Средний танк Т-28





В данном разделе представлен средний танк Т-28. О военной технике, средствах защиты и другую интересную информацию ищем в соответствующих разделах




Средний танк Т-28


В Начало

Средний танк Т-28Средний многобашенный танк Т-28, наряду со своим тяжелым "собратом" Т-35, был символом мощи Рабоче-Крестьянской Красной Армии в предвоенные годы. Его облик знаком многим по кадрам кинохроники, запечатлевшим могучие стальные крепости, проходящие в парадном строю по Красной Площади. В фильме "Если завтра война" он эффектно крушил деревья, как бы напоминая всем своим видом, что

"... если враг полезет к нам матерый,
Он будет бит повсюду и везде,
Тогда нажмут водители стартеры -
И по лесам, по сопкам, по воде ..."

Танк Т-28 известен многим, но, одновременно, мало кто располагает о нем исчерпывающей информацией. Мы постараемся восполнить этот пробел, чтобы для большинства любителей истории военной техники исчезли "белые пятна" с этой весьма интересной серийной боевой машины.

В 1931 году коллектив Опытного конструкторско-механического отдела (ОКМО) Машиностроительного завода "Большевик" (бывший Обуховский завод) в Ленинграде, возглавляемый Н.В.Барыковым, приступил к проектированию трехбашенного среднего танка, предназначенного для качественного усиления общевойсковых соединений при прорыве сильно укрепленных оборонительных полос. Ведущим конструктором проекта был назначен Н.В.Цейц. В конце года первый прототип нового танка был выведен на заводские испытания.

В главной башне прототипа размещалась 45-мм танковая пушка и пулемет ДТ в шаровой установке. В двух малых пулеметных башнях устанавливались еще два ДТ. Для поворота главной башни использовался электропривод, что являлось новинкой для того времени; для удобства работы экипажа в ней имелся также подвесной полик. Конструкция ходовой части танка, весившего 18 тонн, придавала ему необходимую плавность хода и обеспечивала преодоление препятствий. Вместе с тем, при первом же испытании в ней выявилось большое число недоработок, как впрочем и в силовой установке.

В связи с загруженностью танкового производства завода "Большевик" (выделенного в 1932 году в самостоятельный завод № 174 им. К.Е.Ворошилова) программой выпуска танка Т-26, серийное производство трехбашенного среднего танка было поручено заводу "Красный путиловец" (с 1934 года - "Кировский завод"). Проектная документация и опытный образец танка поступили туда в октябре-ноябре 1932 года.

Для обслуживания серийного производства при техническом отделе заводоуправления была создана специальная конструкторская группа, преобразованная в 1934 году в специальное конструкторское бюро СКБ-2, которое возглавил О.М.Иванов. Конструкторской же группой первоначально руководил Н.Ф.Комарчев, а с 1933 года -А.Г.Ефимов. Для оказания помощи при организации серийного производства на "Красный путиловец" был направлен начальник ОКМО Н.В.Барыков. В мае 1937 года, после ареста О.М.Иванова, начальником СКБ-2 стал 29-летний Ж.Я.Котин.

К 25 февраля 1933 года были изготовлены первые 8 бронекорпусов и началась сборка первых четырех танков. К 1 мая завод выпустил 1 2 танков, 10 из которых приняли участие в первомайском параде в Москве, а два - в Ленинграде. 11 августа 1933 года танк был принят на вооружение мотомеханизированных войск РККА под маркой Т-28.

Заказ РККА на 1933 год составлял 90 танков, однако в войска была сдана только 41 машина. Т-28 производился в течение восьми лет, и его выпуск по годам выглядел следующим образом:

1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940
41 50 32 101 39 96 131 13

Всего же за время серийного производства было выпущено 503 танка.

Серийный Т-28 существенно отличался от прототипа. При сохранении общей компоновки и схемы расположения башен существенным изменениям подвергся корпус, конструкция которого стала сварной.

В главной башне измененной формы с развитой кормовой нишей, вместо 45-мм установили 76,2-мм пушку. Подверглись усовершенствованию ходовая часть и моторно-трансмиссионное отделение.

Танк Т-28 производился несколькими сериями. Начиная со второй серии в конструкцию танка вносились многочисленные (более 600) изменения.

Вместе с тем, крупных модернизаций, сильно затронувших боевые характеристики танка, было только три. С 1938 года начала устанавливаться новая более мощная 76,2-мм пушка Л-10. С декабря следующего года, с учетом опыта боев на Карельском перешейке, броню танка усилили экранами. Толщина лобовых листов корпуса и башен выросла до 50-80 мм, а бортовых и кормовых - до 40 мм. Масса такого танка, получившего индекс Т-28Э (экранированный), возросла до 32 т. И, наконец, в 1940 году были выпущены танки последней серии, имевшие главные башни конической формы.

Следует отметить, что в процессе серийного производства удалось достигнуть высокой степени унификации с тяжелым танком Т-35. Наример, главная башня (как цилиндрической, так и конической формы) и пулеметные башни на обоих типах машин были одинаковые.

В некоторых источниках фигурирует иное количество выпущенных машин - в частности 603, что маловероятно. Приведенное здесь число - 503 единицы лучше соотносится с данными о количестве находившихся в войсках машин. В книге "Оружие Победы" (М.: Машиностроение, 1987г.) говорится о 523 выпущенных Т-28. Однако для советской статистики расхождение в 20 машин можно принять как допустимое.

Средний танк Т-28

Броневой корпус

Корпус танка представлял собой коробку, собранную из катаных броневых листов, сваренных между собой встык. Передняя часть корпуса была скошена - для увеличения обзора механика-водителя и уменьшения мертвого пространства перед танком. На стыке верхнего переднего наклонного листа, лобового вертикального и днища вваривались угольники, придававшие лобовой части корпуса необходимую прочность. Сверху к переднему наклонному листу приваривались две вертикальные стенки верхней части кабины механика-водителя. Спереди кабина закрывалась дверкой на петлях, которая откидывалась вперед при помощи двух рукояток изнутри. В дверке имелся откидной щиток на шарнирах с узкой прорезью, прикрытой триплексом. Сверху над дверкой - откидная крышка на петлях для посадки механика-водителя.

Снаружи напротив боевого отделения к стенкам корпуса крепились с каждой стороны ящики для приборов дымопуска.

Днище корпуса имело восемь люков в моторно-трансмиссионном отделении, предназначенных для доступа к агрегатам, слива бензина и масла. Еще по шесть круглых отверстий с каждой стороны для прохода и крепления свечей амортизаторов размещались в выступающей части днища.

Верх моторного отделения - съемный, с откидной на петлях крышкой (для доступа к двигателю). В середине крышки - отверстие, над которым устанавливался колпак воздухозаборника. Справа и слева расположены жалюзи для впуска охлаждающего воздуха к радиаторам. За моторным отделением на крыше корпуса имелись два круглых отверстия для крепления патрубков выхлопных труб и отверстия под болты глушителя.

Над отделением трансмиссии - съемный наклонный лист брони с круглым отверстием посередине для крепления диффузора вентилятора.

Боевое отделение отгорожено от моторного перегородкой, с квадратным отверстием для доступа к двигателю. Два круглых отверстия в бортах корпуса предназначались для доступа к приборам дымопуска.

К днищу корпуса вдоль моторного отделения была приварена рама двигателя, первичной передачи вентилятора и КПП. Рама для прочности укреплялась двумя подкосами с каждой стороны; последние одновременно служили опорой для радиаторов. Справа и слева от подмоторной рамы в отделении трансмиссии располагались вертикальные ниши для бензобаков.

Главная башня

Главная башня - сварная, эллиптической формы, с развитой кормовой нишей. В задней стенке - круглое отверстие (на машинах ранних выпусков - вертикальная щель, закрытая заслонкой) для шаровой установки пулемета. На стенке ниши размещалась радиостанция. В крыше башни имелись два люка - круглой и прямоугольной формы (на машинах первых выпусков - один общий прямоугольный люк). Впереди люков - отверстия: два для закрытых броневыми колпаками перископических приборов и одно - для вывода привода к радиоантенне. На правой и левой стенках башни имелись круглые отверстия с задвижками изнутри для стрельбы из личного оружия, а выше и несколько впереди - смотровые щели с триплексами.

Главная башня оснащалась подвесным полом, приподнятым над днищем корпуса. Пол крепился четырьмя кронштейнами к погону башни. Стойки сидений наводчика и командира имели снизу по 6 гнезд каждая для размещения снарядов. Между сиденьями была установлена стойка с 8 гнездами (на машинах первой серии - с 1 2 гнездами) под снаряды и шесть магазинов к пулеметам. Сиденье заряжающего (он же - радист) - откидное, крепилось шарнирно на задней стойке пола. Пол был прикрыт сверху резиновым рифленым листом.

Малые башни

Обе малые башни одинаковы по своему устройству - круглые, с выступом в передней части для шаровой установки пулемета ДТ. Различались между собой только расположением смотровых щелей.

Вооружение

Первоначально танк вооружался 76,2-мм танковой пушкой КТ-28 ("Кировская танковая") обр. 1927/32 г., в установке которой использовалась качающаяся часть 76,2-мм полковой пушки обр. 1927 г. со следующими изменениями: укорочена длина отката с 1000 до 500 мм, увеличено количество жидкости в накатнике с 3,6 до 4,8 л, усилены салазки путем утолщения их стенок с 5 до 8 мм, введен новый подъемный механизм, ножной спуск и новые прицельные приспособления, удовлетворяющие условиям работы танкового экипажа. Основные данные орудия:

Калибр, мм  76,2 
Полная длина ствола, калибров 16,5
Масса снаряда, кг 6,5
Начальная скорость снаряда, м/с 381
макс. угол возвышения +25°
макс. угол склонения -5°
масса качающейся части, кг 540

Пушка была установлена в маске и имела телескопический и перископический прицелы. Телескопический прицел обр. 1930 г. располагался слева от пушки. Перископический прицел обр. 1932 г. был установлен на крыше башни с левой стороны и соединялся с пушкой "приводом к перископу". Кроме этих прицелов в крыше башни с правой стороны, симметрично с перископическим прицелом, располагалась командирская панорама.

В 1 938 г. танк получил 76,2-мм танковую пушку Л-10 с длиной ствола в 26 калибров и начальной скоростью снаряда 555 м/с.

Пулемет ДТ ("Дегтярев танковый") калибра 7,62-мм устанавливался в шаровом яблоке справа от пушки. Угол его горизонтального обстрела +/-30 ° , угол возвышения +30 , снижения -20 .

Для стрельбы назад в нише башни имелась шаровая (на танках ранних выпусков - бугельная) установка для запасного пулемета ДТ. С 1939 года по приказу Наркома обороны К.Е.Ворошилова пулемет в нише должен был располагаться постоянно. Эти пулеметы прозвали "ворошиловскими".

Малые башни вооружались одним пулеметом ДТ в шаровой установке. Каждая башня могла вращаться от упора в стенку кабины механика-водителя до упора в стенку корпуса танка, горизонтальный угол обстрела при этом составлял 165 °.

