войскам Брянского фронта перейти в наступление и, нанося удар в направлениях Рославля - Стародуба, уничтожить группировку противника в районе Почеп, Трубчевск - Новгород-Северский - Новозыбков. В дальнейшем развивать наступление в общем направлении на Кричев - Пропойск и к 15 сентября выйти на фронт Петровичи - Климовичи - Белая Дубрава - Гута-Корецкая - Новозыбков - Щорс, для чего:

а) 50-й армии, оставив 217-ю, 279-ю, 258-ю и 190-ю стр. дивизии на обороняемых ими рубежах, 3 сентября перейти в наступление и ударом четырех сд с танками с фронта Вязовск - Верешовский на Пеклину - Новый Крупец и далее на Рославль совместно с 43-й армией Резервного фронта уничтожить группировку противника в районе Жуковка - Дубровка; в дальнейшем овладеть районом Рославля и к 13 сентября выйти на фронт Петровичи - Климовичи;

б) 3-й армии ударом не менее двух стр. дивизий, усиленных танками, наносить удар с фронта Липки - Витовка - Семцы на Стародуб - Новозыбков, совместно с 13-й армией разгромить подвижную группировку противника в районе Стародуб - Новгород-Северский - Трубчевск. К 15 сентября армии выйти на фронт (иск.) Климовичи - Белая Дубрава;

в) 13-й армии в составе пяти дивизий с танками продолжать наступление и, нанося удар в общем направлении на Железный Мост - Семеновка, совместно с 3-й армией уничтожить новгород-северскую группировку противника. К 15 сентября армии выйти на фронт (иск.) Белая Дубрава - Гута-Корецкая;

г) 21-й армии, упорно обороняясь на своем левом фланге, продолжать наступление, нанося удар с фронта Корюковка - Перелюб - Нов[ые] Боровичи в направлении Семеновка - Стародуб, и совместно с 13-й армией уничтожить противника в районе Семеновка - Стародуб - Новгород-Северский". Если наложить эти задачи на карту, то замысел операции представляет собой наступление по сходящимся направлениям с соединением подвижной группы 13-й армии с 21-й армией в районе Стародуба. Всего на фронте протяжением свыше 250 километров действовали три группировки. 50-я армия генерал-майора  M. П. Петрова должна была наступать в лесистом районе на рославльском направлении.

Вторая, наиболее сильная группировка была создана в составе 3-й армии генерал-майора Я. Г. Крейзера. Она включала шесть стрелковых дивизий и подвижную группу генерал-майора А. Н. Ермакова в составе 4-й кавалерийской дивизии, 108-й танковой дивизии и 141-й танковой бригады. Задачей 3-й армии было наступление в направлении Трубчевск - Стародуб. Наконец, третья ударная группировка 13-й армии генерал-майора A. M. Городнянского (в составе трех стрелковых дивизий и двух кавалерийских дивизий) должна была наступать в направлении на Новгород-Северский. Действия ударной группировки 50-й армии непосредственного значения для событий на стыке Юго-Западного и Брянского фронтов не имели.

Направление удара армии было нацелено на взаимодействие с 43-й армией Резервного фронта. Задачей максимум было локальное окружение немецких войск, которое могло вынудить развернуть танковые соединения Гудериана на выручку окруженных. Однако наступление, начавшееся 2.9, уже 4.9 было приостановлено, не дав существенных результатов. Ударной группировке Резервного фронта повезло меньше - она была срезана под основание ударом немецкой 10-й танковой дивизии и окружена. Это, впрочем, облегчило задачу остальных армий Брянского фронта, Гудериану этой дивизии не хватало: "Прорыв глубиной до 10 км, осуществленный русскими на участке 23-й пехотной дивизии южнее Ельни, вызвал необходимость использования 10-й танковой дивизии для нанесения здесь фронтальной контратаки". До 10.9 50-я армия имела незначительные боевые столкновения преимущественно оборонительного характера.  Наиболее трудными (и важными с точки зрения общего замысла) были бои, проходившие в полосе 3-й армии на всем фронте от Почепа до Трубчевска.

Наступление ударных группировок 3-й и 13-й армий должно было начаться с утра 3 сентября. Однако наступление XXXXVII моторизованного корпуса южнее Почепа и XXIV моторизованного корпуса в районе Стародуба спутало все карты. Фактически наступление армий Я. Г. Крейзера и A. M. Городнянского было сорвано, не успев начаться. Ударную группу пришлось ввести в бой ранее запланированного срока, а 108-я танковая дивизия была застигнута ударом немцев на марше в район сосредоточения. Во второй половине дня 30 августа дивизия была атакована наступающей от Почепа на Трубчевск 17-й танковой дивизией немцев. Потери 108-й танковой дивизии за вечер 30 августа составили 1 танк KB, 3 танка Т-34, 5 танков Т-40. Ударами с воздуха было выбито 50% артиллерии. 31 августа к западу от Трубчевска развернулось танковое сражение, в котором участвовало с обеих сторон до 300 танков. За день 108-я танковая дивизия потеряла 1 танк KB, 11 танков Т-34, 8 танков Т-40. К 1 сентября 108-я танковая дивизия была окружена и последующие бои вела в окружении. В течение дня дивизия вела тяжелый оборонительный бой, потеряв 4 Т-40 и 7 Т-34, авиацией было уничтожено 5 орудий.

