Гангутский бой




Гангутская операция 21–27 июля 1714 г. О военной технике, средствах защиты и другую интересную информацию ищем в соответствующих разделах.




Гангутская операция 21–27 июля 1714 г.


В Начало

Гангутское морское сражение 1714 г. Морское сражение между русским и шведским флотом в ходе Северной войны 1700-1721 гг. у полуострова Гангут (Ханко) на Балтике. Русский галерный флот в составе 99 галер и скампавей, при 15 тыс. десанта под командованием генерал-адмирала Ф. М. Апраксина направлялся на укрепление русского гарнизона в г. Або. Путь ему преградил шведский флот (15 линкоров, 3 фрегата, 2 бомбардирских корабля, отряд гребных судов). Однако при маневрировании обоих флотов русским удалось блокировать шведские корабли в одном из фьордов. На предложение сдаться шведы ответили отказом, после чего командовавший флотом Петр I приказал атаковать противника. Потери шведов составили 361 чел. убитыми и 580 пленными. У русских - 127 убитых и 341 раненый. Это была первая победа молодого русского флота над сильным шведским флотом. Она позволила перенести боевые действия на собственно шведскую территорию.

Галерный флот должен был пройти финскими шхерами к Або, где располагались главные силы Финляндского корпуса генерала М.М. Голицына. После этого галерам следовало идти в Аландские острова и оттуда к шведскому берегу.

Произведя ремонт судов, гребной флот 21 июня вышел из Гельсингфорса и двинулся шхерным фарватером на запад. И через три дня он вошел в бухту у города Пойо в глубине шхер. Здесь была выгружена часть провианта для Финляндского корпуса М.М. Голицына.

29 июня галерный флот прибыл к деревне Тверминне у восточного побережья полуострова Гангут. Шведские суда, появившиеся в Финском заливе и доходившие до Гельсингфорса и Ревеля, не имели возможности препятствовать движению нашего галерного флота. Обогнуть же Гангут, чтобы продолжать дальнейший путь шхерами, было невозможно, потому что у самого мыса стоял сильный шведский флот из 28 вымпелов.

Выгодная позиция, занятая шведами, препятствовала дальнейшему движению нашего галерного флота, что могло сорвать успех всей кампании и принудить к отступлению армию, находящуюся в Финляндии под начальством М.М. Голицына.

На следующий день Ф.М. Апраксин вместе с генералом A.A. Вейде ходил на шлюпках для разведки. В донесении он извещал Петра I, что у Гангута стоят 15 линейных кораблей, 2 бомбардирских судна, прам, 8 галер и вспомогательные суда. В море крейсируют 5 кораблей и одна шнява. Шведским флотом командовал адмирал Г. Ватранг. Ф.М. Апраксин в нерешительности запрашивал у царя указаний.

Для отвлечения неприятеля предполагалось сделать нападение на него нашим корабельным флотом, но после «консилиума», созванного Петром, это было найдено крайне рискованным, так как у нас все корабли, кроме двух, не отличались ходкостью и в случае вероятного отступления могли быть взяты шведами. По численности русский корабельный флот не уступал шведскому, но по качеству судов, артиллерийскому вооружению, подготовке экипажей он не мог сравниться с противником. Так, на шведских кораблях насчитывалось 980 орудий, на русских — 832. Наш флот еще не представлял собой боевой тактически подготовленной силы. Но главное, у нескольких моряков обнаружили признаки чумы, и команды почти всех кораблей были переведены на берег.

Петр, прибывший 20 июля из Ревеля и осмотревший весь полуостров, отыскал на нем низкий песчаный перешеек длиной 2,5 км, на котором тотчас велел построить дорогу для перетаскивания галер на западную сторону полуострова. Предполагалось изготовить сани «на две скампавеи» каждые для перетаскивания судов по бревенчатому помосту. По устроенному таким образом волоку русские не намеревались перетягивать весь галерный флот. Перетащенные несколько легких галер должны были отвлечь внимание неприятеля, чтобы ослабить позицию шведского флота у Гангута.

Ночью 21 июля для наблюдения за флотом адмирала Г. Ватранга был выдвинут сторожевой отряд из 15 галер, ставший под прикрытием группы малых островов в миле от шведов.

23 июля началось строительство переволоки. Шведское командование, извещенное местными жителями о замысле русских, решило не допустить переброски русских судов через переволоку. С этой целью в полдень 25 июля от главных сил шведского флота, стоявшего на Гангутском плесе, отделились два отряда. Отряд вице-адмирала Э.Ю. Лиллье в составе 14 вымпелов пошел к Тверминне для нападения на главные силы русского флота. Отряд шаутбенахта Н. Эреншёльда (фрегат, 6 галер и 3 шхербота) направился к месту переволоки на западном берегу полуострова. На Гангутском плесе остались 6 линейных кораблей и 3 фрегата под командованием адмирала Г. Ватранга. Налицо было явное ослабление сил шведского флота в ключевом пункте — непосредственно у мыса Гангут. В то же время поход эскадры Э.Ю. Лиллье создавал угрозу для остававшихся в заливе у Тверминне 64 полугалер и скампавей — основной части русского галерного флота.