На танках последних серий на люке наводчика появилась зенитная турельная установка П-40 с пулеметом ДТ, снабженным для стрельбы по воздушным целям коллиматорным прицелом.

Боекомплект танка Т-28 состоял из 69 снарядов для 76,2-мм пушки и 126 пулеметных магазинов (7938 патронов).

Двигатель и трансмиссия

На танках Т-28 всех серий устанавливался 4-х тактный 1 2-цилиндровый V-образный карбюраторный авиационный двигатель М-17Л. Эксплуатационная мощность двигателя - 450 л.с. при 1400 об/мин. Степень сжатия - 5,3, сухая масса двигателя - 553 кг.

В качестве топлива использовался бензин марок Б-70 и КБ-70. Топливных баков - два, емкостью по 330 л каждый. Подача топлива - под давлением, бензопомпой.

Масляный насос - шестеренчатый (на танках первой серии - поршневой). Карбюраторов - два, типа КД-1. Охлаждение двигателя - водяное, принудительное; емкость радиаторов 96-100 л. На машинах первой серии радиаторы имели разное число секций. Зажигание - от магнето. На танках первой серии - "Сцинтилла"; на последующих - магнето "Электрозавода".

Трансмиссия состояла из главного фрикциона (ГФ) сухого трения, пятискоростной КП (пять - вперед, одна -назад), имевшей блокировочное устройство, предотвращавшее переключение передач при невыключенном ГФ, многодисковых сухих бортовых фрикционов и двухрядных бортовых передач.

Тормоза - ленточные с обшивкой ферродо (кроме танков первой серии).

 

На пути на Красную площадь.На пути на Красную площадь.

Ходовая часть

Подвеска танка - блокированная, состояла (применительно к одному борту) из двух подвешенных к корпусу тележек. В каждую тележку входили три каретки, связанные между собой рычагами, а каждая каретка в свою очередь включала две пары катков, соединенных между собой балансиром. Все каретки были подрессорены цилиндрическими спиральными пружинами. Наибольшая нагрузка на пружину в средних катках от собственной массы танка достигала 1 950 кг. Наружный диаметр катка - 350 мм. Число поддерживающих катков на каждой стороне -по четыре спаренных, с резиновыми бандажами, диаметром 280 мм.

Ведущие колеса цевочного зацепления с диаметром делительной окружности 720 мм и 17-ю зубьями, расположены сзади. Зубчатые венцы - съемные. Направляющие колеса - литые со стальным штампованным ободом и резиновым бандажом. Наружный диаметр колеса - 780 мм. Натяжное приспособление - винтовое, с помощью кривошипа.

Гусеница длиной 15800 мм состояла из 1 2 1 стального литого трака. Ширина трака - 380 мм, длина - 1 70 мм, шаг гусеничной цепи - 1 30 мм.

Электрооборудование

Схема однопроводная, напряжение - 1 2 В, за исключением стартера (24 В). Начиная с машин второй серии, напряжение в 24 В и у мотора вращения главной башни. Мощность генератора 1000 Вт.

Освещение: 2 передних фары, 2 задних сигнальных фонаря, 3 лампочки щитка водителя, 2 переносных лампочки, 6 штепсельных розеток (3 в главной башне, по одной - в малых и одна в отделении трансмиссии), 4 плафона (2 в главной башне и по одному - в малых), гудок "ЗЕТ" вибраторного типа.

Средства связи

На танках Т-28 первоначально устанавливалась радио-станция 71-ТК-1. Начиная с 1935 года ее сменила радиостанция 71-ТК-З с двумя вариантами питания: умформерным и батарейным. 71-ТК-З - наиболее массовая танковая радиостанция довоенных лет. Это была специальная приемо-передающая, телефонно-телеграфная, симплексная радиостанция с амплитудной модуляцией, работающая в диапазоне частот 4-5,625 МГц, которая обеспечивала дальность связи телефоном на ходу до 15 км и на стоянке до 30 км, а телеграфом на стоянке - до 50 км. Масса радиостанции без антенны - 80 кг.

Для внутренней связи в танке имелся танкофон на 6 человек. На машинах первой серии устанавливался прибор типа "Сафар".

Специальное оборудование

Стационарное противопожарное оборудование состояло из баллона с четыреххлористым углеродом емкостью 3 л, установленного сверху на стенке под правым радиатором. Кнопка для тушения пожара - у водителя. Кроме стационарного имелось еще два ручных баллона.

Танк оборудовался также двумя приборами дымопуска ТДП-3, размещенными по бортам в специальных броневых ящиках.

Т-28. Лето 1941 г.

Т-28. Лето 1941 г. 

В целом конструкцию танка Т-28 можно признать достаточно совершенной для своего времени. Состав и расположение вооружения, применительно к концепции многобашенной компоновки, были оптимальными. Три башни, размещенные в два яруса, при независимом их управлении обеспечивали эффективное сопровождение пехоты массированным огнем; последний мог управляться и корректироваться одним командиром (чего не скажешь, например, о Т-35, пятью башнями которого управлять в бою одному командиру было физически невозможно).

Вместе с тем, танк имел и существенные недостатки, особенно в системах двигателя и трансмиссии. Быстро изнашивалась и ходовая часть: лопались рессоры, выходили из строя детали подвески, ломались шестерни бортовых передач. Танки с трудом проходили приемосдаточный пробег, а затем на завод начинали поступать рекламации из войск. Несмотря на ряд переделок и улучшений - усиление амортизаторов ходовых тележек, применение опорных катков с внутренней амортизацией, постоянное совершенствование агрегатов двигателя и трансмиссии - недостатки полностью устранить не удалось. Во многом это было связано как со скудной агрегатной базой, так и с достаточно низкой технологией изготовления. Не сразу были готовы к приему столь сложных боевых машин и войска.

Тем не менее, по сочетанию основных оценочных параметров - подвижности, вооружению и броневой защите - танк Т-28 был в 30-е годы сильнейшим средним танком в мире. Однако возрастание мощи противотанковой артиллерии и, как следствие, необходимость увеличения толщины брони танка, заводило саму идею многобашенной компоновки в тупик. Резко возраставшая масса и габариты танка делали необходимость перехода к однобашенной компоновке совершенно очевидной.

Боевое применение

Т-28Наи­бо­лее яр­кой стра­ни­цей в судь­бе тан­ков Т-28 яви­лось их уча­стие в со­вет­ско-фин­лянд­ской вой­не.

Вся тер­ри­то­рия пе­ре­шей­ка бы­ла по­кры­та круп­ны­ми лес­ны­ми мас­си­ва­ми, до­пус­кав­ши­ми дви­же­ние тан­ков толь­ко по до­ро­гам и про­се­кам. Боль­шое ко­ли­че­ст­во рек и озер с бо­ло­ти­сты­ми или кру­ты­ми бе­ре­га­ми, не за­мер­заю­щие бо­ло­та, ва­лу­ны - все это пред­став­ля­ло для тан­ков труд­но­про­хо­ди­мые ес­те­ст­вен­ные пре­пят­ст­вия.

До­рог бы­ло ма­ло, и это еще боль­ше за­труд­ня­ло ис­поль­зо­ва­ние тан­ко­вых час­тей; дви­же­ние да­же по про­хо­ди­мым уча­ст­кам ле­са тре­бо­ва­ло от ме­ха­ни­ко­в-во­ди­те­лей вы­со­ко­го мас­тер­ст­ва. Кро­ме то­го, су­ро­вая зи­ма 1939-40 гг. с мо­ро­за­ми, дос­ти­гав­ши­ми в се­ре­ди­не ян­ва­ря 40-45 гра­ду­сов, и снеж­ным по­кро­вом тол­щи­ной 90-100 см соз­да­ва­ла до­пол­ни­тель­ные труд­но­сти в при­ме­не­нии тан­ков.

В по­ло­се на­сту­п­ле­ния 7-й ар­мии, на­но­сив­шей глав­ный удар в са­мом цен­тре «ли­нии Ман­нер­гей­ма», и дей­ст­во­ва­ла 20-я тя­же­лая тан­ко­вая бри­га­да име­ни Ки­ро­ва, уком­плек­то­ван­ная тан­ка­ми Т-28.

К 9 ок­тяб­ря 1939 го­да 20-ю тан­ко­вую бри­га­ду пе­ре­бро­са­ли из го­ро­да Слуцк на Ка­рель­ский пе­ре­ше­ек и со­сре­до­то­чи­ли в рай­оне Чер­ной Реч­ки. Здесь ее уком­плек­то­ва­ли до шта­та во­ен­но­го вре­ме­ни и в те­че­ние по­сле­дую­щих 1,5 ме­ся­цев она за­ни­ма­лись уси­лен­ной бое­вой под­го­тов­кой. В ре­зуль­та­те к на­ча­лу во­ен­ных дей­ст­вий тан­ко­вые ба­таль­о­ны бы­ли пол­но­стью уком­плек­то­ва­ны и хо­ро­шо под­го­тов­ле­ны к бо­ям в ус­ло­ви­ях Фин­лян­дии.
Тех­ни­че­ское со­стоя­ние ма­шин бы­ло очень хо­ро­шим, од­на­ко имел­ся боль­шой не­ком­плект ре­монт­ных мас­тер­ских и прак­ти­че­ски пол­но­стью от­сут­ст­во­ва­ли эва­куа­ци­он­ные сред­ст­ва. Та­кое по­ло­же­ние со­хра­ня­лось до кон­ца вой­ны.

29 но­яб­ря 1939 го­да бри­га­ду при­да­ли 19-му стрел­ко­во­му кор­пу­су с за­да­чей: уда­ром в на­прав­ле­нии Ахи-Яр­ви - Кир­ка Ки­ве­на­па раз­гро­мить фин­ские час­ти и не до­пус­тить их от­хо­да в се­ве­ро-за­пад­ном на­прав­ле­нии.

30 но­яб­ря 1939 го­да 20-я тан­ко­вая бри­га­да пе­ре­шла гра­ни­цу вме­сте с час­тя­ми 19-го стрел­ко­во­го кор­пу­са. На сле­дую­щий день по при­ка­зу ко­ман­ди­ра кор­пу­са для под­держ­ки 68-го стрел­ко­во­го пол­ка в рай­оне Кор­ва­лы бы­ла вы­де­ле­на 2-я тан­ко­вая ро­та 95-го тан­ко­во­го ба­таль­о­на под ко­ман­до­ва­ни­ем лей­те­нан­та Хох­ло­ва. Зная, что до­ро­ги ми­ни­ро­ва­ны, он по­вел ро­ту ле­сом, по ази­му­ту. Тан­ки, лег­ко ло­мая де­ре­вья, дви­га­лись по ле­су, по­дой­дя к Ко­ва­ле уже в су­мер­ках. На од­ной из вы­сот бы­ла об­на­ру­же­на на­ша пе­хо­та, ле­жа­щая под ог­нем фин­нов. Бы­ст­ро со­ри­ен­ти­ро­вав­шись. Хох­лов по­вел тан­ки в ата­ку, и про­тив­ник в па­ни­ке бе­жал.