Самым страшным врагом танков была артиллерия, а самым страшным врагом артиллерии стала авиация. Оснащению советских дивизий сильным противотанковым артиллерийским полком немцы противопоставили массированные удары с воздуха по позициям орудий. Не причиняя заметного вреда танкам, авиабомбы были смертельно опасны для расчетов орудий. Выбивая орудия, противник прокладывал себе дорогу к уничтожению танков в дуэли с собственными противотанковыми пушками и танками. 2 сентября бои продолжились, 108-я танковая дивизия, находясь в окружении, продолжила оборонительный бой. В этот день было подбито 6 танков Т-34 (из них три сгорело) и 2 орудия. 3 сентября интенсивность боев снизилась, потери составили всего два 76,2-мм орудия. В ночь с 3 на 4.9.41 г. вследствие исхода боеприпасов и горючего в частях дивизии было решено идти на прорыв. К этому моменту 108-я танковая дивизия насчитывала 2 танка KB, 8 танков Т-34, 6 танков Т-40, 10 бронеавтомобилей, 7 орудий, батальон мотопехоты. Лидировал прорыв передовой отряд в составе стрелковой роты, взвода танков Т-34, двух 76-мм орудий.

За ним одной колонной следовали главные силы - впереди танки, затем пехота, артиллерия, бронемашины, танки Т-40 и для прикрытия треть стрелковой роты. Танки с мотопехотой прошли оборону немцев беспрепятственно. Второй эшелон (артиллерия, автотранспорт с ранеными, пулеметы, минометы и две стрелковые роты прикрытия) был встречен огнем, но [102] энергичным наступлением противник был отброшен. Потери дивизии в ходе прорыва были сравнительно небольшими - 3 бронемашины, 4 танка Т-40, 20 человек убитыми и ранеными. 4 сентября немцы настигли отходящую дивизию, уничтожили отставший транспорт с ранеными, часть орудий и их средства тяги. В походе через Брянский лес вследствие отсутствия горючего и неисправностей оставлено четыре танка Т-40, один Т-34 и две бронемашины. Дивизия вышла в составе: 17 боевых машин (2 танка KB, 7 Т-34, 2 Т-40, 3 БА-10, 3 БА-20), 3 76-мм орудия, 8 зенитных орудий и 1200 человек личного состава. Полностью сохранены все тылы дивизии. Суммарные потери 108-й танковой дивизии в ходе танковых боев в районе Трубчевска составили: 500 человек убитыми и ранеными; 3 танка KB, 20 танков Т-34, 30 танков Т-40, 10 бронеавтомобилей; 30 орудий; 60 транспортных машин. Как мы видим, вместо прорыва и рывка по тылам наступающей танковой группы 108-я танковая дивизия была вынуждена вести тяжелые оборонительные бои, вскоре выродившиеся в окружение и прорыв из него.

Прекращение наступления 3-й армии позволило Г. Гудериану 7 сентября снять 17-ю танковую дивизию и 29-ю моторизованную дивизию с этого направления и перебросить их против 13-й армии Брянского фронта и частично против 40-й армии Юго-Западного фронта. Оставшаяся против 3-й армии 18-я танковая дивизия немцев вела сдерживающие бои и постепенно отходила на запад за р. Судость. 13-я армия Брянского фронта начала наступление согласно плану, 3 сентября, в направлении на Новгород-Северский, имея против себя части XXXXVIII и частично XXIV моторизованных корпусов - 29-ю моторизованную дивизию,  3-ю танковую дивизию, моторизованный полк "Великая Германия". К 7 сентября войскам 13-й армии удалось оттеснить противостоящие немецкие части за Десну почти на всем фронте за исключением района Новгород-Северский. Однако 8 сентября в район Шостка начали прибывать рокированные с фронта 13-й армии части 17-й танковой дивизии. Сопротивление противника возросло, а наступательные возможности 13-й армии не увеличились. 9 сентября наступление продолжалось. Соответственно, потери 141-й танковой бригады 3-й армии составили: 80 человек убитыми и ранеными; 1 танк KB, 4 танка Т-34, 19 танков БТ. В итоге боев с 2 по 10.9 войска Брянского фронта силами 3-й и 13-й армий слегка потеснили противника, достигнув рек Судость и Десна.