Выход в море шведской эскадры был немедленно замечен сторожевым отрядом авангарда из 15 галер, который усилил наблюдение за противником.

После полудня 25 июля, услышав пальбу на шведском флоте, Петр сам отправился на ближайший к неприятелю островок узнать о причине пальбы и увидел, что 14 судов отделились от флота и, по всей вероятности, идут в Тверминне, чтобы запереть там наш галерный флот, Ввиду такой страшной опасности Петр на собравшемся военном совете настоял, чтобы тотчас перевести галеры к Гангуту и часть их послать в обход шведского флота.

В это время в районе Гангута с ночи до полудня стояли обычно полные штили. Этим обстоятельством было решено воспользоваться для прорыва гребного флота в Або. Петр I приказал генерал-адмиралу Ф.М. Апраксину приготовиться к выходу из бухты Тверминне.

25 июля днем дул слабый юго-восточный ветер, к вечеру он затих. Вечером авангард гребного флота под командованием капитан-командора М.Х. Змаевича (20 скампавей) перешел из бухты Тверминне к месту стоянки сторожевого отряда. Главные силы были приведены в готовность к переходу.

В ночь с 25 на 26 июля установилась штилевая погода. Шведская эскадра стояла на Гангутском плесе так близко к берегу, как это позволяли глубины. Однако оставшихся кораблей было недостаточно для того, чтобы перекрыть весь Гангутский плес и не допустить прорыва русских судов. Г. Ватранг, обеспокоенный передвижением русского авангарда, приказал своим кораблям ночью перейти под парусами ближе к противнику. Начавшийся штиль нарушил строй флота противника и вынудил шведские корабли вновь стать на якорь.

К утру Петр принял решение обойти шведский флот мористее, вне дальности его огня. В 8 часов 26 июля первым начал прорыв на запад авангард под командованием М.Х. Змаевича. Шведские корабли снялись с якоря и на буксире шлюпок пошли к месту прорыва, но при этом продвигались крайне медленно. Огонь шведов не достигал прорывавшихся русских судов. Отряд Э.Ю. Лиллье, повернувший по сигналу Г. Ватранга на соединение с главными силами, не смог продвигаться из-за штиля. Это позволило русскому командованию вслед за отрядом М.Х. Змаевича направить на прорыв сторожевой отряд П.Б. Лефорта (15 скампавей). Он также прорвался, держась мористее шведского флота. Прорыв всех 35 галер был завершен к полудню и занял около трех часов.

Огибая полуостров Гангут, отряд М.Х. Змаевича встретил и обстрелял судно из отряда шаутбенахта Э.Д. Таубе (фрегат, галера и 6 шхерботов), шедшего по приказанию Г. Ватранга на соединение со шведским флотом. Увидев прорвавшиеся русские суда, Э.Д. Таубе повернул обратно к Аландским островам.

Во время прорыва сторожевого отряда Петр получил донесение о появлении у строящейся переволоки отряда Н. Эреншёльда. Надобность в переволоке в связи с прорывом судов отпала. Петр приказал прекратить ее строительство.

Отряду М.Х. Змаевича было приказано заблокировать и атаковать отряд Эреншёльда. Но с ходу атаковать шведский отряд русские галеры не могли, поскольку солдаты были до крайности утомлены многомильным ускоренным переходом на гребле мимо шведских кораблей. Н. Эреншёльд, увидев превосходящие силы русских, отошел на северо-запад в Рилакс-фьорд, где он был заблокирован отрядом Змаевича.

К полудню штиль прекратился, подул слабый юго-восточный ветер. Чтобы не допустить прорыва остальных 64 русских галер, Г. Ватранг приказал отряду Лиллье соединиться со своими главными силами. Шведский адмирал допустил новый просчет. По его приказанию стоявшие вблизи берега корабли были отбуксированы мористее. Шведский флот построился в две линии мористее, на месте прорыва русских гребных судов. Проход под берегом остался неприкрытым.

К вечеру 26 июля слабый юго-восточный ветер перешел в штиль. Это позволило русскому командованию вывести главные силы гребного флота из бухты Тверминне и укрыться за островами, где накануне стоял сторожевой отряд. Ночью шхерный район затянулся туманной дымкой, что еще более благоприятствовало прорыву русского флота.

Военный совет, созванный около 3 часов ночи, принял решение о прорыве. Гребные суда должны были в строю кильватерной колонны идти возможно ближе к берегу. Шведское командование из-за тумана не видело подготовки и выхода русского флота. В 4 часа утра 27 июля, также при совершенном штиле, в стройном порядке, следуя одна за другой, двинулись все остальные наши галеры, держась так близко к берегу, как только позволяла глубина. Авангард вел генерал A.A. Вейде, кордебаталию сам Ф.М. Апраксин, а в арьергарде шел генерал М.М. Голицын.