Ро­та Хох­ло­ва пре­сле­до­ва­ла от­сту­паю­щих фин­нов, ко­то­рые из-за вне­зап­но­го на­па­де­ния не ус­пе­ли взо­рвать мост и за­ми­ни­ро­вать до­ро­гу. Но на Вы­борг­ском шос­се их со­про­тив­ле­ние бы­ло уже ор­га­ни­зо­ван­ным - мост че­рез ре­ку Лин­туль­и-и­о­ки взле­тел на воз­дух бу­к­валь­но пе­ред но­сом у тан­ки­стов, од­но­вре­мен­но из-за ре­ки уда­ри­ли ору­дия и пу­ле­ме­ты. Хох­лов от­вел свои тан­ки в лес и ор­га­ни­зо­вал раз­вед­ку. Ока­за­лось, что впе­ре­ди силь­ный опор­ным пункт про­тив­ни­ка в мо­на­сты­ре Лин­ту­ла. Ко­мис­сар бри­га­ды Ку­лик, на­хо­див­ший­ся все это вре­мя в бое­вых по­ряд­ках 2-й тан­ко­вой ро­ты, свя­зал­ся с ком­бри­гом Бор­зи­ло­вым, ко­то­рый под­тя­нул к Лин­ту­ла ос­нов­ные си­лы 90 и 95-го ба­таль­о­нов. Ут­ром 2 де­каб­ря раз­го­рел­ся бой.

Фин­ны ока­зы­ва­ли упор­ное со­про­тив­ле­ние. Тан­ки, пе­рей­дя ре­ку вброд, раз­би­ли не­сколь­ко ДЗО­Тов, и вы­шли про­тив­ни­ку в тыл, чем ре­ши­ли ис­ход боя. Фин­ны ото­шли к уз­лу со­про­тив­ле­ния Кир­ка Ки­ве­на­па, их пре­сле­до­вал 95-й тан­ко­вый ба­таль­он, в аван­гар­де ко­то­ро­го дви­га­лась ро­та Хох­ло­ва с по­са­жен­ной на тан­ки пе­хо­той. Ма­ши­ны шли в тем­но­те, без ог­ней с хо­да пре­одо­ле­вая встре­чаю­щие­ся про­ти­во­тан­ко­вые рвы.

У Тир­ту­лы по ба­таль­о­ну от­кры­ла огонь фин­ская ар­тил­ле­рия. Ро­та Хох­ло­ва, вы­гру­зив пе­хо­ту, от­кры­ла от­вет­ный огонь. В это вре­мя на ле­вом флан­ге на­нес удар 90-й тан­ко­вый ба­таль­он ка­пи­та­на Уша­ко­ва. Час­ти про­тив­ни­ка, не вы­дер­жав од­но­вре­мен­но­го уда­ра двух тан­ко­вых ба­таль­о­нов, в спеш­ке ото­шли. Кир­ка Ки­ве­на­па - силь­ный опор­ный узел со­про­тив­ле­ния фин­нов, бы­ла за­хва­че­на од­ни­ми тан­ка­ми 20-й тан­ко­вой бри­га­ды в этом ноч­ном бою. При этом бы­ло под­би­то 4 Т-28 90-го и 2 Т-28 95-го тан­ко­вых ба­таль­о­нов.

9 де­каб­ря тан­ко­вый взвод 91-го ба­таль­о­на под ко­ман­до­ва­ни­ем лей­те­нан­та Груз­де­ва (3 Т-28) был вы­де­лен для под­держ­ки час­тей Ка­рель­ско­го ук­реп­рай­о­на пол­ков­ни­ка Ла­за­рен­ко. Взвод дей­ст­во­вал вдоль Фин­ско­го за­ли­ва в на­прав­ле­нии стан­ции Ино. За три дня тан­ки­сты 11 раз хо­ди­ли в ата­ку, ока­зав пе­хо­те боль­шую по­мощь сво­им ар­тил­ле­рий­ским и пу­ле­мет­ным ог­нем. 13 де­каб­ря взвод по­лу­чил за­да­чу про­из­ве­сти раз­вед­ку. Прой­дя 15 ки­ло­мет­ров впе­ред от рас­по­ло­же­ния сво­ей пе­хо­ты, у Кон­гас­пел­то тан­ки по­до­шли к глав­ной по­ло­се ук­ре­п­ле­ний «ли­нии Ман­нер­гей­ма». Вне­зап­ным ар­тил­ле­рий­ским ог­нем ма­ши­на ко­ман­ди­ра взво­да бы­ла под­би­та, но эки­паж (ко­ман­дир В. Груз­дев, ме­ха­ни­к-во­ди­тель Лар­чен­ко, ар­тил­ле­рист Лу­пов, пу­ле­мет­чи­ки Волк и Ло­ба­стев, тех­ник Ко­валь и ра­дист Си­мо­нян) с мес­та в те­че­ние 40 ми­нут про­дол­жат вес­ти огонь по фин­ским ог­не­вым точ­кам.
Вто­рой танк взвод так­же был под­бит. Ма­ши­на за­го­ре­лась, но хо­да не по­те­ря­ла.

Эки­паж треть­ей ма­ши­ны Т. Ков­ту­но­ва. пы­тал­ся по­мочь сво­им то­ва­ри­щам, но его танк при ма­нев­ри­ро­ва­нии по­дор­вал­ся на ми­не, а по­том был рас­стре­лян ар­тил­ле­ри­ей.

17 де­каб­ря 1939 го­да ко­ман­до­ва­ние бри­га­ды по­лу­чи­ло бое­вую за­да­чу: под­дер­жать на­сту­п­ле­ние час­тей 50-го стрел­ко­во­го кор­пу­са (123 и 138-я стрел­ко­вые ди­ви­зии) при ата­ке ук­ре­п­лен­ных уз­лов Хот­ти­нен и вы­со­ты 65,5. На­чаль­ник шта­ба 138-й ди­ви­зии до­ло­жил а штаб кор­пу­са, что «впе­ре­ди ни­ка­ко­го ук­реп­рай­о­на нет, про­тив­ник бе­жит». Не про­ве­рив этих све­де­ний, ко­ман­дир кор­пу­са ком­див Ф. Гор­лен­ко от­дал при­каз от­ме­нить ра­нее на­зна­чен­ную 5-ти ча­со­вую ар­тил­ле­рий­скую под­го­тов­ку и дви­нуть в ата­ку пе­хо­ту 138-й ди­ви­зии при под­держ­ке 91-го тан­ко­во­го ба­таль­о­на. Од­на­ко на­сту­паю­щие упер­лись в мощ­ную ук­ре­п­лен­ную по­ло­су обо­ро­ны про­тив­ни­ка, и по­па­ли под силь­ный ар­тил­ле­рий­ско-пу­ле­мет­но­-м­ин­оме­тный огонь.

Вслед­ст­вие это­го, пе­хо­та 138-й стрел­ко­вой ди­ви­зии не имев­шая опы­та взаи­мо­дей­ст­вия с тан­ка­ми, бы­ла от них от се­че­на пу­ле­мет­но-ми­но­мет­ным ог­нем, по­нес­ла боль­шие по­те­ри и в кон­це кон­цов час­тич­но за­лег­ла, а час­тич­но бе­жа­ла на ис­ход­ные по­зи­ции. 91-й тан­ко­вый ба­таль­он про­рвал­ся вглубь обо­ро­ны про­тив­ни­ка за ли­нию пер­вых и вто­рых на­дол­бов на 450-500 м, по­пал под силь­ный арт­огонь и, не под­дер­жан­ный пе­хо­той, ото­шел на ис­ход­ные по­зи­ции, по­не­ся боль­шие по­те­ри.

Ве­че­ром то­го же дня ко­ман­дир бри­га­ды док­ла­ды­вал в штаб 50-го стрел­ко­во­го кор­пу­са: «По­сле боя 17 де­каб­ря 91-й тан­ко­вый ба­таль­он не­бое­спо­со­бен. Уби­то 7 че­ло­век, ра­не­но 22, в том чис­ле и ко­ман­дир ба­таль­о­на май­ор Дроз­дов, про­па­ло без вес­ти 16, в том чис­ле и ко­мис­сар ба­таль­о­на Ду­бов­ский. Из 21 тан­ка Т-28, вы­слан­но­го в ата­ку, при­бы­ло на сбор­ный пункт 5 ма­шин, 2 сда­ны на СПАМ (сбор­ный пункт ава­рий­ных ма­шин - Прим. ав­то­ра). Ос­таль­ная мат­часть тре­бу­ет ре­мон­та, что и про­из­во­дит­ся. 4 ма­ши­ны сго­ре­ли на по­ле боя, 1 пе­ре­вер­ну­лась вверх гу­се­ни­ца­ми в про­ти­во­тан­ко­вом рву, 1 не­из­вест­но где. При ата­ке унич­то­же­но: ПТО - до 5 шт., ДОТ - до 3 шт. Вви­ду то­го, что пе­хо­та не по­шла и ос­та­лась за на­дол­ба­ми, ко­то­рые се­вер­нее вы­со­ты 65,5 в 500 м, этот рай­он на­ши­ми по­ис­ка­ми не за­нят».

18 де­каб­ря 90-й тан­ко­вый ба­таль­он под­дер­жи­вал 138-ю стрел­ко­вую ди­ви­зию при ата­ке ук­реп­рай­о­на Хот­ти­не­н-Тур­та. И вновь пе­хо­та бы­ла от­се­че­на от тан­ков, а тан­ки, про­рвав­шись вглубь обо­ро­ны про­тив­ни­ка, по­нес­ли боль­шие по­те­ри. Ко­ман­дир бри­га­ды док­ла­ды­вал об этом бое так: «До­но­шу, что 18 де­каб­ря в 16.30 90-й тан­ко­вый ба­таль­он по­лу­чил за­да­чу ата­ко­вать Хот­ти­не­н-Тур­та и всту­пил в бой, ус­пеш­но про­дви­нув­шись в глу­би­ну обо­ро­ны про­тив­ни­ка до 1,5 км и вый­дя к ле­су се­вер­нее Тур­та. Тан­ки, не имея за со­бой пе­хо­ты, бы­ли об­стре­ля­ны арт­ог­нем ДОТ и ми­но­ме­та­ми из глу­би­ны обо­ро­ны про­тив­ни­ка. Пе­ред­ние ма­ши­ны 2-й ро­ты бы­ли со­жже­ны пе­хо­той про­тив­ни­ка: за­бро­са­ны бу­тыл­ка­ми с бы­ст­ро вос­пла­ме­няю­щим­ся ве­ще­ст­вом. При от­хо­де из ле­са ба­таль­он по­нес сле­дую­щие по­те­ри: 3 ро­та - 1 ма­ши­на сго­ре­ла, 1 ма­ши­на (лей­те­нан­та Ло­ги­но­ва), по­дор­ван­ная на ми­не, ос­тав­ле­на в ле­су; 2 ро­та - сго­ре­ла ма­ши­на лей­те­нан­та Бу­гае­ва, ма­ши­на лей­те­нан­та Ко­то­ва ос­тав­ле­на в ле­су по­дор­ван­ная, под­би­та и ос­тав­ле­на ма­ши­на ко­ман­ди­ра 2-й ро­ты стар­ше­го лей­те­нан­та Чер­ных. Кро­ме то­го, в ре­зуль­та­те от­хо­да в рай­оне про­тив­ни­ка ос­та­лась сго­рев­шая ма­ши­на ко­ман­ди­ра ба­таль­о­на ка­пи­та­на Яно­ва. О ма­ши­не ко­ман­ди­ра взво­да 2-й ро­ты лей­те­нан­та Та­ра­руш­ки­на све­де­ний не име­ет­ся».