Не добилось сколь-нибудь заметных результатов и] левое крыло наступления Брянского фронта. Дестабилизирующим фактором в действиях армии был нажим со стороны тягучих пехотных соединений 2-й армии Вейхса. Уже с 31 августа войска левого фланга этой армии (23-й и 66-й стрелковые корпуса) ощущали непрерывный нажим наступающих с запада четырех немецких дивизий 2-й армии. Войска правого фланга (67-й стрелковый корпус) 2 сентября попали под фланговый удар немецкой моторизованной дивизии СС "Райх", 1-й кавалерийской дивизии и начали отход. 4 сентября, когда в полосе 3-й и 13-й армий начались упорные наступательные бои, войска 21-й армии уже отступали на юг. Сам замысел операции Брянского фронта терял всякий смысл. Не решив ни одну из поставленных Ставкой задач, фронт А. И. Еременко тем не менее оказал существенное влияние на обстановку на правом крыле Юго-Западного фронта.

Уже 31 августа Ф. Гальдер констатировал: "Гудериан производил передвижения своих войск непосредственно перед фронтом противника параллельно ему, и это привело к тому, что противник, естественно, атаковал его восточный фланг. Кроме того, причиной такого положения является и то, что его части, продвинувшиеся далеко на восток, оторвались от войск 2-й армии, в результате чего образовалась брешь, которую противник и использовал, атаковав Гудериана также и с запада. В силу всего сказанного, наступательная мощь южного крыла войск Гудериана настолько понизилась, что он лишился возможности продолжать наступление"{38}. 2 сентября Гальдер пишет: "2-я танковая группа в ходе своего наступления через Десну своим левым флангом (то есть XXXXVII моторизованным корпусом - А. И. ) настолько вцепилась в противника, что ее наступление на юг приостановилось". Объективным результатом усилий А. И. Еременко было то, что 2-я танковая группа двигалась на юг в основном силами XXIV моторизованного корпуса. Это снижало темпы и уменьшало глубину наносимого удара.

Сражение за Окуниновский плацдарм. Обострение обстановки на стыке с соседом справа вынудило командование Юго-Западного фронта принять решение на отвод 5-й армии за Днепр. Оперативная директива № 00280 от 19 августа 1941 г. гласила: "1. Противник угрожает флангу ЮЗФ со стороны Гомель. 2. Приказываю: 5 А начать отход за р. Днепр. Отход совершать ночными переходами с расчетом занятия нового оборонительного рубежа по р. Днепр и р. Десна к утру 25.8.41".

При организации отхода 5-й армии и 27-го стрелкового корпуса было принято два решения, которые в сумме привели к захвату немцами важной переправы на Днепре. С одной стороны, при нарезке разграничительных линий - переправа у Окуниново и дорога от Малина через Горностайполь на Окуниново - отдавались распоряжения командира 27-го стрелкового корпуса. С другой стороны, 27-й стрелковый корпус передавался в 37-ю армию. Передача корпуса в 37-ю армию привела к тяготению отхода частей П. Д. Артеменко к Киеву. Но что самое опасное, надобность для него в окуниновской переправе также отпадала, поскольку в полосе армии A. A. Власова имелась к услугам корпуса своя переправа у Сваромье (25 км севернее Киева). Все это привело к слабости стыка между 5-й армией и 27-м стрелковым корпусом в процессе отхода. Отход войск 5-й армии представлял собой достаточно сложную задачу. Надо было преодолеть две большие реки (Припять и Днепр) при наличии всего двух переправ у Чернобыля и Навозов и железнодорожного моста у Неданичей. Отходящие войска были разделены на три эшелона в зависимости от используемого транспорта.

По железной дороге Овруч - Чернигов перебрасывалась материальная часть 200-й и 135-й стрелковых дивизий, тылы, артиллерия. Вторым эшелоном были автомобильные перевозки. Для этого распоряжением фронта 5-й армии были приданы 900 автомашин. Автотранспортом перевозились 131-я (экс-моторизованная) и 62-я стрелковые дивизии, воздушно-десантные бригады. Помимо этого собственным автотранспортом перевозились части, находившиеся в подчинении управлений 9-го и 19-го механизированных корпусов. Наконец, остальные силы армии отходили походом, то есть пешим порядком. Для введения противника в заблуждение было приказано: "За 2-3 часа до начала отхода произвести огневое нападение, которое периодически повторять до самого начала отхода". 

 

+6 -4 голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос
обсудить на форуме

Партнеры
Наши друзья
На форуме обсуждают




Copyright © 2012 все права защищены, при копировании ссылка на ресурс обязательна
las-arms.ru © 2012
Для связи с администрацией сайта:
support@las-arms.ru
admin@las-arms.ru