Шведские корабли по сигналу адмирала стремились под всеми парусами и с помощью буксировки шлюпками подойти к месту прорыва. Однако было полное безветрие, и лишь иногда дул легкий ветерок с севера, противный шведам. Бывшие несколько ближе к берегу три корабля сумели буксировкой ботами и шлюпками подойти на расстояние выстрела и открыли огонь. Шведы произвели более 250 выстрелов, но благодаря малым размерам галер, быстроте хода и большой дистанции выстрелы не достигали цели.

Все русские галеры, кроме одной, севшей на мель и доставшейся шведам, успешно обогнули мыс и присоединились к отряду М.Х. Змаевича.

Таким образом, русский галерный флот в составе 98 судов (одна скампавея села на мель и была взята шведами) с 15-тысячным десантом, боеприпасами, продовольствием и фуражом совершил прорыв в Абоские шхеры.

С прорывом русских галер мимо шведского флота была решена первая и наиболее важная задача кампании 1714 года: отныне собственно шведские земли, до того недосягаемые, ставились под угрозу вторжения — немаловажный стимул для заключения Швецией мирного договора на условиях оставления России требуемых ею Лифляндии, Эстляндии, Ижорской земли и Западной Карелии — широкого выхода на Балтику.

Оставалось решить вторую задачу — запереть и захватить эскадру Н. Эреншельда, зашедшую далеко в шхеры к северу от полуострова Гангут, что до крайности затрудняло возможность оказания ей помощи со стороны находившегося у мыса Гангут корабельного флота адмирала Г. Ватранга.

Отряд Эреншельда состоял из флагманского 18-пушечного фрегата «Элефант», шести галер, вооруженных 12 и 14 пушками малого калибра и имевших по две пушки 18- или 36-фунтовые. Эти галеры, с фрегатом посредине, стояли в глубине Рилакс-фьорда, в линии, фланги которой упирались в маленькие островки, за срединой линии находились три шхербота, имевшие от 4 до 6 пушек малых калибров (от 1 до 3 фунтов). Всего шведы имели 116 орудий (против русских галер могли действовать не более 92 орудий), команды шведских судов — 941 человек.

Небольшая ширина Рилакс-фьорда не позволяла русским развернуть весь гребной флот. Поэтому для атаки был выделен авангард из 23 скампавей, который занял позицию в полумиле от противника. Авангард разделили на три части. В центре были поставлены 11 скампавей под командованием Б.П. Лефорта и капитана 3-го ранга Я.А. Дежимона. На правом фланге уступом вперед построилась в две линии группа из шести скампавей генерала A.A. Вейде и М.Х. Змаевича. На левом фланге в таком же порядке стояла группа из шести скампавей бригадира М.Я. Волкова и капитана 2-го ранга Л.M. Демьянова. У русских могли стрелять до 95 пушек. Авангардом командовал генерал A.A. Вейде, фактически руководил боем Петр I с галеры, стоявшей за авангардом. На некотором расстоянии от авангарда, как тактический резерв, находились главные силы гребного флота. Приготовления к бою были закончены к 14 часам.

В 15-м часу, после того как Н. Эреншельд отверг предложение о сдаче, гребные суда атаковали противника. Две первые фронтальные атаки были отбиты ожесточенным огнем всех шведских кораблей. Русские изменили направление удара. Третья атака была направлена на фланговые суда шведов, что не позволяло им в полной мере использовать свое преимущество в артиллерии. Наряду с артиллерийским огнем русские использовали ружейный огонь. Цель атаки была достигнута: русским удалось навязать противнику абордажный бой, не выдержав которого шведы стали сдаваться в плен; наиболее упорно оборонялся флагманский фрегат «Элефант».

В результате боя, продолжавшегося с 14 до 17 часов, все шведские корабли были взяты в плен. Шведы потеряли убитыми 361 человека (более трети команд), остальные 580 человек, в том числе и раненые, были взяты в плен. В плен был взят и израненный Н. Эреншельд. Потери русских убитыми составили 124 человека, ранеными — 342 человека.

Победа у Гангута позволила галерному флоту занять Аландские острова, перерезать коммуникации по Ботническому заливу метрополии с войсками генерала К.Г. Армфельта на севере Финляндии и заставить их отступить к Торнео на территорию собственно Швеции.

Победою при Гангуте обеспечивалось прочное занятие всей Финляндии, причем для нападения русских открывалось все балтийское побережье Швеции, не исключая самого Стокгольма. Гангутскую победу с торжеством праздновали в Петербурге, куда с триумфом приведены были взятые у шведов суда; все участвовавшие в сражении офицеры и нижние чины награждены медалями, а шаутбенах Петр Михайлов произведен в вице-адмиралы.

+14 -2 голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос

Партнеры
Наши друзья
На форуме обсуждают




Copyright © 2012 все права защищены, при копировании ссылка на ресурс обязательна
las-arms.ru © 2012
Для связи с администрацией сайта:
support@las-arms.ru
admin@las-arms.ru