19 де­каб­ря в 12.00 бы­ла про­из­ве­де­на но­вая ата­ка 90-го тан­ко­во­го ба­таль­о­на со 138-й стрел­ко­вой ди­ви­зии на Хот­ти­нен, а 91-го ба­таль­о­на со 123-й стрел­ко­вой ди­ви­зии - на вы­со­ту 65,5. На этот раз ата­ке пред­ше­ст­во­ва­ла ар­тил­ле­рий­ская под­го­тов­ка. Тан­ки­сты, бу­к­валь­но «под­ле­зая» под свой арт­огонь, про­шли две по­ло­сы за­гра­ж­де­ний, «осед­ла­ли» ук­ре­п­лен­ный узел и про­дви­ну­лись на три ки­ло­мет­ра вглубь, фак­ти­че­ски про­рвав глав­ную по­ло­су обо­ро­ны фин­нов.

К 14.00 90-й тан­ко­вый ба­таль­он ка­пи­та­на Яно­ва ро­той Т-28 и ро­той тя­же­лых тан­ков вы­шел к ле­су в 1,5 км се­ве­ро-во­сточ­нее Тур­та, прой­дя на этом уча­ст­ке всю ли­нию ук­ре­п­ле­ний и фак­ти­че­ски вы­пол­нив за­да­чу по про­ры­ву ук­реп­рай­о­на. Две дру­гие ро­ты ба­таль­о­на в это вре­мя ве­ли бой в глу­би­не обо­ро­ны, об­стре­ли­вая ДО­Ты и при­кры­вая пе­хо­ту, а 95-й тан­ко­вый ба­таль­он на­чал ата­ку с фрон­та.

Ко­гда же тан­ки­сты по­тре­бо­ва­ли от пе­хо­ты 138-й стрел­ко­вой ди­ви­зии бро­ска впе­ред для за­ня­тия ДО­Тов, фин­ны от­кры­ли ми­но­мет­ный огонь и пе­хо­та в па­ни­ке от­сту­пи­ла.

При­чем фин­ны бы­ли на­столь­ко де­мо­ра­ли­зо­ва­ны, что да­же прак­ти­че­ски не ве­ли по пе­хо­те пу­ле­мет­но­го ог­ня. Од­на­ко, по­чув­ст­во­вав что тан­ки дей­ст­ву­ют од­ни, они, под­тя­нув про­ти­во­тан­ко­вые ору­дия, на­ча­ли их рас­стре­ли­вать с флан­гов и ты­ла, а фин­ская пе­хо­та бу­тыл­ка­ми с бен­зи­ном ста­ла под­жи­гать под­би­тые тан­ки. К 17.00 по при­ка­зу ко­ман­ди­ра бри­га­ды ос­тат­ки ба­таль­о­на ото­шли на ис­ход­ные по­зи­ции, по­не­ся боль­шие по­те­ри в мат­ча­сти и лич­ном со­ста­ве. В этом бою по­гиб и ко­ман­дир ба­таль­о­на ка­пи­тан Янов. Ата­ка 91-го тан­ко­во­го ба­таль­о­на так­же за­хлеб­ну­лась из-за пас­сив­но­сти сво­ей пе­хо­ты. Все­го за этот день бри­га­да по­те­ря­ла 29 Т-28.

20 де­каб­ря 1939 го­да 20-ю тя­же­лую тан­ко­вую бри­га­ду вы­ве­ли в тыл, где до 1 фев­ра­ля 1940 го­да за­ни­ма­лась ре­мон­том мат­ча­сти, по­пол­не­ни­ем лич­ным со­ста­вом и бое­вой под­го­тов­кой.

В пе­ри­од с 1 по 10 фев­ра­ля 1940 го­да тан­ки Т-28 дей­ст­во­ва­ли в со­ста­ве бло­ки­ро­воч­ных групп по унич­то­же­нию фин­ских ДО­Тов, а так­же про­из­во­ди­ли раз­вед­ку бо­ем, осо­бен­но ак­тив­но дей­ст­вуя на уча­ст­ке Хот­ти­нен­ско­го ук­реп­рай­о­на.

Здесь ба­таль­о­ны 20 и 35-й тан­ко­вых бри­гад, под­дер­жи­вая час­ти 100-й стрел­ко­вой ди­ви­зии, про­дви­ну­лись впе­ред, унич­то­жив часть ДО­Тов и вы­явив всю сис­те­му фин­ских ук­ре­п­ле­ний. Не­смот­ря на боль­шие по­те­ри (толь­ко 20-я бри­га­да по­те­ря­ла здесь 59 тан­ков), глав­ным ре­зуль­та­том бы­ло то, что ата­ки в рай­оне Хот­ти­нен вы­ну­ди­ли фин­ское ко­ман­до­ва­ние пе­ре­бро­сить сю­да вой­ска с дру­гих уча­ст­ков, что спо­соб­ст­во­ва­ло про­ры­ву глав­ной по­ло­сы обо­ро­ны фин­нов в рай­оне вы­со­ты 65,5.

Ос­нов­ной фор­мой ис­поль­зо­ва­ния тан­ков Т-28 в этот пе­ри­од яв­ля­лось тес­ное взаи­мо­дей­ст­вий с пе­хо­той, ар­тил­ле­ри­ей и са­пе­ра­ми в борь­бе за пе­ред­ний край и в так­ти­че­ской глу­би­не обо­ро­ны про­тив­ни­ка. Кро­ме то­го, од­ной из важ­ней­ших за­дач ре­шае­мых тан­ка­ми, бы­ло их дей­ст­вие в со­ста­ве бло­ки­ро­воч­ных (штур­мо­вых) групп по за­хва­ту и унич­то­же­нию ДО­Тов. Как пра­ви­ло, в со­став та­кой груп­пы вклю­ча­юсь три пу­шеч­ных и два ог­не­мет­ных тан­ка, взвод са­пе­ров, до ро­ты пе­хо­ты, два-т­ри пу­ле­ме­та и од­но-два ору­дия. Ча­ше все­го ра­бо­та про­во­ди­лась но­чью или в сне­го­пад. Взрыв­ча­тое ве­ще­ст­во - а для под­ры­ва ДОТ его тре­бо­ва­лось от 1000 до 3000 кг - под­во­зи­лось тан­ка­ми на бро­не­са­нях Со­ко­ло­ва. Пу­шеч­ные тан­ки ог­нем по ам­бра­зу­рам и при­ле­гаю­щим к ДОТ тран­ше­ям обес­пе­чи­ва­ли под­ход ог­не­мет­ных тан­ков, ко­то­рые за­ли­ва­ли ам­бра­зу­ры и две­ри ДОТ ог­не­сме­сью и за­жи­га­ли ее. В это вре­мя са­пе­ры ве­ли ра­бо­ту по под­ры­ву, а пе­хо­та при­кры­ва­ла са­пер от атак фин­нов.

В пер­вое вре­мя дей­ст­вия штур­мо­вых групп бы­ли не­удач­ны­ми, так как ата­ке под­вер­гал­ся от­дель­но взя­тый ДОТ и тан­ки рас­стре­ли­ва­лись из со­сед­них ог­не­вых то­чек. В по­сле­дую­щем, ко­гда ата­ко­ва­ли сра­зу 3-4 близ­ле­жа­щих ДО­Та, дей­ст­вия бло­ки­ро­воч­ных групп бы­ли бо­лее ус­пеш­ны­ми. Осо­бен­но удач­но дей­ст­во­ва­ли они в по­ло­се 39 и 20-й тан­ко­вых бри­гад.

11 фев­ра­ля 1940 го­да 91-й тан­ко­вые ба­таль­он ка­пи­та­на Яков­ле­ва, под­дер­жи­вая час­ти 123-й стрел­ко­вой ди­ви­зии, по­сле по­лу­то­ра­ча­со­вой арт­под­го­тов­ки, на­чал штурм вы­со­ты 65,5. Осо­бен­но ус­пеш­но дей­ст­во­ва­ла го­лов­ная ро­та ба­таль­о­на под ко­ман­до­ва­ни­ем стар­ше­го лей­те­нан­та Ха­ра­бор­ки­на, при­дан­ная стрел­ко­во­му ба­таль­о­ну ка­пи­та­на Со­ро­ки.

К мо­мен­ту окон­ча­ния ар­тил­ле­рий­ской под­го­тов­ки ро­та Ха­ра­бор­ки­на по­до­шла к пер­вым на­дол­бам и по про­хо­дам, про­де­лан­ным са­пе­ра­ми, пре­одо­ле­ла их. За­тем с хо­ду бы­ла пре­одо­ле­на вто­рая ли­ния на­дол­бов, в ко­то­рой не бы­ло про­хо­дов. При­чем не­ко­то­рые ма­ши­ны рас­стре­ли­ва­ли на­дол­бы из тан­ко­вых пу­шек, а дру­гие, вклю­чая танк Ха­ра­бор­ки­на, про­шли по вер­хам на­долб, за ко­то­ры­ми ока­зал­ся про­ти­во­тан­ко­вый ров. При по­мо­щи фа­шин, ле­жав­ших на бро­не, тан­ки­сты сде­ла­ли два про­хо­да че­рез ров и про­шли по ним. За­тем, раз­вер­нув­шись, тан­ки за­вя­за­ли бой с ДО­Та­ми, сдер­жи­вав­ши­ми на­сту­п­ле­ние пе­хо­ты. Танк ко­ман­ди­ра ро­ты ока­зал­ся по­за­ди од­но­го из ДО­Тов. Тре­мя бро­не­бой­ны­ми сна­ря­да­ми эки­паж раз­бил его бро­не­две­ри и за­ста­вил ДОТ за­мол­чать. Поль­зу­ясь под­держ­кой тан­ков, пе­хо­та ба­таль­о­на Со­ро­ки пе­ре­бра­лась че­рез ров и по­шла на штурм. К ве­че­ру 11 фев­ра­ля вы­со­та 65.5 бы­ла взя­та. Ро­та Ха­ра­бор­ки­на по­те­ря­ла в этом бою 4 Т-28.

На сле­дую­щий день, 12 фев­ра­ля, ком­бриг Бор­зи­лов пе­ре­бро­сил в рай­он вы­со­ты 65,5 95-й тан­ко­вый ба­таль­он, с по­мо­щью ко­то­ро­го про­рыв рас­ши­ри­ли и уг­лу­би­ли, и к ве­че­ру 13 фев­ра­ля 1940 го­да на этом уча­ст­ке глав­ная обо­ро­ни­тель­ная по­ло­са «ли­нии Ман­нер­гей­ма» бы­ла пол­но­стью про­рва­на.

16 фев­ра­ля 20-я тя­же­лая тан­ко­вая бри­га­да во­шла в со­став под­виж­ной груп­пы ком­бри­га Бор­зи­ло­ва (20 и 1-я тан­ко­вые бри­га­ды и два стрел­ко­вых ба­таль­о­на), вы­пол­няя за­да­чу по раз­гро­му фин­ских войск в рай­оне Вий­пу­ра, от­ре­зая им пу­ти от­хо­да с юго-во­сточ­ной час­ти пе­ре­шей­ка. 17 фев­ра­ля груп­па по­до­шла к Кя­ма­ря, а с 18-го на­ча­ла на­сту­п­ле­ние на двух на­прав­ле­ни­ях - 1-я тан­ко­вая бри­га­да на Пие­н-Пе­ро, а 20-я тан­ко­вая бри­га­да на Хон­ко­ние­ми. Встре­тив силь­ное со­про­тив­ле­ние фин­нов, груп­па, не­ся боль­шие по­те­ри, ве­ла бои до 20 фев­ра­ля. По­сле это­го 1-ю тан­ко­вую бри­га­ду вы­ве­ли в ре­зерв, а 20-я бри­га­да про­дол­жа­ла дей­ст­во­вать в рай­оне Хон­ко­ние­ми со­вме­ст­но со 123-й стрел­ко­вой ди­ви­зи­ей.

20-27 фев­ра­ля бри­га­да ве­ла бои за ов­ла­де­ние стан­ци­ей Хон­ко­ние­ми и на­се­лен­ны­ми пунк­та­ми Ку­си­сто, Юко­ла.

29 фев­ра­ля бри­га­да за­вя­за­ла бои за стан­цию Пе­ро. Фин­ны пы­та­лись контр­ата­ко­вать пе­хо­той при под­держ­ке имев­ших­ся у них двух тан­ков «Вик­керс», но без­ус­пеш­но. «Вик­кер­сы» вы­шли на по­зи­ции 91-го тан­ко­во­го ба­таль­о­на, где и бы­ли под­би­ты. В жур­на­ле бое­вых дей­ст­вий 91-го ба­таль­о­на 20-й тан­ко­вой бри­га­ды это­му эпи­зо­ду от­ве­де­на все­го од­на строч­ка: «Во вре­мя ата­ки стан­ции Пе­ро в од­ном ки­ло­мет­ре се­ве­ро-за­пад­нее Вя­ра­ко­ски с хо­да бы­ли рас­стре­ля­ны два тан­ка «Вик­керс». По фин­ским дан­ным, в этом бою из вось­ми тан­ки­стов по­гиб­ло трое и один был ра­нен. Ве­че­ром то­го же дня стан­ция Пе­ро бы­ла взя­та.

1 мар­та 91-й тан­ко­вый ба­таль­он ов­ла­дел рай­оном Пе­ро­ин­сун­кю­ля и вы­со­той 30,6, за­хва­тив там ба­та­рею 76,2-мм ору­дий, ра­дио­стан­цию, бо­лее 100 ло­ша­дей и раз­гро­мив штаб пе­хот­ной ди­ви­зии.

Во вре­мя бое­вых дей­ст­вии па Ка­рель­ском пе­ре­шей­ке тан­ки Т-28 ис­поль­зо­ва­лись как раз для то­го, для че­го их и соз­да­ва­ли - для под­держ­ки войск при про­ры­ве силь­но ук­ре­п­лен­ных по­зи­ции про­тив­ни­ка. Не­смот­ря на то, что эти ма­ши­ны соз­да­ва­лись по тре­бо­ва­ни­ям на­ча­ла 1930-х го­дов, они по­ка­за­ли се­бя с са­мой луч­шей сто­ро­ны. Т-28 пре­вос­хо­ди­ли все ос­таль­ные тан­ки по про­хо­ди­мо­сти - на вто­рой пе­ре­да­че они сво­бод­но пе­ре­дви­га­лись по сне­гу глу­би­ной 80-90 см, луч­ше пре­одо­ле­ва­ли рвы, эс­кар­пы и дру­гие пре­пят­ст­вия.

Од­на­ко, не­смот­ря на бо­лее тол­стую бро­ню (по срав­не­нию с Т-26 и БТ), пер­вые же бои по­ка­за­ли, что Т-28, уяз­ви­мы для ог­ня имев­ших­ся на воо­ру­же­нии фин­ской ар­мии 37-мм про­ти­во­тан­ко­вых пу­шек швед­ской фир­мы «Бо­форс».

Бои в Фин­лян­дии по­ка­за­ли, что Т-28 яв­ля­ет­ся на­деж­ной и ре­мон­то­при­год­ной ма­ши­ной, не­смот­ря на су­ро­вые гео­гра­фи­че­ские и кли­ма­ти­че­ские ус­ло­вия экс­плуа­та­ции, ар­тил­ле­рий­ские об­стре­лы и мин­ные по­ля. Об этом мож­но су­дить по сле­дую­щим циф­рам.

К на­ча­лу вой­ны (30 но­яб­ря 1939 го­да) в 20-й тан­ко­вой бри­га­де име­лось 105 Т-28. В хо­де бое­вых дей­ст­вий на по­пол­не­ние при­бы­ло с Ки­ров­ско­го за­во­да 67 но­вых тан­ков вы­пус­ка 1939-1940 го­дов, та­ким об­ра­зом, об­щее ко­ли­че­ст­во Т-28, уча­ст­во­вав­ших в со­вет­ско-фин­лянд­ской вой­не со­став­ля­ет 172 ма­ши­ны.
Из 482 по­те­рян­ных тан­ков, в хо­де бо­ев бы­ло вос­ста­нов­ле­но 386, что со­ста­вит 80% по­терь. Кро­ме то­го, ка­ж­дый уча­ст­во­вав­ший в вой­не Т-28 вос­ста­нав­ли­вал­ся как ми­ни­мум, два­ж­ды (по до­ку­мен­там, не­ко­то­рые ма­ши­ны ре­мон­ти­ро­ва­лись в хо­де бо­ев до 5 раз) и сно­ва шел в бой. Из об­ще­го чис­ла по­терь без­воз­врат­ные со­ста­ви­ли все­го 32 тан­ка Т-28 - 30 сго­рев­ших и 2 ма­ши­ны за­хва­чен­ных фин­на­ми - то есть все­го око­ло 7%.

Та­кое по­ло­же­ние дел объ­яс­ня­ет­ся не толь­ко ус­пеш­ной ра­бо­той ре­монт­но-вос­ста­но­ви­тель­но­го ба­таль­о­на бри­га­ды, но и бли­зо­стью Ки­ров­ско­го за­во­да, вы­пус­кав­ше­го Т-28. За­вод в те­че­ние всей вои­ны бес­пе­ре­бой­но снаб­жал тан­ки­стов не­об­хо­ди­мым ко­ли­че­ст­вом за­пас­ных час­тей, а так­же вы­де­лил в по­мощь ре­монт­ни­кам бри­га­ды груп­пу опыт­ных ра­бо­чих с не­об­хо­ди­мым обо­ру­до­ва­ни­ем.

С на­ча­лом фор­ми­ро­ва­ния в Крас­ной Ар­мии ме­ха­ни­зи­ро­ван­ных кор­пу­сов ле­том 1940 го­да и пе­ре­хо­дом ав­то­бро­не­тан­ко­вых войск на но­вую ор­га­ни­за­цию, все тан­ко­вые бри­га­ды по­сте­пен­но рас­фор­ми­ро­вы­ва­лись, а их кад­ры и ма­те­ри­аль­ная часть по­сту­па­ли на уком­плек­то­ва­ние но­во­фор­ми­руе­мых тан­ко­вых ди­ви­зий. Не бы­ли ис­клю­че­ни­ем и тя­же­лые тан­ко­вые бри­га­ды.

Так, на ба­зе 20-й Крас­но­зна­мен­ной тя­же­лой тан­ко­вой бри­га­ды сфор­ми­ро­ва­ли 1-ю Крас­но­зна­мен­ную тан­ко­вую ди­ви­зию 1 -го ме­ха­ни­зи­ро­ван­но­го кор­пу­са. Кро­ме то­го, часть тан­ков Т-28 20-й бри­га­ды пе­ре­да­ли в со­став 3-й тан­ко­вой ди­ви­зии то­го же мех­кор­пу­са. Тан­ки 10-й тя­же­лой тан­ко­вой бри­га­ды по­сту­пи­ли на воо­ру­же­ние 8-й тан­ко­вой ди­ви­зии 4-го мех­кор­пу­са и 10-й тан­ко­вой ди­ви­зии 15-го мех­кор­пу­са, а часть бое­вых ма­шин 21-й тя­же­лой тан­ко­вой бри­га­ды - 5-й тан­ко­вой ди­ви­зии

3-го мех­кор­пу­са. Прав­да, к на­ча­лу вой­ны до­воль­но боль­шое ко­ли­че­ст­во Т-28 тре­бо­ва­ло ре­мон­та, а так как про­из­вод­ст­во за­пас­ных час­тей к ним бы­ло пре­кра­ще­но в ию­не 1940 го­да, а за­пас ра­нее вы­пу­шен­ных поч­ти пол­но­стью ис­то­щил­ся, ре­мон­ти­ро­вать тан­ки бы­ло не­чем. На­при­мер, в док­ла­де о хо­де фор­ми­ро­ва­ния 5-й тан­ко­вой ди­ви­зии, да­ти­ро­ван­ном 4 ав­гу­ста 1940 го­да ска­за­но: «Сред­них тан­ков Т-28 при­бы­ло с 26-м ба­таль­о­ном 21-й тан­ко­вой бри­га­ды 30 штук, из них 23 тре­бу­ют сред­не­го ре­мон­та. За­пас­ных час­тей к ним со­вер­шен­но нет».

Здесь сле­ду­ет дать не­ко­то­рые по­яс­не­ния. Де­ло в том, что ко­ли­че­ст­вен­ный и ка­че­ст­вен­ный учет бро­не­тан­ко­вой тех­ни­ки вел­ся по спе­ци­аль­ной фор­ме №151 в со­от­вет­ст­вии с при­ка­зом На­род­но­го ко­мис­са­ра обо­ро­ны (НКО) СССР №15 от 10 ян­ва­ря 1940 го­да, вво­див­шим в дей­ст­вие с 1 ап­ре­ля 1940 го­да «На­став­ле­ние по уче­ту и от­чет­но­сти в Крас­ной Ар­мии». Со­глас­но это­му на­став­ле­нию пре­ду­смат­ри­ва­лось де­ле­ние все­го иму­ще­ст­ва по ка­че­ст­вен­но­му со­стоя­нию на сле­дую­щие ка­те­го­рии:

1-я ка­те­го­рия - но­вое, не быв­шее в экс­плуа­та­ции, от­ве­чаю­щее тре­бо­ва­ни­ям тех­ни­че­ских ус­ло­вий и впол­не год­ное к ис­поль­зо­ва­нию по пря­мо­му на­зна­че­нию.
 2-я ка­те­го­рия - быв­шее (на­хо­дя­щее­ся) в экс­плуа­та­ции, впол­не ис­прав­ное и год­ное к ис­поль­зо­ва­нию по пря­мо­му на­зна­че­нию. Сю­да же от­но­сит­ся иму­ще­ст­во, тре­бую­щее вой­ско­во­го ре­мон­та.
 3-я ка­те­го­рия - тре­бую­щее ре­мон­та в ок­руж­ных мас­тер­ских (сред­ний ре­монт).
 4-я ка­те­го­рия - тре­бую­щее ре­мон­та в цен­траль­ных мас­тер­ских и на за­во­дах (ка­пи­таль­ный ре­монт). Тан­ки, уже от­прав­лен­ные на за­во­ды и рем­ба­зы, из спи­сков час­тей не ис­клю­ча­лись, а по­ка­зы­ва­лись в этой гра­фе зна­ме­на­те­лем
 5-я ка­те­го­рия - не­год­ное (в свод­ную ве­до­мость по фор­ме №151 не вклю­ча­лись).

Та­ким об­ра­зом, бое­спо­соб­ны­ми вро­де бы мож­но счи­тать 292 тан­ка Т-28 од­на­ко не­из­вест­но сколь­ко из них тре­бо­ва­ли вой­ско­во­го ре­мон­та - за­ме­ны кат­ков, тра­ков, ак­ку­му­ля­то­ров и т.п. А учи­ты­вая хро­ни­че­ское от­сут­ст­вие за­пас­ных час­тей к Т-28 не бу­дет пре­уве­ли­че­ни­ем счи­тать пол­но­стью ис­прав­ны­ми и бое­го­то­вы­ми при­мер­но 170-200 ма­шин.

Пер­вы­ми всту­пи­ли в бой тан­ки Т-28 5-й тан­ко­вой ди­ви­зии, рас­по­ло­жен­ной в Али­ту­се Час­ти ди­ви­зии еще 19 ию­ня бы­ли вы­ве­де­ны из во­ен­но­го го­род­ка и за­ня­ли обо­ро­ну на вос­точ­ной ок­раи­не го­ро­да на пра­вом бе­ре­гу ре­ки Не­ман. По­это­му, ко­гда в 4.20 22 ию­ня 1941 го­да не­мец­кая авиа­ция ста­ла бом­бить пар­ки ди­ви­зии, там уже ни­ко­го не бы­ло. Ко­гда тан­ки и пе­хо­та 39-го мо­то­ри­зо­ван­но­го кор­пу­са нем­цев ста­ли пе­ре­прав­лять­ся че­рез Не­ман по двум мос­там, их встре­тил ог­нем ар­тил­ле­рии и контр­ата­ки со­вет­ских тан­ков. В до­ку­мен­тах о бое­вых дей­ст­ви­ях ди­ви­зии тан­кам Т-28 да­ет­ся сле­дую­щая оцен­ка:

 «К на­ча­лу бое­вых дей­ст­вий 27 тан­ков Т-28 бы­ли не­бое­спо­соб­ны вслед­ст­вие из­но­шен­но­сти. Во вре­мя боя за мос­ты ге­рой­ски дей­ст­во­вал лич­ный со­став 1-го ба­таль­о­на 9-го тан­ко­во­го пол­ка. Он имел 24 тан­ка Т-28 и с мес­та арт­ог­нем под­дер­жи­вал на­сту­п­ле­ние 2-го ба­таль­о­на. Дви­же­ние про­тив­ни­ка че­рез се­вер­ный мост бы­ло при­ос­та­нов­ле­но...

Толь­ко в 7.00 23 ию­ня, при по­яв­ле­нии но­вых час­тей про­тив­ни­ка и вслед­ст­вие не­хват­ки бо­е­при­па­сов, час­ти 5-й тан­ко­вой ди­ви­зии ото­шли в на­прав­ле­нии Дау­ги-Виль­но. За день боя 9-й тан­ко­вый полк по­те­рял из 24 Т-28 на по­ле боя 16, ос­таль­ные вы­шли из строя и бы­ли по­дор­ва­ны эки­па­жа­ми».
 
На Юго-За­пад­ном фрон­те Т-28 4 и 15-го ме­ха­ни­зи­ро­ван­ных кор­пу­сов всту­пи­ли в бой 23-24 ию­ня. Од­на­ко, силь­ная из­но­шен­ность мат­ча­сти и от­сут­ст­вие за­пас­ных час­тей не по­зво­ля­ли в пол­ной ме­ре ис­поль­зо­вать их бое­вые ка­че­ст­ва. На­при­мер, вот что со­об­щал по­мощ­ник ко­ман­ди­ра по тех­ни­че­ской час­ти 4-го мех­кор­пу­са в до­не­се­нии на­чаль­ни­ку АБ­ТУ Юго-За­пад­но­го фрон­та, да­ти­ро­ван­ном 25 ию­ня 1941 го­да:
 
«Со­вер­шен­но не­тро­ну­тым ос­тал­ся во­прос со снаб­же­ни­ем зап­ча­стя­ми, осо­бен­но бое­вых ма­шин, в ре­зуль­та­те че­го 25 Т-34, 5 КВ, 12 Т-28 и 14 БТ вы­шли из строя и на­хо­дят­ся в ожи­да­нии сред­не­го и те­ку­ще­го ре­мон­та».

Все­го су­тки спус­тя все тот же пом­по­тех 4-го мех­кор­пу­са со­об­ща­ет: «Ос­нов­ным не­дос­тат­ком боль­шо­го вы­хо­да из строя ма­шин и по­треб­но­сти в ре­мон­те - от­сут­ст­вие зап­ча­стей те­ку­ще­го до­воль­ст­вия и за­па­сов НЗ. К Т-34 и Т-28 зап­ча­стей со­всем нет».

Судь­бу тан­ков Т-28 4-го ме­ха­ни­зи­ро­ван­но­го кор­пу­са мож­но уз­нать из «Ве­до­мо­сти по­те­ри бое­вой ма­те­ри­аль­ной час­ти с 22 ию­ня по 1 ав­гу­ста 1941 го­да»:

От­прав­ле­но в ре­монт на рем­ба­зы и за­во­ды про­мыш­лен­но­сти - 12;
Ос­тав­ле­но на мес­те рас­квар­ти­ро­ва­ния и за­хва­че­но про­тив­ни­ком - 5;
От­ста­ло в пу­ти во вре­мя мар­шей и про­па­ло без вес­ти, унич­то­же­но арт­ог­нем про­тив­ни­ка - 58».

По тан­кам Т-28 10-й тан­ко­вой ди­ви­зии 15-го мех­кор­пу­са све­де­ний со­хра­ни­лось не­сколь­ко боль­ше. В «Док­ла­де о бое­вой дея­тель­но­сти 10-й тан­ко­вой ди­ви­зии на фрон­те борь­бы с гер­ман­ским фа­шиз­мом за пе­ри­од с 22 ию­ня по 1 ав­гу­ста 1941 го­да» ска­за­но:

«По сво­ему тех­ни­че­ско­му со­стоя­нию тан­ки Т-28 име­ли за­пас хо­да в сред­нем до 75 ча­сов. В боль­шин­ст­ве сво­ем они тре­бо­ва­ли за­ме­ны дви­га­те­лей и по сво­ему тех­ни­че­ско­му со­стоя­нию не мог­ли быть ис­поль­зо­ва­ны в дли­тель­ной опе­ра­ции. К 22 ию­ня имел­ся 51 танк Т-28, из них вы­ве­де­но по тре­во­ге 44 ма­ши­ны. Прак­ти­че­ски пол­ное от­сут­ст­вие зап­ча­стей сра­зу па­губ­но ска­за­лось в пе­ри­од во­ен­ных дей­ст­вий. Ма­ши­ны за­час­тую вы­хо­ди­ли из строя по ма­лей­шим тех­ни­че­ским не­ис­прав­но­стям. За вре­мя бо­ев ре­монт­ны­ми сред­ст­ва­ми ди­ви­зии бы­ло сде­ла­но 4 сред­них и 38 те­ку­щих ре­мон­тов Т-28...

По­те­ри Т-28 10-й тан­ко­вой ди­ви­зии за пе­ри­од с 22 ию­ня по 1 ав­гу­ста 1941 го­да:

Ос­тав­ле­но в мес­те рас­квар­ти­ро­ва­ния в г. Зло­чев из-за тех­ни­че­ских не­ис­прав­но­стей и впо­след­ст­вии за­хва­че­ны про­тив­ни­ком - 7;
 Раз­би­то и сго­ре­ло на по­ле боя - 4;
 Вы­шло из строя при вы­пол­не­нии бое­вой за­да­чи и ос­тав­ле­но на тер­ри­то­рии, за­ня­той про­тив­ни­ком - 4;
 Ос­та­лось с эки­па­жа­ми в ок­ру­же­нии про­тив­ни­ка из-за тех­ни­че­ской не­ис­прав­но­сти или от­сут­ст­вия го­рю­че-с­ма­зоч­ных ма­те­риа­лов - 6;
 Ос­та­лось из-за от­сут­ст­вия го­рю­че-с­ма­зоч­ных ма­те­риа­лов и не­воз­мож­но­сти его по­дать, так как рай­он рас­по­ло­же­ния ма­шин за­хва­чен про­тив­ни­ком - 4;
 Про­па­ло без вес­ти вме­сте с эки­па­жа­ми - 3;
 Унич­то­же­но на сбор­ных пунк­тах ава­рий­ных ма­шин в свя­зи с не­воз­мож­но­стью эва­куи­ро­вать при от­хо­де - 6;
 Ос­тав­ле­но при от­хо­де час­ти по тех­ни­че­ским не­ис­прав­но­стям и не­воз­мож­но­сти вос­ста­но­вить и эва­куи­ро­вать - 15;
 За­стря­ло на пре­пят­ст­ви­ях с не­воз­мож­но­стью из­влечь и эва­куи­ро­вать - 2;

Все­го - 51».

Та­ким об­ра­зом, к 1 ав­гу­ста 1941 го­да бы­ли по­те­ря­ны все тан­ки Т-28, на­хо­див­шие­ся в со­ста­ве мех­кор­пу­сов Юго-За­пад­но­го фрон­та. Од­на­ко, в на­ча­ле ию­ля часть Т-28, из чис­ла на­хо­див­ших­ся к на­ча­лу вой­ны на скла­дах и рем­ба­зах, пе­ре­да­ли в вой­ска. По со­стоя­нию на 30 ию­ля 1941 го­да 22 Т-28 име­лось в со­ста­ве 8-го ме­ха­ни­зи­ро­ван­но­го кор­пу­са Юго-За­пад­но­го фрон­та, и по пять ма­шин - в 16 и 18-м мех­кор­пу­сах. В те­че­ние ав­гу­ста все эти тан­ки бы­ли по­те­ря­ны.
Доль­ше все­го дей­ст­во­ва­ли Т-28 1-го ме­ха­ни­зи­ро­ван­но­го кор­пу­са, вхо­див­ше­го в со­став Се­ве­ро-За­пад­но­го фрон­та. Это объ­яс­ня­лось во-пер­вых, на­ли­чи­ем в со­ста­ве кор­пу­са пре­иму­ще­ст­вен­но эк­ра­ни­ро­ван­ных тан­ков, про­шед­ших ре­монт в 1940 го­ду, а во-вто­рых, бли­зо­стью (по срав­не­нию с дру­ги­ми фрон­та­ми) Ки­ров­ско­го за­во­да, спо­соб­но­го бы­ст­ро и ка­че­ст­вен­но про­из­не­сти ре­монт по­вре­ж­ден­ных ма­шин.

В пер­вые же дни вой­ны 1-й мех­кор­пус раз­дер­га­ли по от­дель­ным час­тям и он фак­ти­че­ски пе­ре­стал су­ще­ст­во­вать как бое­вая еди­ни­ца: 1-я тан­ко­вая ди­ви­зия еще за не­сколь­ко дней до вой­ны убы­ла в Ка­ре­лию, в рай­он го­ро­да Ал­ла­кур­ти, 163-ю мо­то­ри­зо­ван­ную ди­ви­зию пе­ре­да­ли в со­став 27-й ар­мии, а из 3-й тан­ко­вой ди­ви­зии изъ­я­ли мо­то­стрел­ко­вый полк и один тан­ко­вый ба­таль­он.

4 ию­ля 1941 го­да ко­ман­дир кор­пу­са по­лу­чил бое­вой при­каз шта­ба Се­ве­ро-За­пад­но­го фрон­та - унич­то­жить про­рвав­шую­ся груп­пи­ров­ку про­тив­ни­ка в рай­оне го­ро­да Ост­ров. В контр­ата­ке, ко­то­рая на­ча­лась в 5.00 5 ию­ля, уча­ст­во­ва­ли 5 и 6-й тан­ко­вые пол­ки 3-й тан­ко­вой ди­ви­зии, имев­ших к это­му мо­мен­ту 28 Т-28, 10 КВ, 148 БТ, 30 Т-26 и 42 ХТ. (Часть тан­ков в ата­ке не уча­ст­во­ва­ла, а на­хо­ди­лась в ре­мон­те и на мар­ше к мес­ту боя. Ко­ли­че­ст­во Т-28, уча­ст­во­вав­ших в ата­ке, со­став­ля­ло 15-20 ма­шин). Ар­тил­ле­рий­скую под­держ­ку осу­ще­ст­в­лял толь­ко 3-й гау­бич­ный полк - 24 ору­дия. Пе­хо­та прак­ти­че­ски от­сут­ст­во­ва­ла (име­лось до од­но­го свод­но­го ба­таль­о­на из час­тей 11-й стрел­ко­вой ди­ви­зии, ос­таль­ная бес­по­ря­доч­но ото­шла), авиа­ции со­всем не бы­ло.

В ре­зуль­та­те упор­но­го боя с час­тя­ми 1-й тан­ко­вой ди­ви­зии нем­цев, на­ши тан­ки­сты вы­би­ли ее из го­ро­да и вы­шли на вос­точ­ный бе­рег ре­ки Ве­ли­кая. Но пе­хо­ты для за­кре­п­ле­ния дос­тиг­ну­то­го ус­пе­ха и очи­ще­ния го­ро­да не бы­ло - свод­ный ба­таль­он по­нес боль­шие по­те­ри и в бес­по­ряд­ке ото­шел.

Нем­цы, пе­ре­груп­пи­ро­вав си­лы, в 15.55 пе­ре­шли в контр­ата­ку си­ла­ми 1 и 6-й тан­ко­вых ди­ви­зии при силь­ной ар­тил­ле­рий­ской и авиа­ци­он­ной под­держ­ке. 5 и 6-й тан­ко­вые пол­ки, не по­лу­чив под­кре­п­ле­ния, прак­ти­че­ски без ар­тил­ле­рии, упор­но сдер­жи­ва­ли ата­ки до 17.00. Под уда­ра­ми пи­ки­рую­щих бом­бар­ди­ров­щи­ков и ар­тил­ле­рии, по­не­ся боль­шие по­те­ри, в 19.00 тан­ко­вые пол­ки 3-й тан­ко­вой ди­ви­зии ста­ли от­хо­дить на Пор­хов и в се­вер­ном на­прав­ле­нии.

В ре­зуль­та­те боя, в пол­ках ос­та­лось 43 ма­ши­ны - 1 Т-28, 2 КВ и 40 БТ. В даль­ней­шем пол­ки ди­ви­зии дей­ст­во­ва­ли в со­ста­ве 22 и 41-го стрел­ко­вых кор­пу­сов в рай­онах Псков, Пор­хов, Ка­ра­мы­ше­во, Сель­цы. К 15 ию­ля в со­ста­ве 3-й тан­ко­вой ди­ви­зии ос­та­лось 4 Т-28, 2 КВ и 16 БТ, а 21 ию­ля ее вы­ве­ли в тыл для пе­ре­фор­ми­ро­ва­ния.

Час­ти 1-й тан­ко­вой ди­ви­зии 1-го мех­кор­пу­са, убыв­шей в Ка­ре­лию, раз­гру­зи­лись в рай­оне Ал­ла­кур­ти 26 ию­ня 1941 го­да и до кон­ца ию­ля ве­ли бои, под­дер­жи­вая час­ти 42-го стрел­ко­во­го кор­пу­са. 17 ию­ля 2-й тан­ко­вый полк ди­ви­зии пе­ре­бра­сы­ва­ет­ся под Крас­но­гвар­дейск, а 1 ав­гу­ста ту­да же при­бы­ла и часть бое­вых ма­шин 1-го тан­ко­во­го пол­ка. В ав­гу­сте, из бое­вых ма­шин 1 -го тан­ко­во­го пол­ка, ос­тав­ших­ся в со­ста­ве 42-го стрел­ко­во­го кор­пу­са, фор­ми­ру­ет­ся 107-й от­дель­ный тан­ко­вый ба­таль­он, имев­ший сре­ди про­чей мат­ча­сти 13 Т-28.

Час­ти ди­ви­зии, убыв­шие под Крас­но­гвар­дейск, всту­пи­ли в бой 11 ав­гу­ста, имея 14 Т-28, 22 КВ, 48 БТ, 12 Т-26 и 7 Т-50.

Здесь тан­ки Т-28, впро­чем, как и дру­гие бое­вые ма­ши­ны ди­ви­зии, ис­поль­зо­ва­лись глав­ным об­ра­зом для дей­ст­вий из за­сад. Час­то из-за тех­ни­че­ских не­ис­прав­но­стей при­хо­ди­лось ос­тав­лять тан­ки Т-28, так как эва­куи­ро­вать их не бы­ло воз­мож­но­сти. На­при­мер, в «От­че­те о бое­вых дей­ст­ви­ях 1-й тан­ко­вой ди­ви­зии с 16 по 31 ав­гу­ста 1941 го­да» есть та­кие стро­ки: «Ве­че­ром 15 ав­гу­ста во вре­мя боя из за­сад два Т-28, вслед­ст­вие не­ис­прав­но­сти и не­воз­мож­но­сти эва­куи­ро­вать, вви­ду уг­ро­зы за­хва­та бы­ли со­жже­ны...»

Все­го за пе­ри­од с 11 ав­гу­ста по 12 сен­тяб­ря 1941 го­да 1-я тан­ко­вая ди­ви­зия по­те­ря­ла сле­дую­щее ко­ли­че­ст­во Т-28 (с уче­том от­ре­мон­ти­ро­ван­ных):

Сго­ре­ло от арт­ог­ня - 12;
 Под­би­то арт­ог­нем - 2;
 Вы­шло из строя по тех­ни­че­ским при­чи­нам - 6;
 Про­чие при­чи­ны - 1;
 Эва­куи­ро­ва­но - 6;
 Ос­тав­ле­но на по­ле боя - 12.

К кон­цу ав­гу­ста 1941 го­да в ди­ви­зии не ос­та­лось ни од­но­го Т-28, а 30 сен­тяб­ря ее вы­ве­ли в тыл и пе­ре­фор­ми­ро­ва­ли в 123-ю тан­ко­вую бри­га­ду.

В по­сле­дую­щих бо­ях на Ле­нин­град­ском фрон­те уча­ст­во­ва­ло и не­боль­шое ко­ли­че­ст­во Т-28. В ус­ло­ви­ях бло­ка­ды и ис­поль­зо­ва­ния тан­ков в ка­че­ст­ве под­виж­ных ог­не­вых то­чек, они при­ме­ня­лись до 1943 го­да, а в ты­ло­вых под­раз­де­ле­ни­ях в ка­че­ст­ве учеб­ных - до вес­ны 1944 го­да.

На­при­мер. 19 но­яб­ря 1941 го­да в со­став 51-го от­дель­но­го тан­ко­во­го ба­таль­о­на (42-я ар­мия) при­бы­ла ро­та из 9 Т-28. 20 де­каб­ря она ата­ко­ва­ла по­зи­ции про­тив­ни­ка в рай­оне Верх­нее Кой­ро­во. Про­рвав не­мец­кую обо­ро­ну, тан­ки уг­лу­би­лись в тыл, в ре­зуль­та­те че­го 5 Т-28 бы­ли под­би­ты ар­тил­ле­ри­ей и ос­та­лись на тер­ри­то­рии про­тив­ни­ка, а 2 Т-28, имея по­вре­ж­де­ния, су­ме­ли вый­ти к сво­ей пе­хо­те.

Име­лись Т-28 и в со­ста­ве 220-й тан­ко­вой бри­га­ды 55-й ар­мии - на 27 сен­тяб­ря 1942 го­да в ее со­ста­ве чис­ли­лось 8 Т-28, 18 КВ, 20 Т-34, 17 Т-26 и 4 Т-50. По­след­ние све­де­ния по Т-28 Ле­нин­град­ско­го фрон­та от­но­сят­ся к 1 ию­ня 1944 го­да, ко­гда в со­ста­ве тан­ко­вых войск фрон­та еще чис­ли­лось 2 Т-28. ко­то­рые про­хо­ди­ли ре­монт на од­ном из за­во­дов Ле­нин­гра­да.

Осень­ю-зи­мой 1941 го­да не­боль­шое ко­ли­че­ст­во Т-28 уча­ст­во­ва­ло в бит­ве под Мо­ск­вой. Так, 150-я тан­ко­вая бри­га­да Брян­ско­го фрон­та, на­хо­дясь в ре­зер­ве в рай­оне Ель­ца в пе­ри­од 13-17 но­яб­ря 1941 го­да по­лу­чи­ла на 10 Т-28. В хо­де по­сле­дую­щих бо­ев за го­род Еф­ре­мов 20-21 но­яб­ря два Т-28 бы­ли без­воз­врат­но по­те­ря­ны, а ос­таль­ные эва­куи­ро­ва­ли в тыл для ка­пи­таль­но­го ре­мон­та (боль­шин­ст­во из них вы­шло из строя по тех­ни­че­ским при­чи­нам).

По со­стоя­нию на 3 ап­ре­ля 1942 го­да в 150-й тан­ко­вой бри­га­де все еще имел­ся один Т-28, прав­да, не на хо­ду.

Один Т-28 имел­ся в рас­по­ря­же­нии НИБТ по­ли­го­на в под­мос­ков­ной Ку­бин­ке. По со­стоя­нию на 22 ав­гу­ста 1941 го­да эта ма­ши­на бы­ла не на хо­ду и тре­бо­ва­ла ка­пи­таль­но­го ре­мон­та. К 8 ок­тяб­ря 1941 го­да на НИБТ по­ли­го­не чис­ли­лось 6 тан­ков Т-28, ко­то­рые вхо­ди­ли в «ре­зерв ГАБ­ТУ КА», ко­то­рый ис­поль­зо­вал­ся для по­пол­не­ния фор­ми­руе­мых тан­ко­вых бри­гад.

Доль­ше все­го в бое­вых час­тях Крас­ной Ар­мии Т-28 «про­жи­ли» в со­ста­ве 14-й ар­мии Ка­рель­ско­го фрон­та, дей­ст­во­вав­шей в За­по­ля­рье. В ав­гу­сте 1941 го­да из тан­ков 1-й тан­ко­вой ди­ви­зии в рай­оне Ал­ла­кур­ти сфор­ми­ро­ва­ли 107-й тан­ко­вый ба­таль­он. В ав­гу­сте 1941 го­да, уча­ст­вуя в бо­ях про­тив фин­ских час­тей, он по­нес боль­шие по­те­ри (до 50%), в том чис­ле и 10 тан­ков Т-28. К 1 сен­тяб­ря 107-й ба­таль­он имел в строю 3 Т-28, 12 БТ, 5 Т-26 и 5 ЛХТ-133 и ак­тив­но ис­поль­зо­вал­ся в бо­ях осе­ни 1941 го­да, при­чем по до­не­се­ни­ям ко­ман­до­ва­ния «при ис­поль­зо­ва­нии на­ших тан­ков осо­бый эф­фект да­ва­ли тан­ки Т-28».

В 1943 го­ду 107-й ба­таль­он пе­ре­фор­ми­ро­ва­ли в 90-й тан­ко­вый полк, ко­то­рый к 20 ию­ля 1944 го­да (мо­мен­ту на­ча­ла на­сту­п­ле­ния со­вет­ских войск в Ка­ре­лии) имел в сво­ем со­ста­ве 3 Т-28, 8 Т-26, 15 Т-30, 1 Т-60 и 3 Т-38. Это са­мое позд­нее (из най­ден­ных в до­ку­мен­тах) упо­ми­на­ние об ис­поль­зо­ва­нии тан­ков Т-28 час­тя­ми Крас­ной Ар­мии в Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­не.

Как уже упо­ми­на­лось, в хо­де «зим­ней» вой­ны фин­ны за­хва­ти­ли два Т-28. В ав­гу­сте 1941 го­да им дос­та­лось еще 10 (из со­ста­ва 107-го тан­ко­во­го ба­таль­о­на Крас­ной Ар­мии), из ко­то­рых они от­ре­мон­ти­ро­ва­ли и вве­ли в строй 5 ма­шин (из них од­ну эк­ра­ни­ро­ван­ную). Та­ким об­ра­зом, об­щее чис­ло тро­фей­ных Т-28 в фин­ской ар­мии дос­тиг­ло 7 еди­ниц. В со­ста­ве един­ст­вен­ной фин­ской тан­ко­вой бри­га­ды они экс­плуа­ти­ро­ва­лись до 1951 го­да. Сле­ду­ет от­ме­тить, что на все тро­фей­ные ма­ши­ны (за ис­клю­че­ни­ем эк­ра­ни­ро­ван­ной) фин­ны ус­та­нав­ли­ва­ли до­пол­ни­тель­ное бро­ни­ро­ва­ние, по ти­пу на­ших эк­ра­ни­ро­ван­ных Т-28, и за­щи­ту мас­ки пуш­ки спе­ци­аль­ны­ми бро­не­вы­ми пли­та­ми. В 1945 го­ду один из Т-28 был пе­ре­де­лан ими в ре­монт­но-эва­куа­ци­он­ную ма­ши­ну.

Не­боль­шое ко­ли­че­ст­во тро­фей­ных Т-28 име­лось в не­мец­кой, ру­мын­ской и вен­гер­ской ар­ми­ях.

В це­лом кон­ст­рук­цию тан­ка Т-28 мож­но при­знать дос­та­точ­но со­вер­шен­ной для сво­его вре­ме­ни. Со­став и рас­по­ло­же­ние воо­ру­же­ния, при­ме­ни­тель­но к кон­цеп­ции мно­го­ба­шен­ной ком­по­нов­ки, бы­ли оп­ти­маль­ны­ми. Три баш­ни, раз­ме­шен­ные в два яру­са, при не­за­ви­си­мом их управ­ле­нии обес­пе­чи­ва­ли эф­фек­тив­ное со­про­во­ж­де­ние пе­хо­ты мас­си­ро­ван­ным ог­нем; по­след­ний мог управ­лять­ся и кор­рек­ти­ро­вать­ся од­ним ко­ман­ди­ром.

При до­воль­но боль­шом со­от­но­ше­нии дли­ны к ши­ри­не - 2,04 - ма­нев­рен­ные ка­че­ст­ва Т-28 бы­ли не­пло­хи­ми и по ря­ду па­ра­мет­ров (осо­бен­но по ско­ро­сти) при­бли­жа­лись да­же к ана­ло­гич­ным ха­рак­те­ри­сти­кам лег­ких тан­ков БТ.

Под­вес­ка тан­ка, при всей ее гро­мозд­ко­сти, в це­лом ра­бо­та­ла на­деж­но. Она обес­пе­чи­ва­ла ма­ши­не дос­та­точ­но плав­ный ход и хо­ро­шую ус­той­чи­вость к вер­ти­каль­ным ко­ле­ба­ни­ям. Прав­да, ре­сурс не­ко­то­рых де­та­лей под­вес­ки (ста­ка­ны и пру­жи­ны све­чей, амор­ти­за­то­ры и т.д.) был не­ве­лик, они до­воль­но бы­ст­ро ло­ма­лись и тре­бо­ва­ли час­той за­ме­ны.

Не­смот­ря на ряд пе­ре­де­лок и улуч­ше­ний - уси­ле­ние амор­ти­за­то­ров хо­до­вых те­ле­жек, при­ме­не­ние уси­лен­ных опор­ных кат­ков, по­сто­ян­ное со­вер­шен­ст­во­ва­ние аг­ре­га­тов дви­га­те­ля и транс­мис­сии - не­дос­тат­ки пол­но­стью уст­ра­нить не уда­лось. Во мно­гом это бы­ло свя­за­но как со скуд­ной аг­ре­гат­ной ба­зой, так и с низ­кой тех­но­ло­ги­ей из­го­тов­ле­ния. Не сра­зу бы­ли го­то­вы к прие­му столь слож­ных бое­вых ма­шин и вой­ска.

С се­ре­ди­ны 1936 го­да на­деж­ность Т-28 зна­чи­тель­но по­вы­си­ли. Од­на­ко пла­ни­ро­вав­ший­ся пе­ре­ход Ки­ров­ско­го за­во­да на про­из­вод­ст­во Т-29 ото­дви­нул ра­бо­ты по мо­дер­ни­за­ции Т-28 при­мер­но на пол­то­ра го­да. И не бу­дет боль­шим пре­уве­ли­че­ни­ем ска­зать, что лишь ма­ши­ны вы­пус­ка 1939-1940 го­дов ста­ли наи­бо­лее со­вер­шен­ны­ми и ли­шен­ны­ми не­дос­тат­ков, при­су­щих Т-28 ран­них вы­пус­ков.

Тактико-технические характеристики Т-28 образца 1932 года

Экипаж: 6 человек
Масса: 25,2 тонны, 27,5-28,5 тонн
Вооружение: 76.2-мм пушка образца 1927/32 года, 64-70 выстрелов; 3-4 7,62-мм пулемета ДТ, 7938-8320 патронов
Броня (корпус)
Лоб, борта и корма: 30, 20 мм
Крыша: 10-15 мм
Днище: 10-15 мм
Броня (главная башня)
Лоб, борта, корма: 30, 20, 20-30 мм
Крыша: 15 мм
Броня (пулеметные башни)
Лоб, борта, корма: 20 мм
Крыша: 10 мм
Двигатель: 12-цилиндровый, 4-такт ный, карбюраторный М-17 или М-17Л
Мощность: 450-500 л.с. при 1400-1450 об./мин
Запас топлива: 650 л
Удельная мощность: 17,5-17,9 л.с./т
Длина: 7360-7440 мм
Ширина: 2810-2870 мм
Высота: 2620-2820 мм
Дорожный просвет: 500-560 мм
Максимальная скорость: 37-40 км/ч
Запас хода: 140-220 км
Склон: 43 градуса
Ров: 2700-3300 мм
Стена: 960 мм
Брод: 800 мм
Удельное давление на грунт: 0,72 кг/см 2

Тактико-технические характеристики Т-28Э или Т-28М
Экипаж: 6 человек
Масса: 31-32 тонны
Вооружение: 76,2-мм пушка Л-10, 69 выстрелов; 3-4 7,62-мм пулемета ДТ, 7939 патронов
Броня (корпус)
Лоб, борта и корма: 58-80, 40 мм
Крыша, днище: 23 мм
Днище: 10-15 мм
Броня (главная башня)
Лоб, борта, корма: 80, 40 мм
Крыша: 15 мм
Броня (пулеметные башни)
Лоб, борта, корма: 20 мм
Крыша: 10 мм
Двигатель: 12-цилиндровый, 4-тактный, карбюраторный М-17 или М-17Л
Мощность: 450-500 л.с. при 1400-1450 об./мин
Запас топлива: нет данных
Удельная мощность: 15,6-16,1 л.с./т
Длина: 7360-7440 мм
Ширина: 2810-2870 мм
Высота: 2620-2820 мм
Дорожный просвет: 500-560 мм
Максимальная скорость: 23 км/ч
Запас хода: 140-180 км
Склон: 43 градуса
Ров: 2700-3300 мм
Стена: 960 мм
Брод: 800 мм
Удельное давление на грунт: 0,77 кг/см 2
 
+28 -2 голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос

Партнеры
Наши друзья
На форуме обсуждают
Интересные материалы
Copyright © 2012 все права защищены, при копировании ссылка на ресурс обязательна
las-arms.ru © 2012
Для связи с администрацией сайта:
support@las-arms.ru
admin@las-arms.ru